Конспект экономиста:)

Меню

Метка: земля

Всё о кадастровой стоимости

Приобретение земельного участка является выгодным вложением средств. Цена данного ресурса ввиду стабильного спроса неизменно возрастает. Для того чтобы купить или продать землю необходимо определить ее кадастровую стоимость. Также эта величина оказывает непосредственное влияние на размер арендной платы за землю промышленного назначения, налогов за пользование сельскохозяйственными угодьями и другие эксплуатационные затраты.

Кадастровая стоимость – это величина, которая отражает такие параметры земельного участка как расположенность, спрос на рынке и его цену. Все эти параметры достаточно многофакторные, поэтому изменения кадастровой стоимости могут происходить достаточно часто. Не всегда новая цена, назначенная государственными службами, является справедливой. Поэтому, чтобы не нести лишних затрат, потенциальному владельцу земли следует провести параллельный подсчет всех известных факторов, которые будут влиять на цену участка, или доверить этот вопрос независимым специалистам. Профессионалы помогут вам определить истинную ценность участка, учитывая такие факторы, как:

  • первоначальная оценка земли;
  • произведенные на ней улучшения;
  • текущий спрос на рынке;
  • актуальность месторасположения и др.

Законодательство закрепляет четко регламентированный перечень факторов, которые должны оказывать влияние на конечную кадастровую стоимость, однако оперирование факторами спроса зачастую приводит к завышению цены до пределов, которые можно назвать неадекватными. Особенно часто такая ситуация наблюдается в секторе земель для коммерческой деятельности и жилых застроек. Несмотря на то, что цена фактора соответствия спроса и предложений — это достаточно расплывчатая величина, ее вполне возможно оспорить в пользу потенциального арендатора/владельца земли. Такой способ минимизации затрат, как правило, осуществляется в административном порядке. В случае если стороны не приходят к соглашению в данном вопросе, возможен перенос спора в суд. Специалисты нашей компании имеют огромный опыт в разрешении споров подобного рода. Мы поможем вам установить достоверную стоимость земельного участка и доказать ее в государственных службах. Одним из направлений деятельности нашей компании является юридическое сопровождение при осуществлении действий по приведению в соответствие кадастровой стоимости участков. Мы поможем вам провести правовую экспертизу, которая будет направлена на соблюдение ваших интересов. Также мы окажем помощь в инициации обжалования в административном порядке решений исполнительной власти. Многолетняя практика в вопросах, связанных с уменьшением цены за пользование участком, позволила досконально вникнуть в мельчайшие детали правовых аспектов данного процесса, благодаря чему определение кадастровой стоимости осуществляется в порядке, который гарантирует получение справедливых, выгодных заказчику, результатов.

Земельные ресурсы МСХ

Земельные ресурсы составляют основу аграрного производства. Земля – это базис, фундамент жизнедеятельности человека, а в сельском хозяйстве земля – это и незаменимое средство производства; земля содержит минеральные ресурсы, роль её огромна.

Сельскохозяйственные угодья – это земли, которые используются для производства сельскохозяйственной продукции.

В мире известны следующие типы сельскохозяйственных угодий:

  • Пашни (включая посевы, пары и огороды) – земли, систематически обрабатываемые и используемые для посевов сельскохозяйственных культур.
  • Пары – это пашни, которые обработаны, но не засеяны с целью повышения плодородия почвы.
  • Залежи – это неиспользуемые или законсервированные земли.
  • Сенокосы – земли, засеянные культурами, идущими на корм скоту.
  • Пастбища – земли, используемые для выпаса сельскохозяйственных животных.
  • Многолетние насаждения – это сады, виноградники, кустарники, чайные, кофейные плантации.

Данные, характеризующие земельный фонд планеты

Общая площадь земной поверхности составляет 510 миллионов километров квадратных, на долю суши приходится примерно 29% — 149 млн. километров квадратных, остальное занимают моря и океаны. Сельскохозяйственные угодья занимают примерно 1/3 от площади суши (без Антарктиды), или около 4,6 млрд. га.

При этом площадь обрабатываемых земель составляет 1,5 млрд. га, в том числе пашни -1 млрд. га (22% от сельхозугодий), сенокосы и пастбища — 3,2 млрд. га (~70%), многолетние насаждения — 0,4 млрд. га (~8%), леса — более 4 млрд. га (~30% земельной площади планеты).

Уровень сельскохозяйственной освоенности – удельный вес сельскохозяйственных угодий к общей площади, он равен 31% (в мире). В странах Западной Европы – 43%, страны Востока – 28%, Латинская Америка – 35%, СНГ – 27%, США – 47%, Япония – 14%, в РБ – 45%.

Самым пригодным и наиболее эффективным типом сельскохозяйственных угодий является пашня. Уровень распаханности в мире составляет 22%.

На каждой конкретной территории сельскохозяйственные угодья размещены в определённом сочетании.

Европа

Для Европы характерен наибольший уровень распаханности ~30%, что является результатом длительного аграрного производства, густоты населения, благоприятных природно-климатических условий. Европа располагает 10% мировой площади пашни.

Азия

В Азии коэффициент распаханности равен 15%, правда, в различных странах этот показатель отличается: от 80% в Бангладеш до 1% в Саудовской Аравии. Здесь сосредоточено около 30% мировой площади пашни. На кормовые угодья приходится около 10% всех земель.

Северная Америка и страны СНГ

В Северной Америке и СНГ уровень распаханности составляет около 20%, сосредоточено по15% мировой площади пашни.

Латинская Америка

В Латинской Америке уровень распаханности составляет 7%, что определяется наличием засушливых и влажно-тропических областей, преобладают залежные земли и подсечно-огневое земледелие.

Африка

Уровень распаханности здесь также составляет около 7%, на кормовые угодья приходится 25% земель, однако их продуктивность очень низкая и постоянно ухудшается. Особое здесь получило кочевое скотоводство.

На долю Латинской Америки и Африки приходится около 20% мировой пашни.

Австралия

В Австралии уровень распаханности составляет менее 6%, сосредоточено около 5% мировой площади пашни. Малая распаханность объясняется засушливостью климата, бедностью поверхностными водами и рядом социально-экономических и исторических причин (поздняя колонизация, удалённость от Европы, малочисленность прибывших переселенцев).

Однако Австралия выделяется богатством кормовых угодий, где они занимают свыше 50% площадей. Малая лесистость, низкая распаханность, засушливый климат определяют пригодность использования обширных пространств лишь для выпаса скота.

Землеобеспеченность в мире

Земля огромна… Такой представлялась она нашим предкам в древности. Первобытный человек чувствовал себя затерянным в необозримых степных просторах. Первым земледельцам казалось, что земли хватит всем и навсегда. К примеру, в 1800 году в распоряжении человека было примерно 7,4 млрд. га сельхозугодий, представленных разнообразными почвами. За последние 200 лет разрушительное воздействие человека на природу и, в частности, на землю, по своим результатам во много раз превзошло всё то, что происходило в течение предшествующих тысячелетий. Только за минувшее столетие из-за размывания и выветривания выведено из оборота более 2 млрд. га земель, пригодных для обработки.

В 1960 году при населении 3 млрд. человек в мире было 1,5 млрд. га пашни. На каждого жителя в мире приходилось по 0,5 га, что приемлемо для жизнеобеспечения по нормам, принятым в США и в Европе. К 2000 году вследствие быстрого прироста населения на каждого жителя приходилось уже по 0,25 га, т.е. почти в 2 раза меньше.

Землеобеспеченность характеризуется с помощью следующих показателей:

  1. площадь сельскохозяйственных угодий на душу населения;
  2. площадь пашни на душу населения.
  1. За последние 30 лет площадь сельскохозяйственных угодий в мире увеличилась на 5%, но в расчёте на душу населения произошло сокращение более чем на 1/3 и составляет — 1,35 га и 0,85 га. Основная причина — чрезвычайно быстрый рост населения. Австралия, Северная Америка, Новая Зеландия – наибольшие показатели; в Японии – наименьшие показатели.
  2. За анализируемый период площадь пашни в мире также увеличилась на 4,5%, но в расчёте на душу населения сократилась с 0,4 га до 0,25 га. Казахстан (до 2га), Канада (1,8 га) – наибольшие показатели; в Китае – 0,08 га, в Японии – 0,03 га, в РБ — 0,6 га.

Землепользование в мире

Несмотря на некоторые негативные тенденции, произошедшие в землеобеспеченности, в мире наблюдалось увеличение производства сельскохозяйственной продукции. Это обеспечивалось в основном за счёт интенсификации сельского хозяйства, химизации, ирригации (орошения).

В мире происходит ухудшение, деградация земельных ресурсов. Ежегодно планета теряет ~10 млн. га пашни вследствие эрозии, заболачивания, опустынивания.

Приведём некоторые примеры деградации почвы в странах мира:

  • Китай: Эрозии подвержено более трети территории Китая, т.е. примерно 3,7 млн. км кв. Засоление уменьшило площадь сельхозугодий на 7 млн. га; использование необработанных городских нечистот серьёзно повредило более 2,5 млн. га и ещё около 7 млн. га загрязнено промышленными отходами.
  • Россия: Эродированная площадь увеличивается ежегодно на 400-500 тыс. га. Эрозия характерна для 2/3 российских пахотных земель. Водяная эрозия создала около 400 тыс. оврагов, занимающих более 500 тыс. га. 1/6 часть российских пахотных земель загрязнена в такой степени, что она стала непригодной даже для промышленного использования.
  • Иран: До 95% земли, занятой в сельском хозяйстве, оценивается как деградирующая.
  • Пакистан: 16% сельскохозяйственных земель страдают от засоления. В целом деградировано более 60% сельхозугодий страны.
  • США: Ежегодно под прокладку дорог уходит почти 0,5 млн. га земли, главным образом, пригодной для сельского хозяйства.

Примеров можно приводить бесчисленное множество.

Эрозия особенно опасна тем, что восстановление плодородного слоя почвы происходит крайне медленно: примерно 2,5 см за 500 лет. Для восстановления слоя толщиной в 15 см, необходимого для нормального производства сельскохозяйственных культур, необходимо почти 3000 лет. Применение химикатов и пестицидов нарушило нормальный цикл возобновления культурного слоя почвы.

За последние 40 лет потеряна примерно треть пахотных земель вследствие урбанизации, строительства дорог, засоления и заболачивания. Во всём мире с 1945 года утрачено для сельского хозяйства 1,2 млрд. га – площадь, примерно равная Индии и Китаю, вместе взятым. Однако специалисты утверждают, что в мире имеются все необходимые технологии для прекращения эрозии почв и сохранения лесов, но никто и нигде не занимается их внедрением в достаточных масштабах.

Резервов для освоения новых земель в мире осталось совсем мало: за счет леса и малопродуктивных земель. В целом по миру, как рассчитывают эксперты, можно освоить дополнительно 500 млн. га, но эти земли по плодородию значительно хуже уже используемых и потребуется большие финансовые затраты. Основной резерв отмечается в азиатских странах.

Надлежащее использование земли

Не может быть сомнений, что величайший среди материальных ресурсов — это земля. Изучите, как общество использует свою землю, и вы сможете вполне достоверно заключить, каково будет его будущее. Земля обеспечивает существование пахотного слоя почвы, который, в свою очередь, обеспечивает существование необъятного многообразия живых существ, включая человека. В 1955 году Том Дейл и Верной Джилл Картер, экологи с большим стажем, опубликовали книгу под названием «Пахотный слой и цивилизация». Нет ничего лучше для решения стоящих передо мной в данной статье задач, чем процитировать некоторые из ее вступительных абзацев:

Цивилизованный человек почти всегда был способен добиться временного господства над окружающей средой. Его главной бедой стала иллюзия, будто это господство вечно. Он считал себя «господином мира», не имея полного понимания законов природы.

Человек, будь он цивилизован или дик, — дитя природы, а не ее господин. Если он хочет сохранить власть над своей окружающей средой, то должен действовать с оглядкой на определенные природные законы. Пытаясь обмануть эти законы, он обычно разрушает ту естественную окружающую среду, на которую опирается его собственное существование. И когда окружающая среда стремительно разрушается цивилизация приходит к упадку.

Кто-то обобщил всю историю словами: «Цивилизованный человек прошествовал по лицу Земли, оставив пустыни в отпечатках своих ног». Такое утверждение, быть может, и преувеличено, но не лишено оснований. Цивилизованный человек разграбил большинство земель, на которых жил долгое время. Это главная причина, по которой развивающиеся цивилизации перемещались с места на место. Это главная причина упадка цивилизаций в издавна населенных регионах. Это — главенствующий фактор, определивший все исторические тенденции.

Те, кто пишет историю, редко замечали, какое значение имеет использование земли. Не похоже, чтобы они осознавали, что судьбы большинства человеческих цивилизаций и империй были в значительной степени определены тем, каким образом использовалась земля. Осознавая влияние окружающей среды на историю, они при этом не в состоянии заметить, что человек обычно изменял или грабил свою окружающую среду.

Каким образом цивилизованный человек грабил благоприятную для него окружающую среду? Главным образом, истощая или уничтожая природные ресурсы. Он вырубал или сжигал большую часть пригодного к использованию дерева на лесистых горных склонах и в долинах. Чрезмерным выпасом своего домашнего скота он превращал травянистые луга в голую пустошь. Он истреблял множество диких животных, рыб и других водных обитателей. Он допускал, чтобы эрозия лишила его фермерские угодья плодородного пахотного слоя. Он позволял унесенной эрозией почве засорить реки и наполнить его водохранилища, ирригационные каналы и гавани илом. Во многих случаях он использовал и растрачивал большую часть легко добываемых металлов и других полезных ископаемых. После этого либо его цивилизацию ожидал упадок посреди им самим учиненных грабежей, либо он переселялся в новое место. К настоящему моменту существовало от десяти до тридцати цивилизаций (число зависит от того, какой классификацией цивилизаций мы воспользуемся), прошедших по этому пути к краху.

Похоже, «экологическая проблема» не так нова, как часто представляют. Но есть два решительных отличия:

  • во-первых, Земля сегодня населена гораздо гуще, чем в прежние времена, и переселяться по большому счету некуда
  • во-вторых, темп изменений идет намного быстрее, особенно в последнюю четверть столетия

И все равно по-прежнему господствует убеждение, что (что бы там ни случилось с цивилизациями прежних времен), наша собственная, современная западная цивилизация освободилась из-под зависимости от природы. Показательна позиция главного редактора «Бюллетеня ученых-атомщиков» Евгения Рабиновича. В выпуске газеты «The Times» от 29 апреля 1972 года он пишет:

Единственные животные, — исчезновение которых могло бы угрожать биологическому выживанию человека на Земле — это бактерии, населяющие наши тела. Что касается всех остальных — нет убедительных доказательств того, что человечество не сумело бы выжить, даже оставшись единственным видом животных на Земле! Если бы были созданы экономические условия для синтеза пищи из сырых неорганических материалов (что, скорее всего, рано или поздно произойдет), человек стал бы независим даже от растений, от которых сегодня он зависит как от источника пищи…

Лично у меня — и, подозреваю, у подавляющего большинства людей — вызвала бы содрогание сама идея [обитать в среде, лишенной животных и растений]. Но миллионы жителей «городских джунглей» Нью-Йорка, Чикаго, Лондона или Токио выросли и провели всю жизнь в практически «азойской» среде обитания (если не считать крыс, мышей, тараканов и прочих омерзительных видов) и выжили.

По-видимому, Евгений Рабинович рассматривает приведенное в прессе заявление как «имеющее рациональное оправдание». Он с сожалением говорит о том, что «в последние годы в печати было высказано — порой очень уважаемыми учеными — много не имеющих рационального оправдания соображений о священности природных экосистем, их естественной стабильности и об опасности вмешательства в них со стороны человека».

Что есть «рациональное» и что есть «священное»? Человек — господин природы или ее дитя? Если синтез пищи из неорганических материалов станет «экономически целесообразен» («что, скорее всего, рано или поздно произойдет»), если мы перестанем зависеть от растений, то связь между цивилизацией и пахотным слоем почвы будет разорвана. Будет ли? Эти вопросы дают понять, что «надлежащее использование земли» представляет собой не техническую и не экономическую, а прежде всего метафизическую проблему. Очевидно, что эта проблема принадлежит к более высокому уровню рационального мышления, чем тот, что представлен в последних двух цитатах.

Всегда есть вещи, которые мы делаем ради них самих, и вещи, которые мы делаем для достижения какой-то другой цели. Одна из самых важных задач любого общества — провести различие между целями и средствами-для-целей, прийти к некой единой точке зрения и к соглашению на этот счет. Земля — это всего лишь средство производства или нечто большее, цель сама по себе? Говоря «земля», я имею в виду и населяющих ее существ.

Не годится подсчитывать полезность вещей, которые мы совершаем просто ради того, чтобы их совершать. Например, большинство из нас старается содержать себя в определенной чистоте. Почему? Только ли из соображений гигиены? Нет, значение гигиены второстепенно: мы воспринимаем чистоту как ценность саму по себе. Мы не подсчитываем ее стоимость — экономическому исчислению тут просто не место. Можно было бы доказать, что мытье экономически нецелесообразно: оно стоит времени и денег, а в его процессе ничего не производится — кроме чистоты. Есть много таких видов деятельности, которые экономически совершенно нецелесообразны, но их продолжают осуществлять ради них самих. Экономисты нашли простой способ их анализировать: они делят всю человеческую деятельность на «производство» и «потребление». Все наши действия, попадающие в раздел «производство», подлежат экономическому исчислению, а все, относящиеся к разделу «потребление», — не подлежат. Но реальная жизнь плохо поддается таким классификациям, потому что человек-производитель и человек-потребитель — это в действительности один и тот же человек, который всегда производит и потребляет одновременно. Даже рабочий на заводе потребляет определенные «удобства», обычно называемые «условиями труда», и если предоставляемые «удобства» недостаточны, он не может — или отказывается — продолжать работу. И даже про человека, потребляющего воду и мыло, можно сказать, что он производит чистоту.

Мы производим для того, чтобы в качестве «потребителей» быть в состоянии позволить себе определенные преимущества и комфорт. Но если бы кто-то потребовал этих преимуществ и этого комфорта непосредственно в процессе «производства», ему бы сказали, что это экономически нецелесообразно, неэффективно, и что общество не может такого себе позволить. Другими словами, все зависит от того, выполняется ли действие человеком-производителем или человеком-потребителем. Если человек-производитель путешествует первым классом или пользуется роскошным автомобилем, то это называют пустой тратой денег. Но когда тот же самый человек, только в ипостаси человека-потребителя, делает то же самое, это называют признаком высокого уровня жизни.

Нигде эта дихотомия не видна так отчетливо, как в связи с использованием земли. Фермер рассматривается исключительно в качестве производителя, который должен всеми возможными способами снижать издержи и увеличивать эффективность, даже если тем самым он навредит здоровью почвы и красоте ландшафта, даже если конечным результатом будет обезлюдение земли и перенаселение городов. Сегодня есть такие владельцы масштабных фермерских хозяйств, плодоовощеводы и производители продуктов питания, которые и не подумают потреблять собственную продукцию. «К счастью, — говорят они, — у нас достаточно денег, чтобы позволить себе продукты, выращенные органически, без использования ядов». Когда их спрашивают, почему они сами не придерживаются органических методов и неизбегают использования ядовитых веществ, они отвечают, что этого они позволить себе не могут. Одно дело — что может позволить себе человек-производитель, совсем другое — что может позволить себе человек потребитель. Но поскольку оба они — один и тот же человек, вопрос о том, что же в действительности человек (или общество) может себе позволить, вызывает нескончаемую путаницу.

Мы не сможем разобраться с этой путаницей до тех пор, пока будем рассматривать землю и населяющих ее существ исключительно как «факторы производства». Они, разумеется, являются-таки факторами производства, то есть средствами-для-целей, но это — второстепенное в их природе, а не основное. Прежде всего они — цели сами по себе; они — метаэкономичны, и когда мы утверждаем в качестве факта, что они в определенном смысле священны, это имеет рациональное оправдание. Человек не создавал их, и нет ничего рационального в том, чтобы относиться к тому, что мы не создали и не можем создать, а испортив, не можем воссоздать, в той же манере, в какой нам позволено относиться к тому, что мы создали сами.

Высшие животные имеют экономическую стоимость в силу своей полезности, но они имеют и метаэкономическую ценность сами по себе. Если у меня есть автомобиль — вещь, созданная людьми, то я вполне законно могу полагать, что наилучший способ использовать его, не заботясь о техническом обслуживании, — эксплуатировать, пока не выйдет из строя. Действительно, я рассчитал, что таков экономически наиболее целесообразный метод его использования. Если рассчеты были правильны, то никто не может критиковать меня за то, что я ими руководствуюсь, ведь в созданной человеком вещи, такой как автомобиль, ничего священного нет. Но если у меня есть животное (пусть даже это всего-навсего курица или теленок) — живое, наделенное чувствами существо, могу ли я относиться к нему исключительно с точки зрения полезности? Могу ли я эксплуатировать его, пока оно не выйдет из строя?

Бесполезно пытаться ответить на такого рода вопросы с помощью научных методов. Это вопросы метафизики, а не точной науки. Уравнивать «автомобиль» и «животное» исходя из их полезности и не осознавать при этом наиболее основополагающего различия между ними, различия в «уровнях бытия» — метафизическое заблуждение, способное привести к тяжелейшим последствиям на практике. В наш век неверия мы с самодовольным презрением смотрим на священные формулы, с помощью которых религия помогала нашим предшественникам осознать значение метафизических истин.

«И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском» — не для праздности, а для того «чтобы возделывать его и хранить его». И, кроме того, Он дал человеку владычество «над рыбами морскими [и над зверями,] и над птицами небесными, [и над всяким скотом, и над всею землею,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле». Когда Он создал «зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их», то увидел, что это «хорошо».

Но когда Он увидел все, что Он создал, всю биосферу, как мы сказали бы сегодня, то заметил, что это было «очень хорошо». Человеку, высшему из его созданий, было дано «владычество», а не право тиранить, разрушать и уничтожать. Бесполезно говорить о человеческом достоинстве, не принимая этого noblesse oblige. Всегда и во всех традициях для человека считалось ужасным и бесконечно опасным ставить себя в преступное отношение к животным, в особенности к издавна одомашненным. Ни в нашей истории, ни в чьей-либо еще, не было мудрецов или святых, которые были бы жестокими с животными или не видели в них ничего, кроме полезности. Зато бесчисленны истории и легенды, в которых святость, так же как и счастье, связывается с сердечной добротой к низшим созданиям.

Интересно заметить, что от имени науки современному человеку говорят, что он в действительности — не кто иной, как обезьяна без шерсти или даже случайное сцепление атомов.

«Теперь, — говорит профессор Джошуа Ледерберг, — мы можем дать определение человека. По крайней мере, с точки зрения генотипа, он — шесть футов особой молекулярной последовательности атомов углерода, водорода, кислорода, азота и фосфора».

Будучи столь «скромного» мнения о самом себе, еще «скромнее» современный человек думает о служащих его нуждам животных и относится к ним, как если бы они были машинами. Другие, менее искушенные люди (а может, менее развращенные?) выказывают иное отношение. X. Филдинг Холл, находясь в Бирме, сообщал:

Для него [бирманца] люди — это люди, животные — это животные, и люди стоят намного выше животных. Но из этого он не делает вывода, что превосходство человека разрешает ему убивать животных или дурно с ними обращаться. Все как раз наоборот. Именно потому, что человек стоит настолько выше животного, он может и должен проявлять по отношению к животным величайшую заботу, испытывать к ним величайшее со страдание и делать им добро всеми возможными способами. Девиз бирманца: noblesse oblige. Если ему и неведомы эти слова, то ведом их смысл.

В Книге притчей Соломоновых мы читаем, что праведный печется и о жизни скота своего, сердце же нечестивых жестоко. Святой Фома Аквинский писал:

«Очевидно, что если человек изъявляет сострадательную приязнь к животным, то он тем более предрасположен испытывать сострадание к другим людям».

Никто не спрашивал, могли ли люди позволить себе жить согласно этим убеждениям. На уровне ценностей, целей-самих-по-себе, не существует такого вопроса — можно ли их «себе позволить»?

То, что можно сказать применительно к населяющим землю животным, можно равным образом — без намека на сентиментальность — сказать и применительно к самой земле. Хотя невежество и алчность вновь и вновь подрывали плодородие почвы до такой степени, что это приводило к краху целых цивилизаций, не существовало ни одного традиционного учения, в котором не осознавались бы метафизическая ценность и значение «щедрой земли». И там, где с этими учениями считались, целостным и здоровым становилось не только сельское хозяйство, но и все прочие элементы цивилизации. И наоборот, там, где люди воображали, что не могут «позволить себе» работать в сотрудничестве с природой, а не против нее, результатом становилась болезненность почвы, которая неизменно передавалась всем остальным элементам цивилизации.

В наше время главную опасность для почвы, а вместе с тем не только для сельского хозяйства, но и для цивилизации в целом, представляет та решимость, с которой городские люди применяют к сельскому хозяйству принципы промышленности. Не найти более показательного примера, иллюстрирующего эту тенденцию, чем пример доктора Сикко Л. Мансхольта, который, будучи вице-председателем Европейского экономического сообщества, начал осуществление «плана Мансхольта в европейском сельском хозяйстве». По его убеждению, фермеры — это:

«группа, которая до сих пор не восприняла стремительных изменений в обществе». Большинство из них должны оставить фермерство и превратиться в городских работников промышленности, потому что «заводские рабочие, те, кто занят на стройках, и те, кто выполняет административную работу, уже сейчас имеют пятидневную рабочую неделю и две недели отпуска в год. Скоро у них, возможно, будет четырехдневная рабочая неделя и четыре недели отпуска в год. А что же фермер? Он приговорен к семидневной рабочей неделе — ведь корову, за которой нужно ухаживать только пять дней в неделю, еще не изобрели — а отпусков у него нет вообще».

Соответственно, план Мансхольта состоит в том, чтобы как можно быстрее достичь, во-первых, объединения множества малых семейных ферм в крупные сельскохозяйственные единицы, управляемые по заводскому типу, и, во-вторых, максимального сокращения доли населения, занятой в сельском хозяйстве. Людям необходимо оказать поддержку, «которая откроет перед фермерами как старшего, так и младшего поколений возможности уйти из сельского хозяйства».

Как правило, обсуждая план Мансхольта, о сельском хозяйстве говорят как об одной из европейских «отраслей промышленности». Встает вопрос, действительно ли сельское хозяйство — отрасль промышленности, или же оно представляет собой нечто принципиально иное. Поскольку это вопрос метафизический, или, говоря иначе, метаэкономический, нет ничего удивительного в том, что экономисты его не поднимают.

Итак, основополагающий «принцип» сельского хозяйства состоит в том, что оно имеет дело с жизнью, то есть с живыми существами. Его продукты — результаты живых процессов, а его средства производства — живая почва. Кубический сантиметр живой почвы содержит миллиарды живых организмов, для исчерпывающего изучения которых потребовались бы способности, далеко превосходящие человеческие. В то же время основополагающий «принцип» современной промышленности состоит в том, что она имеет дело с технологиями, созданными человеком, сырьем для которых служат рукотворные неживые материалы. Идеал промышленности — устранение живых существ. Рукотворные материалы потому предпочтительны природным, что их можно изготовлять по шаблону, осуществляя идеально точный контроль качества. Рукотворные машины работают надежнее и предсказуемее, чем живые существа, такие как, например, люди. Идеал промышленности — устранить фактор живого, включая человеческий фактор, и отдать производственный процесс во власть машин. Альфред Норт Уайтхед определил жизнь как «выпад, направленный в адрес монотонного механизма вселенной». И мы могли бы определить современную промышленность как «выпад против непредсказуемости, непунктуальности, типичной непокорности и строптивости живой природы и в том числе человека».

Другими словами, не может быть сомнений в том, что основополагающие «принципы» сельского хозяйства и промышленности не просто несовместимы, но противоположны друг другу. Реальная жизнь полна трений, тут и там создаваемых несовместимостью в равной степени нужных противоположностей. Так же, как жизнь была бы бессмысленна, если бы не было смерти, и сельское хозяйство было бы бессмысленно, если бы не было промышленности. Но это не отменяет той истины, что сельское хозяйство первично, а промышленность вторична, а означает, что человеческая жизнь может продолжаться в отсутствие промышленности, но не в отсутствие сельского хозяйства. Однако человеческая жизнь на уровне цивилизации требует соблюдения баланса этих двух принципов. Но этот баланс неминуемо нарушается, когда люди не в состоянии осознать принципиального различия между сельским хозяйством и промышленностью (различие такое же огромное, как различие между жизнью и смертью) и пытаются обращаться с сельским хозяйством как с еще одной отраслью промышленности.

Разумеется, этот довод не нов. Группа экспертов с мировым именем лаконично сформулировала его в работе «Будущее европейского сельского хозяйства»:

Разные части света в зависимости от их климата, качества почвы и цен на рабочую силу имеют очень разные преимущества при производстве того или иного товара. Все страны выиграли бы от такого разделения труда, которое позволило бы каждой стране сосредоточиться на тех сельскохозяйственных операциях, которые в ее условиях наиболее производительны. Результатом стали бы как более высокий доход сельскохозяйственного сектора, так и более низкие издержи экономики в целом, в особенности промышленности. Нельзя найти фундаментального оправдания для сельскохозяйственного протекционизма.

Будь это действительно так, оставалось бы совершенно непостижимым, почему сельскохозяйственный протекционизм был на протяжении всей истории скорее правилом, чем исключением. Почему в большинстве стран чаще всего не горят желанием получить столь соблазнительную награду за выполнение таких простых предписаний? Именно потому, что «сельскохозяйственные операции» затрагивают нечто большее, чем получение доходов и снижение издержек: они затрагивают взаимоотношения человека и природы как таковые, образ жизни общества в целом, здоровье, счастье и гармонию человека в той же мере, в какой и красоту его среды обитания. Поскольку всему этому в рассуждениях экспертов нет места, нет в них места и человеку — даже если эксперты и пытаются найти там для него место, так сказать, post factum, уверяя, что сообщество ответственно за «социальные последствия» принятой им политики. План Мансхольта, по мнению экспертов, представляет собой смелую инициативу. Он основан на принятии фундаментального принципа: доходы от сельскохозяйственной деятельности только в том случае удастся сохранить на прежнем уровне, если сокращение численности населения, занятого в сельском хозяйстве, будет ускорено, и если фермы быстро достигнут экономически жизнеспособного размера… Сельское хозяйство, по крайней мере, в Европе, принципиальным образом ориентировано на пищевое производство… Хорошо известно, что по мере роста реального дохода спрос на пищу растет относительно медленно. Это ведет к тому, что совокупные доходы, получаемые в сельском хозяйстве, растут относительно медленно по сравнению с доходами в промышленности; поддержание равных темпов роста среднедушевого дохода возможно только в случае соответствующих темпов снижения числа занятых в сельском хозяйстве… Вывод, похоже, неизбежен: в условиях, характерных для иных развитых стран, для удовлетворения потребностей сообщества хватило бы и трети нынешних фермеров.

Если мы, подобно самим экспертам, займем метафизическую позицию грубейшего материализма, для которого денежные издержки и денежные доходы — окончательные критерии и детерминанты человеческих действий, а живой мир имеет значение лишь в качестве карьеры для разработки, то возразить что-то на эти утверждения будет трудно.

Но существует и более широкий взгляд: земля — бесценный актив, а задача человека и вопрос его счастья — «возделывать и хранить» ее. Можно сказать, что, распоряжаясь землей, человек должен преследовать три цели: здоровье, красоту и постоянство. Достижение четвертой цели (и единственной, которую признают эксперты) — производительности — будет в этом случае практически побочным эффектом. Для грубого материалиста сельское хозяйство «принципиальным образом ориентировано на пищевое производство». Но в глазах сторонника более широкого взгляда, перед сельским хозяйством стоят по меньшей мере три задачи:

  • поддерживать связь человека с живой природой, чрезвычайно уязвимой частью которой он был, есть и будет оставаться
  • очеловечивать и облагораживать людскую среду обитания в целом
  • создавать продукты питания и прочие материалы, необходимые для достойной жизни

Я не верю, что цивилизация, которая признает только третью задачу и решает ее с такой беспощадностью и насилием, не просто отрицает две другие задачи, но систематически противится их решению, имеет хоть какие-то шансы на длительное выживание. Сегодня мы гордимся тем, что доля людей, вовлеченных в сельское хозяйство, упала до очень низкого уровня и продолжает падать. Великобритания производит примерно 60% пищи, потребляемой ее «жителями, тогда как только 3% ее работающего населения трудится на фермах. В Соединенных Штатах конца Первой мировой войны в сельском хозяйстве все еще было занято 27% всех рабочих (в конце Второй мировой — 14%). Оценки на 1971 год показывают цифру всего лишь 4,4%. Это снижение доли рабочих, вовлеченных в сельское хозяйство, обычно неразрывно связано с массовым оттоком населения из сельской местности и разрастанием городов. Но в то же время, как указывает Льюис Хербер, психологическая, экономическая и биологическая стороны жизни в метрополиях находятся в кризисе. Миллионы людей выражают свое осознание этого кризиса, голосуя, так сказать, «ногами»: они собирают пожитки и уезжают прочь. Те из них, кому не удается порвать все связи с метрополиями, по крайней мере, пытаются это сделать. Их попытка — показательный социальный симптом.

Обитатель огромных современных городов, как утверждает г-н Хербер, находится в более изолированных условиях, чем его предки, жившие в сельской местности: «Городской человек современных метрополий достиг фактически беспрецедентного для человеческой истории уровня анонимности, социальной атомизации и духовной изоляции».

Что же ему остается? Он старается перебраться в пригород и превращается в человека, постоянно совершающего длинные поездки на работу в город и обратно. Поскольку деревенская культура потерпела кризис, деревенские люди спасаются бегством, покидая землю, а поскольку жизнь в метрополиях также терпит кризис, городские люди бегут из городов. «Никто — согласно доктору Мансхольту — не может позволить себе роскошь действовать экономически нецелесообразно» , и в результате жизнь становится невыносимой для всех, кроме очень богатых.

Я согласен с г-ном Хербером в том, что «примирение человека с природой теперь не просто желательно — оно стало необходимостью». Ни туризм, ни осмотры достопримечательностей и прочие занятия досуга не помогут в деле этого примирения: оно возможно только при условии привнесения в структуру сельского хозяйства изменений, противоположных тем, которые предложил доктор Мансхольт и которые поддержали цитированные мною выше эксперты. Вместо поиска способов ускорить отток людей из сельского хозяйства, мы должны заняться развитием программ, которые помогут восстановить деревенскую культуру, сделать работу на земле (будь то с полным рабочим днем или на полставки) выгодной для большего количества людей, подчинить нашу деятельность на земле троякому идеалу здоровья, красоты и постоянства.

Текущая социальная структура сельского хозяйства, возникшая в результате масштабной механизации и значительной химизации (и обычно оправдываемая этими нововведениями), делает сохранение связи человека с живой природой невозможной. Вообще говоря, она поддерживает все самые опасные тенденции современности — насилие, отчуждение, разрушение окружающей среды. Здоровье, красота и постоянство едва ли вообще считаются заслуживающими обсуждения — и это еще один пример того пренебрежения человеческими ценностями (что означает пренебрежение и самим человеком), к которому неизбежно приводит идолопоклонничество экономизма.

Если «красота — это сияние истины», то сельское хозяйство не сможет выполнить свою вторую задачу, а именно очеловечить и облагородить людскую среду обитания в целом, пока полностью и беззаветно не присягнет на верность истинам, которые раскрывают перед нами природные живые процессы. Одна из них — это закон возврата, другая — разнообразие (которое противоречит всякого рода монокультурной специализации), еще одна — децентрализация: то или иное применение можно найти даже для не самых лучших ресурсов, которые в любом случае было бы нерационально перевозить на большие расстояния. Но ход вещей и советы экспертов направлены в противоположную сторону — в сторону индустриализации и деперсонализации сельского хозяйства, специализации, концентрации и любого расточения природных ресурсов, если только это обещает сэкономить труд.

В результате сельскохозяйственная деятельность человека отнюдь не очеловечивает и не облагораживает его среду обитания в целом, а напротив, последняя подгоняется под навевающие уныние стандарты и уродуется до безобразия.

Все это делается потому, что человек-производитель не может позволить себе «роскошь поступать экономически нецелесообразно», и поэтому не может заниматься производством самых необходимых «предметов роскоши», таких как красота, здоровье и постоянство, которых человек-потребитель страждет больше всего. Это стоило бы слишком много. И вот, чем богаче мы становимся, тем меньше мы можем «себе позволить». Вышеупомянутые эксперты подсчитали, что «бремя» субсидий сельскому хозяйству составляет для Сообщества Шести «около 3% вало-вого национального продукта» — величина, по их словам, «далекая от такой, которой можно пренебречь». Учитывая, что темп роста валового национального продукта превышает 3%, можно было бы подумать, что вынести такое «бремя» нетрудно; но эксперты отмечают, что «национальные ресурсы предназначены, прежде всего, для индивидуального потребления, инвестирования и общественных услуг… Используя столь большую долю ресурсов для помощи гибнущим предприятиям, будь то сельскохозяйственным или промышленным, сообщество отказывает себе в возможности осуществить необходимые усовершенствования» в этих прочих областях.

Яснее и не скажешь. Если сельское хозяйство не окупается, то оно — всего лишь «гибнущее предприятие». С чего бы ему помогать? Никаких «необходимых усовершенствований» в отношении земли осуществить нельзя, а можно — только в отношении фермерского дохода: сократив количество фермеров. Такова философия городского человека, отчужденного от живой природы и выдвигающего собственную шкалу приоритетов, доказывая экономически, что мы не можем «позволить себе» никакую другую. На самом деле любое сообщество может позволить себе заботиться о своей земле и поддерживать ее здоровье и красоту на протяжении вечности. Это не представляет технических сложностей и не требует каких-то отсутствующих у нас знаний. Когда речь идет о выборе приоритетов, нет нужды консультироваться у экспертов-экономистов. Мы слишком много знаем об экологии, чтобы иметь оправдание за все злоупотребления, допускаемые нами при распоряжении землей и животными, при хранении и производстве продуктов питания и, наконец, за чрезмерную урбанизацию. Мы допускаем эти злоупотребления не из-за бедности (не потому что мы не можем позволить себе прекратить их), а из-за того, что как общество мы лишены прочного фундамента веры в какие-либо метаэкономические ценности. А когда нет такой веры, ее место занимает экономическое исчисление. Это совершенно неизбежно. Разве могло быть иначе? Природа, сказал кто-то, не терпит пустоты; и когда имеющееся «духовное пространство» не наполнено теми или иными высокими мотивами, оно обязательно будет заполнено чем-нибудь более низким — мелочным, недалеким и расчетливым отношением к жизни, рационализацией которого и становится экономическое исчисление.

У меня нет никаких сомнений в том, что бессердечное отношение к земле и населяющим ее животным — симптом и результат множества других наших качеств. Тех самых, которые вызывают в нас фанатичное стремление к быстрым переменам, благоговение перед техническими, организационными, химическими, биологическими и прочими новшествами, подталкивающими нас пустить их в ход задолго до того, как мы хотя бы приблизительно поймем их долгосрочные последствия. Простой вопрос о том, как мы относимся к земле, к самому драгоценному после человека нашему ресурсу, обращен к нашему образу жизни в целом; и понадобится коренным образом изменить нашу философию, если не сказать — религию, прежде, чем по-настоящему изменится наша политика в отношении земли. Вопрос не в том, что мы можем себе позволить, а в том, на что мы решаем тратить наши деньги. Если бы мы вновь благородно признали метаэкономические ценности, нашим ландшафтам вернулись бы здоровье и красота, а наши люди вновь обрели бы достоинство человека, который знает, что он выше животного, но никогда не забывает, что noblesse oblige.

Автор: Шумахер Э.Ф.

Уровень производственного потенциала и тенденции выравнивания условий хозяйствования

Различия в объективных условиях и прежде всего — в уров­не плодородия земли приводят к дифференциации уровня эко­номического развития сельскохозяйственных предприятий, что выражается в неодинаковых темпах воспроизводства основ­ных и оборотных фондов, валового и чистого продукта, в раз­личных условиях воспроизводства основных и оборотных фон­дов, а также рабочей силы, а в конечном счете — и в уровне доходности, поскольку хозяйства, работающие в относительно лучших условиях, получают дифференциальную ренту.

Дифференциальная рента происходит из различия в естес­твенном плодородии земли, ограниченности размера лучших земель и из того обстоятельства, что капитал приходится затра­чивать на обработку земель, которые при затрате одинакового капитала дают неодинаковое количество продукта. В результа­те производители, использующие относительно лучшие земли, получают дополнительный доход, который представляет собой разницу между общественной и индивидуальной стоимостью единицы товара и, обособляясь, принимает форму дифференци­альной ренты.

В сельском хозяйстве (в отличие от других отраслей) общес­твенная стоимость единицы товара складывается не при сред­них, а при относительно худших условиях производства. При­чина в том, что сельскохозяйственной продукции, производи­мой в средних и относительно лучших условиях, недостаточно для удовлетворения общественных потребностей. Кроме того, производители, работающие в относительно худших условиях, должны иметь возможность получать нормальную прибыль, в противном случае они не будут заинтересованы в ведении хо­зяйства. Таким образом, цена производства единицы сельско­хозяйственной продукции в относительно худших условиях и явится регулирующей (определяющей). Разница между ней и более низкой ценой производства в средних и лучших условиях и будет дифференциальной рентой в расчете на единицу про­дукции.

Материальные условия, порождающие земельную ренту, коренятся в особых качествах земли (ее верхнего плодородного слоя) как главного средства сельскохозяйственного производ­ства. Земледелие главным образом тем и отличается от других отраслей, что земля здесь выполняет функцию активного сред­ства производства в течение всего периода роста и созревания сельскохозяйственных культур. Одинаковые по величине за­траты живого труда и средств производства на единицу земель­ной площади дают различный валовой урожай, а следователь­но, формируется неодинаковая стоимость единицы продукции земледелия.

Плодородие почвы во взаимодействии с другими природны­ми условиями составляет особую производительную силу зем­ли, существенно влияющую на производительность труда в земледелии и величину индивидуальной стоимости производи­мого продукта. Говоря об этих специфических обстоятельствах, необходимо подчеркнуть: сама земля не создает новой стоимос­ти, но участвует в ее образовании через производительность труда в земледелии. Иначе говоря, лучшие земли и иные при­родные условия сами по себе не являются источниками доба­вочного продукта и дохода, но составляют их природный ба­зис — фактор более высокой производительности труда. Если в землю не будет вложено соответствующее количество и качес­тво труда, желаемый продукт и доход получить нельзя. Из ска­занного ясно, что экономическая сущность земельной ренты, обуславливаемая природными факторами, не зависит от формы собственности на землю и от социально-экономического строя земледелия. Она является общеэкономической категорией, при­сущей всем экономическим системам сельского хозяйства и АПК.

Рентные отношения, исходящие из агропромышленного производства, затем распространяются на процессы распреде­ления, присвоение и использование дифференциального приба­вочного продукта в единстве его натуральной и стоимостной форм. Избыточная товарная часть прибавочного продукта, про­изведенного на лучших и средних по плодородию почвах (кроме тех семян, кормов и другой продукции, которые идут на внут­рихозяйственное потребление), при условии ее реализации в цене товара становится дифференциальным чистым доходом.

Производство сельскохозяйственной продукции на средних и высокоплодородных землях, как следует из сказанного, поз­воляет создавать и реализовывать в рыночных ценах дополни­тельный (дифференциальный) чистый доход — дифференци­альную земельную ренту. Она образуется и при реализации сельскохозяйственной продукции с сельских участков, более выгодно расположенных к рынку сбыта, — благодаря выигры­шу в транспортных и других издержках по реализации продук­ции. Следовательно, по своему экономическому содержанию дифференциальная земельная рента есть реализуемое в про­дажной цене товара превышение общественной стоимости про­дукции земледелия над более низкой ее индивидуальной стои­мостью в лучших условиях производства и сбыта. Для того, чтобы образовалась дифференциальная земельная рента, требу­ются два условия:

  • разнокачественность сельскохозяйственных земель при ограниченности лучших и средних из них
  • формирование общественной стоимости продукта земледе­лия на базе средних затрат на худших участках

Сам факт существования дифференциальной земельной ренты не имеет определенной социальной обусловленности. Ре­ализация же создаваемого в сельскохозяйственном производ­стве дифференциального чистого дохода (ренты) зависит от формы собственности на землю и хозяйствования на ней.

Земельные фонды и их структура

Земельный фонд представляет собой все земельные ресурсы страны. Особенности и назначение еди­ного земельного фонда как объекта собственности и хозяйство­вания определили необходимость его учета по целевому назначе­нию, хозяйственному использованию, качественному состоянию и административно-территориальному делению.

В соответствии с целевым назначением единый земельный фонд подразделяется на шесть основных категорий:

  1. земли сельскохозяйственного назначения
  2. земли населенных пун­ктов
  3. земли промышленности, транспорта, курортов, запо­ведников и иного несельскохозяйственного назначения
  4. зем­ли лесного фонда
  5. земли водного фонда
  6. земли государ­ственного запаса

Кроме того, по каждому землепользователю проводится учет земель по характеру их хозяйственного использования (пашня, многолетние насаждения, сенокосы, пастбища, леса, земли под водой и пр.).

За последние 20 лет в земельном фонде Республики Беларусь произошли значительные структурные изменения. Уменьшение площади земель сельскохозяйственных предприятий и граждан обусловлено в основном исключением из их состава земель, под­вергшихся загрязнению радионуклидами в результате катастро­фы на Чернобыльской АЭС, передачей лесов сельхозорганизаций в состав государственных лесохозяйственных предприятий, изъятием земель для размещения народнохозяйственных объек­тов, их передачей в состав особо охраняемых территорий.

Уменьшаются и площади сельскохозяйственных земель. За период с 1991 по 2005 г. площадь сельскохозяйственных земель аграрных предприятий и граждан сократилась на 479 тыс. га (5,1 %), т.е. ежегодно из сельскохозяйственного оборота выбы­вало в среднем по 36,9 тыс. га земель. Площадь пахотных зе­мель за этот период уменьшилась на 601 тыс. га (9,9 %).

В результате проведения земельной реформы значительно расширились площади земель, находящихся во владении и пользовании граждан. Во владении крестьянских (фермерских) хозяйств на 01.01.2005 г. находилось около 148,9 тыс. га сель­скохозяйственных земель, а в собственности, владении и пользо­вании граждан — 1279,8 тыс. га, предоставленных для строи­тельства и обслуживания жилого дома, ведения личного под­собного хозяйства, садоводства, дачного строительства, огород­ничества, сенокошения и выпаса скота. За время проведения ры­ночных реформ площадь земель, предоставленных гражданам для этих целей, возросла более чем на 650 тыс. га.

В целом территория Республики Беларусь характеризуется большой распаханностью, в то же время высокая интенсивность использования земель сочетается со сложными природными ус­ловиями и культурно-технической неустроенностью земель. Из 9076 тыс. га сельскохозяйственных земель Республики Беларусь 8156 интенсивно используется, и в то же время 55 подвержены эрозии, 103 заболочены, около 90 заросли кустарником и мелко­лесьем, 550 засорены камнями, 1328,5 тыс. га загрязнены радио­нуклидами цезия-137 (с плотностью загрязнения более 1 Ku,/км2).

Данные о наличии земель Республики Беларусь и их распре­делении по категориям и основным землепользователям на 01.01.2005 г. приведены в таблице.

Таблица. Наличие земель и их использование по категориям, землевладельцам и землепользователям, тыс. га в Республике Беларусь

Категория земель, землевладельцев и землеполь­зователей Число землевла­дений Общая площадь земель, тыс. га В том

числе сельхозугодий, тыс. га

Из них пашня, тыс. га
Земли сельскохозяйственных орга­низаций 2752 8717,4 7422,5 4441,6
Земли граждан

В том числе:

  • фермеров
  • ЛПХ, строительство жилого дома
  • для дачного садоводства, под ого­роды
2 917 964

2318

1 954 656

960 667

1338,2

171,2

960,5

69,4

1279,8

148,9

908,8

66,9

942,7

103,0

841,7

47,7

Всего земель во владении и времен­ном пользовании сельскохозяйственных организаций и граждан 2 921 580 10 226,8 8851,2 5487,3
Земли общего пользования в насе­ленных пунктах 29 881 379,1 0,4
Земли запаса 3255 237,0 40,3 22,9
Земли государственных лесохозяй­ственных предприятий 97 6832,4 45,0 12,4
Земли промышленности, связи, транспорта, обороны 38 134 846,4 21,5 8,6
Земли предприятий, организаций и учреждений природоохранного, оздоровительного, рекреационного, историко-культурного назначения 82 678,3 6,2 1,1
Земли, занятые гидротехнически­ми и другими водохозяйственными сооружениями 59 34,5 0,2
Итого 2 993 088 20 759,6 9076,3 5547,9

В Республике Беларусь земельные фонды учитываются так­же и по административно-территориальному делению (по об­ластям и районам). В составе земельного фонда АПК различают общую земельную площадь и площадь сельскохозяйственных угодий. К общей земельной площади относится вся территория, закрепленная за землепользователем, а к сельскохозяйствен­ным угодьям — земли, пригодные и систематически используе­мые для ведения сельскохозяйственного производства (пашня, многолетние угодья, сенокосы и пастбища).

Структура сельскохозяйственных угодий может изменять­ся. Переход одного вида территории в другой называется транс­формацией сельскохозяйственных угодий.

Соотношение отдельных видов земельных угодий образует соответственно структуру общей земельной площади или сель­скохозяйственных угодий. Структура последних в нашей стра­не зависит, как правило, от зональных особенностей землеполь­зования и имеет в связи с этим значительные различия как по областям, так и административным районам, отдельным пред­приятиям. Так, наибольший удельный вес пашни в составе сельскохозяйственных угодий наблюдается в Гродненской и Брестской областях (свыше 70 %), наименьший — в Витебской и Гомельской (менее 50 %).

В составе общего земельного фонда наибольший удельный вес занимают землепользования сельскохозяйственных (около 60 %), лесохозяйственных предприятий и госзапас (менее 40 %).

Основными пользователями земель сельскохозяйственного назначения являются колхозы и госхозы. На их долю приходит­ся свыше 90 % общей площади сельскохозяйственных угодий, около 90 % — пашни и по столько же сенокосов и пастбищ.

Состав общей земельной площади и распределение сельско­хозяйственных угодий по видам и землепользователям опреде­ляются ежегодно по состоянию на 1 января на основании дан­ных специальной статистической отчетности, осуществляемой Государственным комитетом по земельным ресурсам, геодезии и картографии Республики Беларусь. Земельное законодатель­ство, в частности Кодекс Республики Беларусь о земле, обязы­вает всех землепользователей проводить эффективные меры по повышению плодородия почвы, осуществлять комплекс орга­низационно-хозяйственных, лесотехнических, агротехнических, лесомелиоративных и гидротехнических мероприятий по пред­отвращению ветровой и водной эрозии почв, не допускать забо­лачивания, загрязнения, зарастания сорняками, а также дру­гих процессов, ухудшающих состояние земель.

В современных условиях в развитых странах имеет место процесс, когда часть земель может находиться вне использова­ния, быть законсервированной. Консервация земель происхо­дит по двум причинам. Первая и более конъюнктурная из них заключается в проведении государственных программ регули­рования объемов аграрного производства. Вторая причина бо­лее долгосрочна и связана с защитой земельных и водных ре­сурсов от антропогенного воздействия. Земли эрозированные, сильно загрязненные отходами животноводства или агрохимикатами, подвергшиеся техногенному воздействию других сфер человеческой деятельности (например, радиоактивному загряз­нению), подлежат выведению из сельскохозяйственного оборо­та и соответствующей реабилитации, мелиорации.

Факторы и пути повышения эффективности использования земель в сельском хозяйстве

В отличие от других средств производства земля при правиль­ном обращении не только не утрачивает своих природных ка­честв, но даже улучшается. Рациональному использованию зе­мель всегда уделялось большое внимание. А в современных условиях эти вопросы стали особенно актуальными, что объясня­ется рядом причин.

В связи с ростом численности населения и влиянием других факторов уменьшается площадь обрабатываемой земли (паш­ни) в расчете на душу населения. Это означает, что рост произ­водства и потребления продукции в расчете на человека необхо­димо обеспечивать с меньшей земельной площади за счет лучшего ее использования.

Данный процесс усугубляется тем, что много земель, при­чем пригодных для сельского хозяйства, выпадает из оборота в связи с промышленным и гражданским строительством, а так­же из-за действия эрозии и других факторов, разрушающих почву.

На современном этапе стали ограниченными возможности вовлечения в хозяйственный оборот новых больших массивов земель, что широко практиковалось раньше.

Значение рационального использования земель возрастает в связи с ускорением научно-технического прогресса. Некоторые его направления (химизация, механизация, новая технология и др.), если их применять неграмотно, потенциально влекут за собой негативные последствия для почвы. Только научно обос­нованное использование достижений НТП позволяет смягчить в ряде случаев и полностью преодолеть возможные отрицатель­ные их последствия для почвы, дает человеку мощные средства для бережного обращения с землей.

Улучшение использования земельных ресурсов — большая комплексная проблема. Она сводится к решению следующих четырех задач, каждой из которых соответствует система мер, а именно:

  • охрана почвы от эрозий и других разрушительных процес­сов
  • сокращение площадей, которые по разным причинам вы­падают из хозяйственного оборота, вовлечение в оборот ранее не используемых участков
  • повышение плодородия земель
  • более эффективное использование экономического плодо­родия почвы

Расширению сельскохозяйственных земель способствует ре­культивация — приведение в пригодное состояние площадей, которые ранее использовались для добычи ископаемых и дру­гих целей, возвращение их сельскому хозяйству. При проведе­нии землеустройства следует выбирать наиболее экономичные варианты размещения дорог и построек, вовлекать в оборот пустующие земли и залежи.

Охрана почвы и ее плодородия обеспечивается широкой сис­темой специальных мер, куда входят безотвальная обработка почвы, почвозащитные севообороты, полезащитное лесонасаж­дение, другие способы борьбы с ветровой и водной эрозией.

Повышение экономического плодородия почвы достигается на основе мероприятий, которые увеличивают содержание в ней питательных веществ, улучшают агрофизические свойства и биологическую активность (внесение удобрений, орошение, освоение правильных севооборотов и др.). Благодаря этому со­держащиеся в почве питательные вещества становятся более доступными для усвоения растениями.

Для более полного использования улучшенного плодородия почв необходимы также:

  • высокопродуктивные сорта растений
  • интенсивные ресурсо- и энергосберегающие технологии
  • опти­мальная густота посевов
  • комплексные меры по борьбе с сорня­ками, болезнями и вредителями растений

Успешное решение всех задач по улучшению использования почв связано с освоением рациональной системы земледелия. Она представляет собой комплекс агротехнических, мелиора­тивных и организационно-экономических мероприятий, нап­равленных на рациональное использование земель, сохране­ние, восстановление и повышение плодородия почвы. Система земледелия включает следующие основные элементы:

  • введение и освоение севооборотов
  • приемы борьбы с эрозией почв и их рациональную обра­ботку
  • системы машин и удобрений
  • известкование почв
  • осушение и орошение
  • семеноводство
  • окультуривание естественных сенокосов и пастбищ
  • борьбу с сорняками, вредителями и болезнями растений
  • организационно-экономические и социальные мероприятия

Система земледелия образуется только в диалектическом единстве и взаимосвязи.

Государственной программой возрождения и развития села на 2005-2010 гг. в целях повышения плодородия почв плани­руется:

  • увеличить к 2010 г. внесение удобрений: органических, в том числе с использованием торфа и сапропелей, в объеме не менее 40 млн т в год (10 т на гектар пашни); минеральных — до 1760, в том числе азотных — до 633, фосфорных — до 300 и ка­лийных — до 827 тыс. т действующего вещества (не менее 240 кг действующего вещества минеральных удобрений на гек­тар сельскохозяйственных угодий и 270 кг на гектар пашни. Динамика наращивания объемов внесения удобрений по годам и регионам представлена на рисунке
Обёмы внесения минеральных удобрений, кг/га
Рис. Обёмы внесения минеральных удобрений, кг/га
  • ежегодно проводить известкование не менее 500 тыс. га па­хотных земель (2,5 млн т в год известковых материалов)
  • увеличить к 2010 г. мощности предприятий по производст­ву азотных минеральных удобрений до 676 тыс. т действующе­го вещества (д.в.), фосфорных — до 220, калийных — до 4681 тыс. т
Наращивание мощностей по производству минеральных удобрений, тыс. т д.в.
Рис. Наращивание мощностей по производству минеральных удобрений, тыс. т д.в.
  • внедрять методы экологического земледелия
  • использовать сельскохозяйственную авиацию для внесе­ния минеральных удобрений и средств защиты растений
  • накопить в пахотном слое почвы не менее 100 тыс. т биоло­гического азота посредством расширения посевов бобовых мно­голетних трав до 1 млн га и зернобобовых культур — до 350 тыс. га.

Система показателей землеобеспеченности и эффективности использования земель. Земельный кадастр

Под экономической эффективностью использования земли следует понимать уровень ведения на ней хозяйства. Она харак­теризуется выходом продукции с единицы площади и ее себе­стоимостью.

Экономическая эффективность использования земли в сельском хозяйстве определяется системой показателей. Важ­нейшими из них являются урожайность сельскохозяйственных культур и себестоимость единицы продукции. Обобщающую оценку экономической эффективности использования земли дают стоимостные показатели: валовая продукция земледелия, валовой доход, прибыль на 1 га сельскохозяйственных угодий, на единицу производственных затрат (трудовых и материаль­ных). Однако для объективной сравнительной оценки уровня использования земельных угодий необходимо учитывать один из главных факторов, влияющих на результаты ведения земле­делия, — качество земли. Поэтому полученные дан­ные об экономической эффективности использования земли корректируются с учетом ее экономической оценки.

Таблица. Оптимальный норматив урожайности основных сельскохозяйственных культур по группам хозяйств в зависимости от кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий (пашни)

Группы хо­зяйств в зави­симости от ка­дастровой оценки пашни, баллов Количество хозяйств в группе Средний балл с/х угодий Средний балл пашни Площадь пашни, тыс. га Урожайность, ц/га
зерновые картофель сахарная свекла
фактический уровень оптимальный норматив фактический уровень оптимальный норматив фактический уровень оптимальный норматив
До 20,0 118 18,0 18,9 170 11,6 20 90 110 81 150
20,1-25,0 505 22,9 24,4 850 13,8 25 98 130 143 200
25,1-30,0 824 27,5 30,0 1840 16,5 30 115 150 229 250
30,1-35,0 556 32,3 34,5 1200 20,9 35 150 170 263 300
35,1-40,0 233 37,1 39,5 550 25,5 40 161 190 319 350
40,1-45,0 61 42,3 48,1 160 32,1 45 170 210 358 400
Свыше 45,0 20 46,2 51,1 50 39,3 50 220 230 407 450
Всего (по всем хозяйствам) 2317 28,7 30,9 4820 20,0 30 120 160 265 350

Одним из основных показателей оценки различных систем земледелия является уровень содержания гумуса в почве. Поч­вы с высоким содержанием гумуса имеют благоприятные вод­но-физические и другие свойства, менее восприимчивы к по­бочным действиям ядохимикатов. На них более эффективно используются минеральные удобрения и дают лучшие резуль­таты другие проводимые мероприятия. Уровень содержания гу­муса в почве характеризуют рациональность использования земли, степень воспроизводства почвенного плодородия.

Показатели эффективности использования земель в сель­ском хозяйстве можно разделить на две группы: натуральные и стоимостные. К натуральным относятся:

  • урожайность отдель­ных сельскохозяйственных культур, выход кормовых единиц и переваримого протеина с 1 га сельскохозяйственных угодий, пашни, сенокосов и пастбищ
  • производство животноводческой продукции на единицу земельной площади (крупного рогатого скота и овцеводства — на единицу сельскохозяйственных уго­дий, свиноводства — на единицу пашни, продукции птицевод­ства — на единицу посевной площади зерновых)
  • плотность скота на единицу сельхозугодий, пашни, посева зерновых

К стоимостным показателям использования земли относятся: выход валовой продукции, величина валового, чистого дохода и прибыли в расчете на единицу земельных угодий (сельхозуго­дий, пашни, посевов отдельной культуры). Обобщающим пока­зателем использования земли является и уровень рентабельнос­ти, достигнутый в земледелии, который отражает уровень окупаемости текущих затрат и функционирующих на земле ос­новных производственных фондов и оборотных средств.

В качестве дополнительных показателей при сопоставлении уровня использования земли применяют такие, как удельный вес сельхозугодий в общей земельной площади (показатель осво­енности земель в сельскохозяйственном отношении), пашни — в составе сельхозугодий (показатель распаханности), посевов — в площади пашни. Рост удельного веса сельхозугодий, пашни, посевов в общей земельной площади имеет важное значение в ис­пользовании земель, свидетельствует о прогрессе земледелия.

Важная роль в эффективном использовании природных ре­сурсов отводится кадастру. Кадастр — это система показате­лей, характеризующих земельные, водные, лесные, промысло­вые и другие ресурсы. Различают следующие кадастры: земель­ный, водный, лесной, промысловый и т.д. Среди них особое место занимает земельный кадастр. Это определяется специфи­кой его объекта — земли.

Под земельным кадастром следует понимать совокупность достоверных и обоснованных сведений о земле как средстве производства в сельском хозяйстве, о природных свойствах зе­мель, их хозяйственном и правовом положении.

Разделы государственного земельного кадастра

  • Первый раздел содержит перечень землепользователей, до­кументы, удостоверяющие юридические права на пользование землей, акты и порядок ведения земельных книг.
    Регистрация землепользователей — колхозов, госхозов, фер­мерских, крестьянских хозяйств и других организаций, граж­дан удостоверяется государственным актом на право пользова­ния землей.
  • Второй раздел включает данные о количестве и качестве зе­мель. Количественный учет ведется по видам угодий и земле­пользователям. На основании этих данных ежегодно составля­ется баланс земель по состоянию на 1 ноября.
    Учет качества земель осуществляется по признакам, опреде­ляющим их хозяйственную ценность как природного ресурса и средства производства. К ним относятся: характеристика земель по почвенному покрову, растительности и рельефу, данные о сте­пени подверженности почв водной и ветровой эрозии, заболочен­ности, кислотности, обеспеченности питательными веществами, каменистости и другие сведения. Качество почвы должно отра­жать ее плодородие во взаимосвязи с другими природными фак­торами (количество осадков, сумма температур и т.п.), которые влияют на урожайность. Поскольку природные свойства почв по своему хозяйственному значению неодинаковы и различно влия­ют на урожайность, возникает необходимость их сравнительной оценки. Такую задачу выполняет бонитировка почв.
  • В третьем разделе содержится информация о бонитировке — качественной оценке почв по их естественному плодородию. При такой оценке учитываются содержание питательных веществ, водный и тепловой режим, физические, химические, механи­ческие, биологические и другие свойства. Бонитировка являет­ся по сути агроэкономической характеристикой почв. Ее основ­ное назначение — определение нормальной урожайности, ко­торую обеспечивают почвы разного качества при условии при­менения на них одинаковой агротехники. Бонитировка позво­ляет дать относительную оценку природного качества почв, а также сравнительную оценку их потенциального плодородия применительно к определенным культурам при данном уровне интенсификации. Она позволяет также установить степень пригодности различных почв для возделывания тех или иных культур, выявить почвы, где удобрения дают наибольшую от­дачу, определить очередность и объемы основных мелиоратив­ных и других мероприятий по повышению плодородия земель и выделить агропроизводственные группы почв для экономичес­кой оценки.
    Бонитировка почв проводится по 100-балльной системе.
  • Четвертый раздел содержит систему необходимых сведе­ний и документов о правовом режиме земель.Ведение государственного земельного кадастра обеспечивает­ся проведением топографогеодезических, аэрофотогеодезических, картографических, почвенных, геоботанических и других обследований и изысканий, агрометеорологических наблюде­ний, регистрации землевладений и землепользования с учетом и оценкой земель.

Государственный земельный кадастр ведется землеустрои­тельными органами за счет средств государственного бюджета. Порядок его ведения устанавливается Правительством Респуб­лики Беларусь.

Земельная реформа, система земельных отношений, земельная собственность

Составной частью проводимой в стране аграрной реформы яв­ляется земельная реформа, задача которой — не простое пере­распределение земель между землевладельцами и землепользо­вателями, а прежде всего формирование в аграрном секторе многоукладной экономики рыночного типа и достижение на этой основе стабильного наращивания производства сельскохо­зяйственной продукции. Земельная реформа представляет собой главный инструмент государственной политики, нацеленной на решение двух проблем:

  • во-первых, устранение экономической неэффективности, связанной с неравномерным распределением земель в сельской местности и, соответственно, неравномерным распределением доходов в аграрном секторе
  • во-вторых — сня­тие социального напряжения в обществе

Земельные реформы носят, как правило, распределитель­ный характер. Различаются они тем, в чью пользу происходит перераспределение и каковы его механизмы. С точки зрения механизмов реформы могут быть компенсационными, при ко­торых бывшие собственники получают определенную компен­сацию (от бенефициантов или государства), или экспроприационными, при которых часть или все земли прежних владельцев изымаются безвозмездно. Компенсационная реформа была про­ведена, например, в России в 1861 г.

Перераспределение земель обычно преследует цели социаль­ной справедливости и создания коммерческих сельскохозяй­ственных производственных единиц. Обе цели не так однознач­ны, как представляется иа первый взгляд. Передача земли в собственность безземельных крестьянских семей, казалось бы, нацелена на усиление равенства в деревне. Тем не менее опыт, например, латиноамериканских реформ показывает, что полу­ченную только что землю крестьяне вынуждены тут же прода­вать, часто бывшим собственникам, так как не обладают капита­лом для ведения производства на ней. В других случаях хо­зяйство на небольших участках становится сугубо подсобным, обеспечивающим потребности семьи в продуктах питания. Для получения дополнительного дохода бенефицианты вынуждены наниматься к бывшим латифундистам. Таким образом, перерас­пределение земель не всегда ведет к равенству: иногда оно еще более усугубляет социальные проблемы в сельской местности.

С точки зрения того, в чью пользу идет земельное перерас­пределение, опыт реформ также дает весьма пеструю картину. В последние годы бенефициантами реформ чаще становятся се­мейные коммерческие фермы.

Отдельный тип земельных реформ представляют собой пре­образования в постсоциалистических экономиках. Явно доми­нирующей целью этих реформ являются экономический рост и повышение эффективности земельного строя. С точки зрения со­циального равенства реформы а постсоциалистических странах ведут к обратному результату. Если в рамках централизованной экономики все сельскохозяйственные работники были в равной мере отделены от земли, то формирование частного земельного собственника ведет к тому, что одна часть граждан получает пра­ва на землю, другая — нет. При этом не имеют значения ни спо­соб проведения реформы, ни наличие или отсутствие государ­ственной монополии на землю в социалистический период.

Собственность — это максимально возможная степень прав лица (физического или юридического) на землю. В принципе любые операции с землей (хозяйственная эксплуатация, сдача в аренду, отчуждение и др.) могут осуществляться только с со­гласия собственника, который имеет право пользования, владе­ния и распоряжения землей.

Классическое определение частной собственности вклю­чает три правомочия собственника: владение (т.е. юридическая возможность держать объект в своей власти), пользование (т.е. закрепленная правом возможность использовать полезные свой­ства объекта и извлекать из них доходы) и распоряжение (т.е. право передавать другим лицам отдельные правомочия или са­мо право собственности в целом).

Распоряжение землей — это комплекс прав, связанных с ее отчуждением, — право продажи, залога, дарения, передачи по наследству, обмена и т.п. Как правило, распоряжаться землей может лишь ее собственник. Частная собственность может при­надлежать не только семье, но и кооперативу, корпорации.

Сельскохозяйственные предприятия различаются также тем, на какой земле ведется производство — на собственной или арендованной. На ранних стадиях развития современного ка­питалистического общества частная собственность на землю была установлена в наиболее абсолютной форме, не предполага­ющей государственного вмешательства в права землевладель­цев. Позднее она становилась объектом все более активного го­сударственного регулирования, права землевладельцев все ча­ще ограничивались в пользу интересов всего общества.

Помимо частной собственности на землю существует ряд других правовых форм землепользования, которые очень часто не рассматриваются при анализе системы земельных отноше­нии в сельском хозяйстве.

Частная земельная собственность, безусловно, является се­годня преобладающей формой землепользования в аграрном секторе всего мира.

Таблица. Земельная собственность в сельском хозяйстве

Страна Сельскохозяйственная земля, обрабаты­ваемая фермерамн-собственниками, %
Австралия >95
Бельгия 33
Великобритания 61
Германия 61
Греция 78
Дания 81
Ирландия 87
Испания 73
Италия 81
Канада 63
Нидерланды 67
Норвегия 79
Португалия 69
США 47
Франция 44
Швеция 58
Япония 87

В аграрном секторе всех стран большое значение имеет аренда, т.е. форма возмездного пользования землей. Архаичес­кие формы аренды были краткосрочны, легко прерываемы ленд­лордом, имели форму издольщины, т.е. оплаты аренды частью продукта, полученного с арендованного участка. Со временем формы аренды, как и формы частной собственности, претерпе­вали большие изменения.

При высоких ценах на землю аренда увеличивает возмож­ности фермеров расширять производство. Молодые фермеры, не имеющие первоначального капитала для покупки собствен­ной земли, получают доступ к земельному ресурсу через арен­ду. При этом нужно понимать, что аренда является формой зем­лепользования, дополнительной к частной собственности:

  • во-первых, в аренду землю сдают в абсолютном большинстве слу­чаев землевладельцы, так называемые лендлорды (в сколь­ко-нибудь заметных размерах сдача земли в аренду от лица го­сударства распространена только в Австралии и Нидерландах в отношении польдеров, освоенных за государственный счет)
  • во-вторых, большая часть арендованной земли в сельском хо­зяйстве находится в руках тех фермеров, которые имеют и соб­ственные участки

В странах ЕС 2/3 фермерских хозяйств имеют землю в соб­ственности. Аренда играет важную роль в Бельгии (66 % зе­мель в 1990 г.), Франции (56), Люксембурге (49) и в Германии (42 %). В США 45 % фермерских земель находится в аренде, около 8 % фермеров ведут хозяйство на полностью арендован­ной земле. Распространенное явление, когда фермер в дополне­ние к собственной земле арендует участки, — это так называе­мые частичные собственники. В США доля таких собственников достигает 30 %.

Между частной собственностью и арендой существуют про­межуточные правовые формы землепользования. Одной из та­ких форм является траст, или доверительное управление. Та­кое владение утверждается, как правило, частным собствен­ником земли, который возлагает на доверительного владельца исполнение своих правомочий по отношению к третьим лицам. В частности, это может быть ответственность перед лицом, ко­торому должны поступать доходы от земли.

Другой переходной между собственностью и арендой фор­мой землепользования можно назвать пожизненное владение. Пожизненный владелец получает землю от собственника и фак­тически пользуется всеми его правами. Тем не менее он несет ответственность перед собственником за повреждение земли, может передавать участок другим лицам только на срок своей жизни и не имеет прав передавать его по наследству.

В земельном праве большинства европейских стран также наличествует форма, близкая аренде. Это современные формы эмфитевзиса, т.е. своеобразной устойчивой аренды земли. Эмфитевт (владелец права эмфитевзиса) обладает полными права­ми пользования землей, может ее отчуждать и передавать по наследству. Но он обязан платить собственнику арендную пла­ту и проводить на земле определенные мелиоративные работы. Во Франции эмфитевзис разрешен на 18-19 лет, в Италии — на 20 лет и более.

В мире также очень широко распространена государствен­ная земельная собственность, существующая в нескольких формах.

  • Первая форма представляет собой номинальную принад­лежность всех земель в государстве монарху или нации. Так, верховным собственником земли в Великобритании является королева, а в США — государство.
  • Второй формой государственной земельной собственности является полная принадлежность каких-либо земель государ­ству. Так, в США государственные земли занимают более 40 % всей территории страны, а на Аляске почти вся земля находится в собственности государства. В Канаде до 90 % лесов страны — во владении государства, частично леса принадлежат государ­ству и в ряде европейских стран. Однако сельскохозяйственные земли очень редко находятся в собственности государства или местных властей. Даже там, где государственные сельскохозяй­ственные земли и имеют сколько-нибудь заметное значение, го­сударство само не занимается производством и сдает эти земли для хозяйственного использования. Исключение составили быв­ший СССР и Монголия, где земли были национализированы в ходе революционных преобразований в первой трети XX в.
  • Третью форму государственной собственности на землю со­ставляют земли, освоение которых произведено за государ­ственный счет. Их поддержание требует больших затрат. Наи­более интересным примером такого владения землей являются голландские польдеры. Эти земли находятся ниже уровня мо­ря, их осушение и освоение связаны с высокими издержками. Готовые для использования участки государство передает в аренду частным фермам, а земли под инфраструктурой — соот­ветствующим государственным предприятиям.

В Республике Беларусь в соответствии с Законом «О праве собственности на землю» (1993 г.) получили признание две фор­мы собственности на землю — государственная и частная. Част­ная собственность ограничена и распространяется только на земли граждан (физических лиц). Из имеющихся в республике 9 млн га сельскохозяйственных земель в частную собственность будет передано около 1,5 млн га (16 %).

Частная собственность на землю является базовой формой землепользования. Своей абсолютной формы, защищенной в законодательстве, она достигла в начале XIX в. Далее развитие общества потребовало усиления регулирования и ограничения прав земельных собственников.

В современных условиях концепция правового регулирова­ния земельной собственности значительно изменилась. Главное в этом изменении — усиление государственного вмешательства в права частных собственников. Направление и степень этого регулирования зависят от конкретных национальных условий, но можно выделить несколько типов ограничений правомочий земельных собственников:

  1. Ограничение на получение земли и на земельные сделки. В ряде стран законодательно установлены административные ограничения на приобретение сельскохозяйственной земли.
  2. Экспроприация земель. В определенных случаях для обес­печения общественных нужд земли должны быть изъяты у соб­ственников, обычно — на условиях компенсации.
  3. Регулирование использования сельскохозяйственных зе­мель. Иногда государственное регулирование использования сельскохозяйственных земель не только распространяется на контроль размера ферм или земельных сделок, но и предъявля­ет требование обязательного возделывания земли или лицензи­рования фермеров.
  4. Природоохранные ограничения. В ряде стран природо­охранное законодательство накладывает существенные ограни­чения на использование сельскохозяйственных земель. Это ре­гулирование может распространяться на охрану сельского ланд­шафта, лесов, ограничение загрязнений почвы, воды, на сохра­нение растительного и животного мира.
  5. Регулирование аренды. Аренда земли является одним из важнейших правомочий собственника по распоряжению своей собственностью. В большинстве развитых стран аренда сельско­хозяйственных земель играет важную роль в структуре земле­пользования. В последние годы в земельном праве правомочия все чаще распределяются в пользу арендатора.

Для гарантированного ведения хозяйства арендатор должен быть уверен в долгосрочности своих арендных прав, в против­ном случае он перестает поддерживать плодородие земли, не может осуществлять долгосрочное планирование своей дея­тельности и т.д. С этой целью в ряде стран устанавливаются ми­нимальные сроки аренды: в Нидерландах — 6 лет, Бельгии и Франции — 12, Италии — 15, Японии — 20, в Дании — 30 лет. В других странах (Великобритания) хотя и не предусматривает­ся таких минимальных сроков, но оговаривается, что лендлорд не может прекратить аренду, если арендатор не нарушает усло­вий контракта и успешно хозяйствует.

Кроме того, закон часто может регулировать и размер аренд­ной платы. Так, в Великобритании две стороны устанавливают размер арендной платы по общей договоренности, но позднее он будет проверен властями по определенной формуле. Иногда устанавливается верхний предел арендной платы или ее стандар­тный размер, которого должны придерживаться лендлорд и арендатор (Бельгия, Италия, Нидерланды, Португалия, Япония).

Аренда сельскохозяйственной земли существует в денежной или натуральной форме. При денежной форме арендного дого­вора арендатор платит лендлорду фиксированную ставку аренд­ной платы, рассчитанной на весь участок или погектарно. Та­кая плата не зависит от полученного урожая, от эффективности работы арендатора. Арендная плата может выплачиваться до начала уборки урожая или после нее либо частями в течение го­да. Иногда денежная форма аренды модифицируется: плата ин­дексируется в зависимости от урожая или уровня изменения цен на сельскохозяйственную продукцию. В этом случае часть фермерского риска перемещается от арендатора к лендлорду, принуждая последнего тем самым к более активному участию в управлении производством на сданной в аренду земле.

Денежная форма аренды связана с довольно высоким рис­ком для арендатора в условиях высокой изменчивости урожай­ности и цен на сельскохозяйственную продукцию. При падении цен или валового сбора при фиксированной ставке арендной платы фермер может столкнуться с серьезными финансовыми трудностями. Это обстоятельство обусловливает распростране­ние натуральных форм аренды земли.

Натуральные формы аренды предполагают такую форму арендной платы, при которой арендатор уплачивает лендлорду часть полученного продукта. При аренде земли для производ­ства растениеводческой продукции арендатор обычно уплачи­вает фиксированный процент от полученного урожая. При этом абсолютная сумма арендной платы меняется в зависимости от реального валового сбора. В данном случае лендлорд делит с арендатором риск, связанный с изменчивостью погоды или рынков. Это также понуждает землевладельца более активно принимать участие в управлении делами фермы. Однако рас­пределение рисков между двумя сторонами арендного договора приводит к тому, что арендная плата обычно выше, чем при де­нежной аренде, — как естественная плата за более низкий риск.

В соответствии с принятым в 1992 г. Законом «О платежах за землю» в нашей стране введена платность землепользования, целью которой являются обеспечение экономическими метода­ми рационального использования земли и формирование средств для осуществления мероприятий по землеустройству, повыше­нию качества земель и их охране. Размер платы за землю зави­сит от качества и местоположения земельного участка. Плата за землю взимается ежегодно в виде земельного налога и арен­дной платы.

Виды земельной ренты

Земельная рента возникает в силу тех особых экономических отношений, которые складыва­ются по присвоению и использованию земли. Землевладелец (частный собственник, кооператив или государ­ство) на законном основании обладает исключительным правом собственности на землю. Он передает свое право использования земли предпринимателю, который по условиям арендного дого­вора временно организует сельскохозяйственное производство. На взаимоотношения арендодателя и бизнесмена влияют следу­ющие экономические условия.

В отличие от обычных промышленных средств производства, которые могут изготавливаться в нужном объеме, земля является невоспроизводимым фактором экономики и количественно огра­ничена. К тому же она различна по качеству (по плодородию и по месторасположению — удаленности от рынка сбыта): различа­ются лучшие, средние и худшие участки земли.

Сельскохозяйственных продуктов с одних только лучших и средних по качеству земель недостаточно для удовлетворения общественных потребностей в этих благах. Поэтому при условии получения обычной прибыли предприниматели берут в аренду и худшие участки. В результате возникают особые условия образо­вания цен на зерно и другую продукцию. Рыночная цена за каж­дую ее единицу складывается по условиям производства на худ­ших землях. Все фермеры сбывают выращенный урожай по ценам, которые не только окупают повышенную себестоимость (непреднамеренно большие затраты труда и материальных ресур­сов) на худших землях, но обеспечивают и там, как минимум, обычную прибыль.

В силу более благоприятных условий себестоимость единицы продукции на лучших и средних по качеству землях ниже, чем на худших участках. Если сложить такую относительно низкую се­бестоимость (скажем, 1 ц пшеницы) с обычной прибылью, то на лучших участках ее индивидуальная цена будет ниже рыночной. Поэтому фермеры, хозяйствующие здесь, получают при продаже созданных благ по рыночной цене дополнительную сверхпри­быль. Такая дифференциальная (разностная) сверхприбыль пред­ставляет собой разницу между рыночной ценой, отражающей по­вышенные затраты на худших участках, и сравнительно низкой индивидуальной ценой единицы продукции, складывающейся на лучших землях.

Земельный собственник прекрасно осведомлен о качестве при­надлежащей ему земли и учитывает это обстоятельство в аренд­ном договоре. Поэтому разностная прибыль достается ему в виде дифференциальной ренты.

Предприниматель может, используя научно-технические дос­тижения, повысить экономическое плодородие земли, т.е. вносить удобрения, улучшать почву и выполнять иные агротехнические мероприятия. В таком случае говорят об интенсификации сельско­го хозяйства, которая означает увеличение выпуска продукции без расширения земельных участков путем улучшения использования средств производства и рабочей силы. Такие меры повышают эф­фективность дополнительных капитальных затрат, в результате чего себестоимость единицы продукции снижается. Продавая соб­ранный урожай по установившейся рыночной цене (соответству­ющей условиям производства на худших землях), фермер получает новую разностную сверхприбыль. Она представляет собой разни­цу между рыночной ценой единицы продукции и индивидуальной ценой, которая понизилась вследствие интенсификации хозяйства на арендованном участке. Этот доход предприниматель получает до истечения срока арендного договора. Когда же землевладелец заключает с предпринимателем арендный договор на новый срок, то он учитывает результаты капиталовложений в улучшение зем­ли (произведенные без всякого его участия) и назначает более вы­сокую плату за пользование его землей.

Подобным же образом образуется рента в добывающей про­мышленности (где получают энергоносители, полезные ископае­мые и другие сырьевые продукты). Здесь дифференциальный до­ход порожден различиями в уровне производительности труда и величине себестоимости, которые обусловлены неодинаковым богатством залежей и неравенством других природных условий на рудниках, шахтах, нефтяных и газовых скважинах. Цены на продукцию добывающей индустрии устанавливаются, естествен­но, по худшим условиям производства. На лучших же участках, где получают полезные ископаемые с меньшими издержками, об­разуется разностный доход. Он достается собственнику земли в виде ренты.

Рента и цена земли

Рассмотрим особый вид отношений собственности, с которым связано получение дохода в виде ренты.

Рента (от лат. reddita — отданная назад, возвращенная) — особый вид относительно ус­тойчивого дохода, непосредственно не связанного с предприни­мательской деятельностью. Имеется несколько видов рент, полу­чаемых с капитала, имущества, земли. Один из них — государ­ственная рента (рентный заем) — форма государственного займа, который выпускается на неопределенное время, и его возврат к какому-то сроку государством не гарантируется. Держателям ценных бумаг, связанных с займом, выплачивается рента в уста­новленном проценте от номинальной суммы заимствованного капитала в обозначенные сроки (раз в квартал, полгода или год).

Своеобразные рентные платежи связаны с лизингом, получившим особенно широкое распространение в условиях научно-тех­нической революции.

Лизинг — долгосрочная аренда (от шести месяцев до нескольких лет), как правило, дорогостоящих технических средств и производственных сооружений. Лизинговая компания закупает компьютеры, машины, оборудование и сдает их в аренду для производственного использования. Предприниматель получает возможность значительно сократить первоначальные затраты капитала и избежать потерь, связанных со стоимостным износом основных фондов. По окончании срока арендного договора бизнесмен либо возвращает взятую в аренду технику, либо продлевает срок пользования ею.

Особого внимания заслуживает земельная рента, связанная с аграрными (земельными) отношениями.

Факторы и пути рационального использования мелиорированных земель. Инвестиционная политика Республики Беларусь в области мелиорации земель

В хозяйствах республики имеются значительные резервы роста продуктивности мелиорированных угодий, повышения эффективности их использования. Основными предпосылками высокоэффективного и высокорентабельного ведения мелиора­тивного земледелия являются:

  • хорошо отрегулированный водно-воздушный режим поч­вы, который дает возможность беспрерывно обеспечивать куль­турные растения водой в полном соответствии с их потребнос­тью на протяжении всей вегетации
  • оптимальная реакция почвенного раствора (известкование кислых почв)
  • правильная конфигурация полей с хорошо спланирован­ной поверхностью, свободных от отдельных препятствий, кото­рые затрудняют работу техники
  • оптимальная плотность дорожной сети на мелиорирован­ных массивах земель и других коммуникационных сооруже­ний
  • правильная эксплуатация гидромелиоративных систем на основе максимально возможного уровня механизации и автома­тизации ремонтно-эксплуатационных работ для своевременно­го и высококачественного выполнения в полном объеме всего комплекса мероприятий по капитальному и текущему ремонту систем, их техническому обслуживанию
  • достаточный уровень обеспеченности хозяйств, которые осваивают мелиорированные земли, современной сельскохо­зяйственной техникой, приспособлениями, необходимыми в условиях мелиоративного земледелия, и другими основными и оборотными средствами в размере полной потребности
  • высокий уровень подготовки специалистов сельского хо­зяйства, механизаторских кадров, фермеров

Свобода рыночной деятельности будет оказывать большое влияние на выбор наиболее рациональных хозяйственных ре­шений и, в частности, на определение наиболее целесообразных путей использования мелиорированных земель. Основными из них являются следующие:

  • ориентация на размещение на мелиорированных землях наиболее влаголюбивых культур, позволяющих получить наи­больший прирост продукции растениеводства благодаря регу­лированию водно-воздушного режима почвы
  • специализация хозяйств, располагающих значительными площадями осушенных торфяников, на производстве продук­ции скотоводства, и в первую очередь на откорме крупного ро­гатого скота, а также на развитии промышленного кормопроиз­водства. Только в этом случае можно установить наиболее рациональную структуру посевных площадей, обеспечиваю­щую получение максимума продукции при минимальной поте­ре органического вещества торфяно-болотных почв
  • максимальное насыщение севооборотов на осушенных тор­фяниках многолетними травами (50 % и выше), что снижает темпы разрушения и гумификации торфяной залежи, а также предотвращает ветровую эрозию почв
  • размещение выращиваемых культур на тех участках мели­орированных и старопахотных массивов, где плодородие почв и их технологические свойства наиболее полно отвечают услови­ям произрастания растений и позволяют применять передовую технологию;
  • постоянное совершенствование агротехники, семеновод­ства и форм организации труда
  • использование прогрессивных сортов, культур и техноло­гий производства
  • внесение достаточных доз удобрений
  • своевременное проведение мероприятий по борьбе с вреди­телями и болезнями

В повышении эффективности использования мелиорирован­ных земель существенное значение придается изменению поли­тики инвестиций. В соответствии с Программой возрождения и развития села на 2005-2010 гг. признано целесообразным вести реконструкцию и новое мелиоративное строительство за счет государственных средств, землевладельцев и землепользовате­лей с получением льготных банковских ссуд.

Государством будут финансироваться только крупные гид­ротехнические работы по устройству водоисточников и водо­приемников. Однако землепользователь будет впоследствии опла­чивать стоимость строительства мелиоративных систем в гра­ницах своего владения. Он будет следить за качеством проведе­ния работ, применением новых способов мелиорации, основан­ных на последних достижениях НТП.

В целях повышения эффективности использования осушен­ных земель предусматривается:

  • обеспечить поддержание в нормативном состоянии мели­оративных и водохозяйственных систем на площади 2,2 млн га
  • выполнить в первоочередном порядке восстановление
  • мелиоративных систем в валообразующих сельскохозяйст­венных организациях, в организациях, имеющих крупные жи­вотноводческие комплексы, и более 50 % мелиорированных зе­мель — в составе сельскохозяйственных угодий
  • гидротехнических сооружений крупных водохранилищ
  • мелиоративных систем в паводкоопасных районах
  • мелиоративных систем, обеспечивающих высокую эконо­мическую отдачу вложенных средств
  • довести к 2010 г. внесение минеральных удобрений на ин­тенсивно используемых осушенных землях до 240 кг/га дей­ствующего вещества

Всего на содержание мелиоративных и водохозяйственных систем и восстановление мелиорированного фонда направляет­ся 1302,8 млрд р. бюджетных средств.

Реализация намеченных программных мероприятий позво­лит повысить продуктивность пахотных мелиорированных зе­мель до 52- 55, сенокосно-пастбищных — до 32—34 ц/га корм. ед.

Приоритетное значение придается повышению продуктив­ности мелиорированных земель Белорусского Полесья. Годовое производство молока в этом регионе должно составить не менее 1300 тыс. т, мяса — не менее 250 тыс. т.

Генри Джордж и налог на землю

Налог на землю
Генри Джордж — американский экономист и обществовед XIX века. В своей книге «Прогресс и бедность» (1879) Генри Джордж призывал правительство к введению единого налога на землю, который он оценивал как средство повышения эф­фективности и достижения равенства членов общества. Идеи Генри Джорджа пользовались значительной поддержкой, но он проиграл на выборах мэра горо­да Нью-Йорка в 1886 году (хотя намного опередил кандидата от республиканской партии будущего президента США Теодора Рузвельта).

Предложение Генри Джорджа о введении единого налога на собственников земельных участков было вызвано заботой о распределении экономических благ. Он порицал «шокирующее различие между чудовищным богатством и унижаю­щей нуждой» и считал, что землевладельцы извлекают большую, чем они заслу­живают, выгоду из экономического роста.

Доводы Генри Джорджа в защиту налога на землю будут более понятны, если мы используем инструменты современной экономической теории. Сначала рас­смотрим спрос и предложение на рынке аренды земли. Так как иммиграция приводит к увеличению населения, а технологический прогресс — к росту дохо­дов, то временем спрос на землю повышается. Поскольку количество земли постоянно, предложение сдающихся в аренду участков совершенно неэластич­но. Быстрый рост спроса и неэластичность предложения приводят к значитель­ному увеличению равновесной ренты на землю, а значит, экономический рост делает владельцев земли еще богаче.

Рассмотрим ситуацию введения налога на землю. Большую часть налогово­го бремени несёт обладающая меньшей эластичностью сторона рынка. Налог на землю доводит этот принцип до крайности. Поставщики земли — землевладельцы, — стремясь максимизировать доходы, не имеют альтернативы предложению всей своей земли на рынке. Таким образом, эластичность предложения равна нулю, а налоговое бремя ложится исключительно на земле­владельцев.

А как обстоят дела с эффективностью? Безвозвратная потеря от введения налога зависит от эластичности спроса и предложения. Налог на землю — крайний случай. Так как эластичность предложения равна нулю, налог на землю не изменяет рыночное распределение. Таким образом, говорить о безвозвратной потере нет оснований, а налоговые поступления правительства в точности равны потерям землевладельцев.

В теории налогообложение земли может показаться привлекательным, но его практические преимущества далеко не очевидны. Для того чтобы избежать искажения налогом на землю экономических стимулов, он должен применяться к землям, «незнакомым» с человеческим трудом, поскольку очень часто цен­ность земли обусловливается проведением работ по очистке её от деревьев, прокладке канализации или строительству дорог. Если вы хотите убедиться в важности работ по улучшению земли, сравните стоимость 1 га земли в Лас-Вегасе и 1 га земли в Долине Смерти. Необработанные земли в обоих случаях ничем не отличаются: и тот и другой участки находятся в пустыне, однако земля в Лас-Вегасе обладает гораздо большей ценностью в связи с улучшениями, проведенными на этом участке и в прилегающих окрестностях.

В отличие от необработанной земли эластичность предложения улучшенной земли больше 1. Если налогом облагается улучшенная земля, искажаются сти­мулы. Реакция землевладельцев на введение налога выразится в сокращении ресурсов, направляемых на улучшение земель.

Предложение Генри Джорджа о введении единого налога на землю не пользу­ется поддержкой современных экономистов. Проблема не только в налогооб­ложении улучшенной земли. Такой налог не способен обеспечить государ­ство достаточными для содержания армии чиновников средствами. Впрочем, многие из доводов Генри Джорджа сохраняют актуальность. Вот как оценива­ет их выдающийся современный экономист Милтон Фридмен:

«По моему мнению, наименее худшим налогом является налог на собственность, взима­емый с необработанной земли, о чем много-много лет назад говорил Генри Джордж».

Система показателей состояния и эффективности использования мелиорированных земель

Рациональное использование мелиорированных земель вклю­чает полное, правильное и эффективное землепользование.

Полное использование мелиорированных массивов в сель­ском хозяйстве означает степень их освоения под пашню, сено­косы, пастбища и многолетние насаждения. В республике из-за несвоевременного залужения площадей после реконструкции мелиоративных систем и окончания их нового строительства ежегодно не используется свыше 2 % сельскохозяйственных угодий.

Правильное землепользование обусловливает доброволь­ность выбора форм хозяйствования и сроков аренды улучшен­ных земель, обеспечение благоприятных условий для хозяй­ственного функционирования всех землепользователей путем создания компактного земельного массива и удобной транспорт­ной доступности, недопустимость занятия под застройку высо­коплодородных осушенных и других ценных земель.

Эффективное ведение мелиоративного земледелия связано с результативностью, соизмерением затрат и результатов. Эф­фект от мелиорации земель в сельском хозяйстве проявляется в ряде аспектов:

  • расширяются площади коренным образом улуч­шенных угодий за счет вовлечения в оборот болот, пустырей, площадей под кустарником и мелколесьем
  • повышается коэф­фициент использования земель в результате устранения небла­гоприятного водргого режима, удаления валунов и камней, про­ведения других агромелиоративных мероприятий
  • увеличива­ются контуры полей и улучшается их конфигурация, что созда­ет условия для высокопроизводительного использования тех­нических средств
  • повышается плодородие почвы и создаются условия для улучшения структуры угодий и посевных площа­дей, возделывания более интенсивных культур, расширения повторных посевов

Поэтому для разносторонней оценки эконо­мической эффективности сельскохозяйственного использова­ния мелиорированных земель применяется система показате­лей, которые:

  • определяют уровень продуктивности и эффективности ис­пользования мелиорированных угодий (выход продукции в на­туральном и стоимостном выражении, валовой и чистый дохо­ды, прибыль с единицы мелиорированной площади)
  • характеризуют различные стороны эффективности сельско­хозяйственного производства на мелиорированных землях (производительность труда, рентабельность, фондоотдача, выход ва­ловой продукции, валовой и чистый доходы, прибыль на 100 р. производственных затрат, себестоимость 1 ц важнейших видов продукции, срок окупаемости капитальных вложений)
  • определяют основные факторы повышения эффективности мелиоративного земледелия (структура угодий и посевных пло­щадей, фондооснащенность и фондовооруженность, материало­емкость и др.).

Те или иные показатели предлагаемой системы следует при­менять в зависимости от целей проводимой оценки. Выбор наи­более рационального направления осуществляется путем выде­ления решающего показателя, взвешивания показателей по их влиянию на конечный результат сельскохозяйственной дея­тельности на мелиорированных землях.

Наиболее эффективный будет тот уровень использования мелиорированных угодий, который обеспечивает большее про­изводство сельскохозяйственной продукции и прибыли при не­уклонном сохранении и повышении плодородия почв и предот­вращении возможных отрицательных последствий на окру­жающую среду.

Потенциальные возможности коренным образом улучшен­ных почв позволяют поднять общую продуктивность культур до 60-80 ц кормовых единиц с 1 га (в настоящее время на них получают лишь 30-35 ц).

При таких высоких капитальных вложениях минимально допустимый уровень урожайности зерновых культур должен составлять не менее 35 ц/га, картофеля — 180, многолетних трав на сено — 70 ц/га. Фактически же около 30 % хозяйств по­лучают на мелиорированных землях менее 25 ц/га зерновых и до 120 — картофеля. Особенно плохо используются сенокосы и пастбища. Их продуктивность не превышает в большинстве сельхозорганизаций 20 ц/га корм. ед.

Ресурсы мелиорированных земель, их структура и распределение по зонам землепользования

Общая площадь мелиорации земель в республике превыша­ет 3,53 млн га. Преобладающая их часть (более 3,01 млн га) на­ходится в пользовании сельскохозяйственных предприятий. Лесных площадей осушено лишь 400 га.

Особенностью природных условий Республики Беларусь яв­ляется наличие больших площадей избыточно увлажненных земель. Водно-воздушный режим и тепловые свойства таких почв неблагоприятны для жизнедеятельности микроорганиз­мов, роста и развития культурных растений. Поэтому осушение является основным видом мелиорации на территории страны. Общая площадь осушенных сельскохозяйственных земель со­ставляет 2,9 млн га.

Орошение осуществляется на площади 114 тыс. га сельско­хозяйственных угодий республики. Из них сенокосы и пастби­ща занимают 42 тыс. га, а остальная часть орошаемых земель отведена под овощные культуры на пашне.

Осушение земли используется преимущественно для выра­щивания кормовых культур (свыше 58 %). Увеличение распаханности улучшенных земель — один из основных путей повы­шения уровня интенсификации их использования, роста объемов производства сельскохозяйственной продукции. Со­гласно расчетам, с 1 га осушенной пашни собирают в 3-5 раз больше продукции, чем с природных сенокосов и пастбищ.

Основной причиной, сдерживающей распашку осушенных зе­мель, является потенциальное плодородие заболоченных и торфяно-болотных почв. Данные почвенной характеристики сельскохо­зяйственных угодий с осушительной сетью в аграрных предприя­тиях республики свидетельствуют о том, что торфяники за­нимают 39,8 % их площади, при этом около 2/3 приходится на торфянисто- и торфяно-глеевые, а также маломощные торфяно-болотные почвы. Снижение интенсивности минерализации органи­ческого вещества торфа предопределяет луговодческое направле­ние в использовании торфяно-болотных почв.

Мелиорированные земли распространены по всем зонам рес­публики. Наиболее сосредоточены они в бассейнах Припяти, Западной Двины, Днепра, Сожа, Березины, Западного Буга, а также многих средних и малых рек. Основными землепользо­вателями осушенных и орошаемых площадей являются сель­хозпредприятия (2,81 млн га). Более половины всех коренным образом улучшенных земель размещены в хозяйствах Полесья, где заболоченность территории составляет в среднем 44 %, а в центральной ее части — 55-65 %.

Из остаточного мелиоративного фонда (1,6 млн га), согласно генеральной схеме использования земельных ресурсов Респуб­лики Беларусь, первоочередной резерв освоения составляет 1,141 млн га. Он расположен преимущественно в районах Ви­тебской области.

Кодекс Республики Беларусь о земле. Мониторинг земель

Принятый 11.12.1990 г. и действующий с 01.01.1991 г. «Кодекс о земле» с изменениями и дополнениями пересмотрен и одобрен Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 25.11.1998 г. и введен в действие в 1999 г. Данный до­кумент регулирует земельные отношения и направлен на созда­ние условий для рационального использования и охраны земель, воспроизводства плодородия почв, сохранения и улучшения природной среды, для равноправного развития всех форм хозяй­ствования. Он состоит из 16 разделов, 17 глав и 141 статьи. В первом разделе и главе изложены основные положения зе­мельного законодательства в Республике Беларусь. Земля ха­рактеризуется как объект права собственности, даны состав зе­мель, порядок их отнесения к категориям и порядок перевода их с одной категории в другую, указаны полномочия местных Сове­тов в регулировании земельных отношений, регламентируется порядок владения и пользования землей.

Права местных Советов и Палаты представителей Нацио­нального собрания в регулировании земельных отношений определены в главе 2 Кодекса о земле. Третья глава излагает по­рядок предоставления земель во владение и пользование, чет­вертая — их изъятия. Вопросы, касающиеся аренды земли, раскрыты в главе 5. В главе 6 рассмотрен порядок прекращения и перехода права владения и права пользования землей, а в гла­ве 7 — использования земельных участков для изыскательских работ. В главе 8 «Земельный налог и арендная плата за землю» регламентируются порядок налогообложения, арендной платы за землю, использование платежей за нее, указаны льготы при взимании платы.

В разделе 2 Кодекса о земле изложены права и обязанности землевладельцев и землепользователей, а в разделе 3 — вопро­сы землевладения и землепользования граждан в Республике Беларусь. В разделах 4-8 характеризуется земля с точки зре­ния ее целевого назначения: земли сельскохозяйственного на­значения, промышленности, транспорта, связи, обороны, при­родоохранного оздоровительного, историко-культурного назна­чения, земли лесного, водного фонда и госзапаса. Раздел 9 по­священ вопросам возмещения убытков землевладельцам, зем­лепользователям и потерь сельскохозяйственного производства.

В Кодексе значительное место отведено вопросам охраны зе­мель (раздел 10), контроля за их использованием и охраной (раздел 11), а также тех земель, которые подверглись радиоак­тивному загрязнению (раздел 12). Раздел 13 посвящен Государ­ственному земельному кадастру и определяет его назначение, содержание, порядок ведения, необходимую документацию. Порядок землеустройства излагается в разделе 14. Вопросы разрешения земельных споров и ответственности за нарушение земельного законодательства рассматриваются в разделе 15, заключение — раздел 16.

Мониторинг земель — это система наблюдений за использо­ванием почв и состоянием земельного фонда, в том числе земель, расположенных в зонах радиоактивного и других видов загряз­нений, для своевременного выявления изменения почв, опреде­ления их состояния, а также для выработки мер по предупрежде­нию и устранению последствий негативных воздействий.

Основные виды антропогенного воздействия (агрохимичес­кое, гидромелиоративное, техногенное и др.) носят региональ­ный характер, что предполагает организацию наблюдений за их проявлением на всей территории республики. Разнообразие антропогенного воздействия на земельные угодья республики определяет построение системы мониторинга земель, которая включает следующие разделы:

  1. Мониторинг земельного фонда.
  2. Агропочвенный мониторинг.
  3. Мониторинг техногенного загрязнения земель.

Они различаются спецификой параметров и методов наблю­дения, а также способом обобщения (оценки данных).

Главная задача мониторинга земель состоит в получении объективной и полной информации об изменении их состояния в региональном и локальном масштабах как единственной ос­новы для принятия решений по защите земельных угодий от нежелательных воздействии. Основной территориальной еди­ницей мониторинга является тип (класс) земель. В рамках тер­риториальной единицы и всей системы мониторинга земель осуществляются обобщение первичной информации, оценка их состояния, разрабатываются нормативы и рекомендации по их использованию и охране.

Мониторинг земель также дает возможность обеспечить за­конодательную и исполнительную власти, их органы на местах, заинтересованные предприятия, учреждения и граждан сведе­ниями о состоянии земель для организации рационального их использования, регулирования земельных отношений, обосно­вания размеров платы за землю, оценки хозяйственной дея­тельности и осуществления других мероприятий, связанных с землепользованием.

Мониторинг земель ведется по единой для страны методике и является основной частью мониторинга природных ресурсов Рес­публики Беларусь. Он обеспечивает проведение аэрофотогеодезических, топографических, почвенных, геоботанических, агрохи­мических съемок с использованием комплекса наземных, ста­ционарных и дистанционных наблюдений за процессами эрозии. Наблюдения выявляют: потери гумуса, засоления, загрязнения биологически опасными (в том числе радиоактивными) вещества­ми; переуплотнения и другие негативные изменения качествен­ного состояния земельных участков; динамику степени окультуренности используемых в сельском хозяйстве земель по комп­лексу показателей, характеризующих их плодородие.

Работы по мониторингу земель осуществляют Государствен­ный комитет по земельным ресурсам, геодезии и картографии и Министерство природных ресурсов и охраны окружающей сре­ды Республики Беларусь.

Роль и особенности земельных ресурсов в АПК

Земельные ресурсы в производственном потенциале агро­промышленного комплекса играют многостороннюю роль. Они служат местом, базой расположения предприятий и других объектов. В сельском хозяйстве земельные угодья выступают предметом и средством труда.

Как предмет труда земля выступает во время обработки ее верхнего почвенного горизонта орудиями труда. Человек ис­пользует механические, физические, химические и другие свой­ства земли и воздействует на культурные растения, обеспечивая необходимые условия для их роста и развития. В этом проявле­нии земля выступает как средство труда. Особенности земли как главного средства производства заключаются в следующем:

  • земля не создана трудом человека, а является продуктом природы
  • земля незаменима другими средствами производства
  • земля пространственно ограничена
  • использование земли как средства производства связано с постоянством места ее размещения. Сельскохозяйственное про­изводство приходится вести там, где есть пригодные почвы, при тех погодно-климатических условиях, которые характерны для данной местности
  • земельные участки неоднородны по качеству. Они различа­ются не только по содержанию питательных веществ в почве, но и по рельефу, другим признакам

Эти различия объективно влияют на результативность про­изводства. Все другие средства производства в процессе их ис­пользования изнашиваются физически, происходит их мораль­ный износ. В отличие от них земля при правильном использовании не изнашивается, не ухудшается, а, напротив, постоянно улуч­шается, повышается ее плодородие.

Различают естественное и искусственное плодородие почвы:

  • Естественное плодородие создается в результате длительного почвообразовательного процесса. Оно характеризует природ­ный запас питательных веществ в почве.
  • Искусственное плодо­родие — результат активной деятельности человека по повышению культуры земледелия, осуществлению дополнительных вложений в землю труда и капитала.

Экономическое плодородие представляет собой единство ес­тественного и искусственного. Его объективным показателем является урожайность. Для сравнения экономического плодо­родия применяют такой измеритель, как уровень плодородия, который выражает выход продукции земледелия в расчете:

  • на единицу площади (абсолютное плодородие) или выход той же продукции
  • на единицу затрат с учетом ее качества (относительное пло­дородие). Эти показатели могут исчисляться как в натураль­ном, так и в стоимостном выражении

Роль и особенности земельных ресурсов в АПК

Земельные ресурсы в производственном потенциале агро­промышленного комплекса играют многостороннюю роль. Они служат местом, базой расположения предприятий и других объектов. В сельском хозяйстве земельные угодья выступают предметом и средством труда.

Как предмет труда земля выступает во время обработки ее верхнего почвенного горизонта орудиями труда. Человек ис­пользует механические, физические, химические и другие свой­ства земли и воздействует на культурные растения, обеспечивая необходимые условия для их роста и развития. В этом проявле­нии земля выступает как средство труда. Особенности земли как главного средства производства заключаются в следующем:

  • земля не создана трудом человека, а является продуктом природы;

  • земля незаменима другими средствами производства;

  • земля пространственно ограничена;

  • использование земли как средства производства связано с постоянством места ее размещения. Сельскохозяйственное про­изводство приходится вести там, где есть пригодные почвы, при тех погодно-климатических условиях, которые характерны для данной местности;

  • земельные участки неоднородны по качеству. Они различа­ются не только по содержанию питательных веществ в почве, но и по рельефу, другим признакам.

Эти различия объективно влияют на результативность про­изводства. Все другие средства производства в процессе их ис­пользования изнашиваются физически, происходит их мораль­ный износ. В отличие от них земля при правильном использовании не изнашивается, не ухудшается, а, напротив, постоянно улуч­шается, повышается ее плодородие.

Различают естественное и искусственное плодородие почвы. Естественное плодородие создается в результате длительного почвообразовательного процесса. Оно характеризует природ­ный запас питательных веществ в почве. Искусственное плодо­родие — результат активной деятельности человека по повыше- 106

нию культуры земледелия, осуществлению дополнительных вложений в землю труда и капитала.

Экономическое плодородие представляет собой единство ес­тественного и искусственного. Его объективным показателем является урожайность. Для сравнения экономического плодо­родия применяют такой измеритель, как уровень плодородия, который выражает выход продукции земледелия в расчете:

  • на единицу площади (абсолютное плодородие) или выход той же продукции;

  • на единицу затрат с учетом ее качества (относительное пло­дородие). Эти показатели могут исчисляться как в натураль­ном, так и в стоимостном выражении.

Показатели эффективности использования земли. Направления улучшения использования земли

Различают два показателя оценки эффективности земли:

  • Натуральные (урожайность сельхозкультур).
  • Стоимостные (затраты денежных средств на один гектар). СВПуд.= СВП/S

Пашню определяют по следующей формуле:

  • Sп.100б.=Sп.×Бп./100, по этой формуле определяют площадь пашни, если бы она была стабильной.

Зная общие затраты труда и площадь, можно узнать и затраты труда на один га. Урожайность сельскохозяйственных культур можно определить по формуле:

  • Уi100 = ВП/Sп.100i, где Уi100 – урожайность культуры при балле пашни 100.

Основные направления улучшения использования земли

  1. Интенсификация сельскохозяйственного производства и использования ресурсов.
  2. Совершенствование технологий.
  3. Достижения научно-технического прогресса.
  4. Совершенствование организации производства и оплаты труда.
  5. Соблюдение экологических требований, повышение плодородия почвы.

Экономическая оценка земли

Оценку земли проводят для того, чтобы выяснить:

  • стоимость земли
  • арендную плату
  • экономические расчеты

В рыночных условиях цена определяется на основании спроса и предложения. Стоимость земли определяется с учетом земельной ренты – это плата за пользование землей с учетом плодородия и расположения.

Различают:

  1. Дифференцированную ренту 1-го порядка – образуется за счет разности плодородия почв.
  2. Дифференцированную ренту 2-го порядка – образуется за счет дополнительного капитала.
  • R=Сзам.+Сi, где

R – дифференцированная рента;
Сзам. и  Сi – производственные затраты на 1 га на самом худшем участке(Сзам.) и на участке Сi.

  • R=Ук.ед.-Цк.ед.-С-0,3С, где

Ук.ед. – урожайность в кормовых единицах;
Цк.ед. – цена кормовой единиц;
С – затраты на 1 га кормовых культур;
0,3 – коэффициент рентабельности.

  • Цз.= R/r .100, где

Цз. – цена земли;
r – ссудный коэффициент.