Конспект экономиста:)

Меню

Метка: безопасность

Эффективная военная организация Российской Федерации — залог стабильности общества и государства

Военной силе в настоящее время отводится если не главная, то весьма важная роль в определении современного миропорядка. В этой связи возрождение государственности, стремление политического руководства страны защитить национальные интересы и сферы традиционного влияния России обуславливает возрастание роли Вооруженных Сил на данном историческом этапе развития.

В свете последних событий на Кавказе абсолютно очевидным становится тот факт, что гарантом сохранения России как независимого государства является эффективность военной организации государства и высокая боеспособность наших Вооруженных Сил.

В ходе телеконференции «Прямая линия» 18 октября 2007 г. Путин В. подчеркнул: «Планы в сфере совершенствования военной организации государства не просто большие — они грандиозные, и главной целью проводимых мероприятий является создание Вооруженных Сил, которые будут компактными, но очень эффективными и надежно обеспечат безопасность страны на многие годы вперед».

Усилению негативных тенденций в военной сфере способствуют затянувшийся процесс реформирования военной организации и оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации, недостаточное финансирование национальной обороны и несовершенство нормативной правовой базы. На современном этапе развития Российского государства это проявляется в крайне низком уровне оперативной и боевой подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в снижении уровня укомплектованности войск (сил) современным вооружением, военной и специальной техникой, в назревании социальных проблем военнослужащих, что приводит к ослаблению военной безопасности Российской Федерации в целом.

Сложившаяся в стране экономическая обстановка, порождающая множество проблем в развитии военной организации государства, ставит перед руководством России вопрос о необходимости поиска новых подходов по развитию и совершенствованию направлений военного строительства страны. В условиях экономического кризиса, небывалого снижения затрат на оборонное производство, уменьшения затрат на развитие отечественной науки и техники, значительного распада научно-исследовательских коллективов, основное внимание уделяется решению частных вопросов развития и реформирования военной организации государства. Данный подход, по нашему мнению, является принципиально неверным и бесперспективным, так как решение краткосрочных задач лишь создает видимость решения вопросов.

Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ в январе 2000 г., выделяет национальную безопасность как одну из главных проблем российского общества. В ней систематизированы интересы личности, общества и государства, определены основные угрозы этим интересам в различных сферах жизнедеятельности, даны важнейшие направления предотвращения и нейтрализации угроз.

Россия — это великая держава, которая сегодня переживает значительные экономические, политические и иные трудности. В силу сложившегося положения, на наш взгляд, первоочередные задачи России на сегодняшний день состоят в естественном сохранении своих территорий и отстаивании национальных интересов, сохранении военной безопасности, обеспечении надежной защищенности своего военно-стратегического пространства.

Обеспечение военной безопасности традиционно для ряда стран, является основой национальной безопасности и признано важнейшим направлением деятельности Российской Федерации.

В Конституции Российской Федерации отсутствуют прямые установки по военной безопасности. Однако в ст. 71 Конституции Российской Федерации установлена норма, в соответствии с которой в ведении Российской Федерации находится оборона и безопасность. По нашему мнению, оборона и безопасность является одним из самых важных компонентов военной безопасности. Анализируя текущее законодательство, можно сделать вывод, что по настоящий момент содержание понятия «военная безопасность» еще не закреплено в Российском законодательстве. Сам термин «военная безопасность» упоминается в ряде нормативных актов, в том числе в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, Военной доктрине Российской Федерации, Военной доктрине Союзного государства и пр.

В научной литературе встречается значительное количество формулировок, определяющих военную безопасность.

Однако по нашему мнению, многие из них являются несколько размытыми и не конкретизирующими содержание понятия «военная безопасность». Зачастую, авторы определяющее место отводят внешнеполитической деятельности государства и практически не учитывают внутренние и так называемые трансграничные угрозы, закрепленные в действующем законодательстве. Однако внутренние угрозы представляют собой не меньшую опасность и имеют огромную значимость в связи с чем их нельзя не учитывать в современных условиях.

В этой связи представляется, что содержание термина «военная безопасность» не ограничивается мерами обеспечения защиты страны от внешних угроз, а включает в себя и комплекс политических, экономических, военных и иных мер по обеспечению зашиты страны от всех видов военных угроз.

В данном вопросе более приемлемой, по нашему мнению, является позиция профессора Кудашкина А.В., который определяет военную безопасность как «состояние государства, при котором вероятность развязывания боевых действий как извне, так и изнутри сводится к минимуму».

Еще более полное и развернутое определение военной безопасности дается профессором Гацко М.Ф., который характеризует военную безопасность как «важную составную часть системы национальной безопасности, представляющей собой состояние достаточной защищенности жизненно важных интересов государства, общества и личности в оборонной сфере от внешних, внутренних и трансграничных угроз».

Военная доктрина (п. 7) устанавливает, что обеспечение военной безопасности является важнейшим направлением деятельности государства. Главными целями обеспечения военной безопасности являются предотвращение, локализация и нейтрализация военных угроз Российской Федерации.

Для сохранения военной безопасности России требуется поддержание военного потенциала на уровне, достаточном для обороны в случае возникновения кризисной ситуации в непосредственной

близости от государственной границы. Требуемый уровень военной безопасности достигается при наличии всего комплекса структурных компонентов как чисто военных, так и политико-дипломатических, экономических, морально-психологических и др., формируемого целенаправленными и скоординированными усилиями государственных институтов.

В осуществлении задач по сохранению военной безопасности военная сила играет, если не определяющую, то немаловажную роль. Военная сфера государства является широким понятием, включающим не только оборону, но и выявление, нейтрализацию, пресечение и парирование угроз с применением вооруженной силы. Организация работы государства по обеспечению должного уровня обороноспособности страны ведется как всеми органами государственной власти, так и специально учрежденными с этой целью организациями в совокупности образующими военную организацию государства.

В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации «Усилению негативных тенденций в военной сфере способствуют затянувшийся процесс реформирования военной организации и оборонного промышленного комплекса Российской Федерации, недостаточное финансирование национальной обороны и несовершенство нормативной правовой базы. На современном этапе это проявляется в критически низком уровне оперативной и боевой подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в недопустимом снижении укомплектованности войск (сил) современным вооружением, военной и специальной техникой, в крайней остроте социальных проблем и приводит к ослаблению военной безопасности Российской Федерации в целом».

Военная сила является важнейшим средством обеспечения интересов военной безопасности государства и занимает определяющее место обшей в системе безопасности страны по следующим обстоятельствам:

  1. применение военной силы является крайней мерой достижения политических целей. Международная практика показывает, что мировое сообщество использует военную силу в качестве последнего способа при разрешении конфликтных ситуаций;
  2. к сожалению, на сегодняшний день человечеству не удалось создать эффективные механизмы сдерживания войн и военных конфликтов, в связи с чем многие государства вынуждены принимать меры по поддержанию своего боевого потенциала на уровне, необходимом для отражения возможной агрессии.

Основным инструментом обеспечения задач военной безопасности является военная организация государства, которая должна функционировать на уровне, адекватном характеру предполагаемых военных угроз. За военной организацией признается решающая роль в случаях развязывания агрессии против России или ее союзников, посягательств на суверенитет и территориальную целостность государства, в тех случаях, когда неотвратимо требуется применение Вооруженных Сил Российской Федерации для предотвращения военных угроз.

Изучением различных аспектов функционирования военной организации государства в разное время занимались такие ученые, как Добровольский A.M., Кудашкин А.В., Кузнецов Н.И., Романов П.И., Стрекозов В.Г. и др.

Существует множество терминов, отражающих сущность военной организации государства. Немецкий ученый Л. фон Штейн, достаточно подробно исследовавший деятельность государства в военной сфере, говоря о военной организации, назвал его «военным бытом»: «…этот организм государственной силы, обнаруживающийся самостоятельным образом и выражающий самостоятельную деятельность государства, и называем мы военным бытом его». Зачастую в качестве аналога данного определения используются такие понятия, как «военная деятельность» , «военная сила» , «армия», «силовые структуры» и т.п.

Конституция Российской Федерации не употребляет термина «военная организация государства», однако понятие военная организация государства раскрыто в текущем Российском законодательстве. В частности, Военная доктрина Российской Федерации определяет, что военная организация государства включает в себя Вооруженные Силы Российской Федерации, составляющие ее ядро и основу обеспечения военной безопасности, другие войска, воинские формирования и органы, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами, а также органы управления ими. В военную организацию государства также входит часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения задач военной безопасности.

Исходя из указанного в законе определения, можно предположить, что в широком смысле Российское законодательство делит военную организацию государства на три крупные составляющие:

  1. Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы, решающие задачи военной безопасности;
  2. органы управления войсками, воинскими формированиями и органами, не входящими в состав этих войск, воинских формирований и органов;
  3. организации промышленного и научного комплексов страны, предназначенные для обеспечения задач военной безопасности.

Анализируя действующее законодательство, можно прийти к выводу, что ныне закрепленное понятие «военная организация государства» является неполным и неточным. Нечеткое определение влечет за собой произвольное толкование важнейшего термина, являющегося ключевым в понятийном аппарате всей теории военной безопасности. В данном определении закреплена лишь обобщенная структура военной организации. Однако военная организация государства представляет собой сложное многогранное образование и ни в коем случае не может сводится к совокупности «силовых структур». Деятельность государства в сфере обороны ведется не только специально созданными для того органами и учреждениями, в совокупности составляющими военную организацию государства, но и органами государственной власти всех уровней. Военная (оборонная) сфера деятельности государства должна включать в себя не только оборону, но и анализ, прогнозирование, выявление, нейтрализацию и пресечение угроз посредством применения вооруженной силы. Представляется, что понятие «военная организация государства» должно отражать не только структурный состав военной организации государства, но и сущность, цели и выполняемые задачи. Для устранения указанных неточностей более обоснованным было бы дополнить понятие «военная организация государства» и определить его: «Военная организация государства представляет собой особый государственный институт, реализующий систему политических, правовых, военных, экономических, социальных и иных мер, направленных на обеспечение задач военной обороны и безопасности государства. Военная организация государства включает в себя Вооруженные Силы Российской Федерации, составляющие ее ядро и основу обеспечения военной безопасности, другие войска, воинские формирования и органы, предназначенные для выполнения задач военной безопасности военными методами, а также органы управления ими. В военную организацию государства также входит часть промышленного и научного комплексов страны, предназначенная для обеспечения задач военной безопасности».

В настоящее время весьма активно ведутся споры о том, какая военная организация удовлетворяла бы современным потребностям России. По нашему мнению, армия должна отвечать следующим требованиям:

  • быть способной эффективно обеспечивать военную безопасность государства, при этом иметь высокую техническую оснащенность;
  • быть основой системы государственной власти в военной сфере, поддерживать боевой потенциал на уровне, необходимом для того, чтобы свести возможность войны к минимуму;
  • имея высокий уровень оперативной и боевой подготовки, в соответствии с изменениями международной обстановки в мире, а также внутренней ситуации в государстве, быстро и мобильно выполнять возложенные на нее функции;
  • обладать высоким уровнем технического обеспечения Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов (вооружением, военной техникой, боеприпасами, военно-техническим имуществом);
  • обладать хорошим состоянием военной инфраструктуры (стационарные объекты), предназначенной для обучения войск (сил), стратегического и оперативного развертывания и ведения военных действий.

Хотелось бы подчеркнуть, что, как отмечается в Военной доктрине Российской Федерации, составной частью и приоритетной задачей современного этапа военного строительства является проведение комплексной военной реформы, в рамках которой должно осуществляться взаимосвязанное, скоординированное реформирование всех компонентов военной организации государства .

Целью военной реформы является приведение военной организации государства в соответствие с внешними и внутренними условиями и задачами по обеспечению обороны и безопасности страны, при рациональном использовании выделяемых на эти нужды средств и ресурсов.

Несмотря на значительные экономические трудности нашей страны, видится, чрезвычайно важным выработать практические меры реализации национальных интересов в сфере военной безопасности. Считаем целесообразным сосредоточить ресурсы государства и гражданского общества на одной из первоочередных задач обеспечения военной безопасности.

В последнее время все более актуальным как в России, так и за рубежом становится принцип оптимизации «цена — качество» или «стоимость — эффективность». Сущность указанного принципа заключается в необходимости оптимизации финансово-экономических расходов с конечным результатом деятельности военной организации. Таким образом, военная организация должна, с одной стороны, обладать достаточным уровнем технической оснащенности и возможностью адекватно ответить на возможные силовые воздействия противника, а с другой — соответствовать финансовым возможностям и не быть «обременительной ношей» для экономики страны.

В свете проводимой сегодня в России реформы «военного ведомства», весьма актуальным является вопрос оптимизации количественного состава военной организации. 21 февраля 2008 г. Министром обороны России утверждены «Концептуальные подходы по оптимизации штатной численности воинских должностей в Вооруженных Силах Российской Федерации», главной целью которых является приведение состава и штатной численности Вооруженных Сил Российской Федерации в соответствие с их перспективным обликом. В основу идеи «оптимизации численности воинских должностей» положены идеи определения расходов на содержание армии, исходя из реальных «возможностей» бюджета.

Однако, видится, что идеи определения расходов на содержание армии, исходя из реальных «возможностей» бюджета, являются в корне неверными, так как определение численности «военного ведомства» должно исходить, прежде всего, из степени реальных и потенциальных угроз государства, исходящих от внутренних и внешних источников опасности.

Глубокое понимание поставленных вопросов, на наш взгляд, очень важно для дальнейшего развития России. Не секрет, что в 90-х гг. вопросам армии придавался статус второстепенной проблемы. Проблема усугублялась и тем, что осуществление расходов на нужды обороны происходило исходя из «возможностей» экономики. Это привело к тому, что в 90-х гг. финансирование армии осуществлялось исключительно «по остаточному принципу».

В этой связи представляется необходимым проведение регулярного анализа с целью прогнозирования характера вероятных угроз и способности нашего государства защитить суверенитет и независимость. Потому как формирование оптимальной численности Вооруженных Сил должно исходить из способности государства отразить внешнюю военную агрессию всей совокупностью находящихся в его распоряжении сил, средств и ресурсов. На современном этапе главной задачей организационного строительства Вооруженных Сил является обоснование и построение оптимального состава Вооруженных Сил мирного и военного времени. Решение этой задачи базируется на реализации основополагающего принципа теории строительства Вооруженных Сил — принципа соответствия состава Вооруженных Сил возлагаемым на них задачам в мирное и военное время и всестороннего учета экономических возможностей государства. Проблема заключается в научном обосновании их количественно-качественных показателей и оптимального соотношения между ними.

Подводя итог, необходимо сделать следующие выводы.

В последнее время, учитывая возрастание военной конфликтности в непосредственной близости от Российских границ, развитие международного терроризма, продвижение НАТО на восток, самого пристального внимания заслуживают проблемы, связанные с формированием стабильной, эффективной, качественной и надежной военной организации государства, как важнейшего фактора стабильности защищенности общества и государства.

Военная организация государства является основным инструментом и непосредственным субъектом обеспечения жизненных интересов Российской Федерации в военной сфере и должна поддерживаться на уровне, обеспечивающем адекватное реагирование на угрозы XXI в., а также развиваться с учетом характера современных угроз военной безопасности.

Фатеев К.В. Обеспечение военной безопасности Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. М., 2005. С. 163.

Военная организация государства представляет собой часть механизма государства, предназначенную для решения задач военной безопасности в области обороны. Военная организация занимает особое место в системе обеспечения национальной безопасности России и требует регулярного, пристального внимания со стороны государства и гражданского общества.

Для максимально эффективного функционирования военной организации государства представляется необходимым проведение объективной и всесторонней оценки ситуации в стране, регулярный анализ динамики внутригосударственных и межгосударственных процессов, прогнозирование характера и содержания возможных войн и вооруженных конфликтов, а также регулярное повышение боеготовности Вооруженных Сил. В конечном счете, как уже говорилось выше, необходимо выработать готовность российского общества отдавать приоритет национальным интересам. Для этого необходимо четко сформулировать национальные стратегические интересы, обозначить основные направления и задачи на ближайшее время. Комплекс этих мероприятий позволит более направленно и эффективно осуществлять практические шаги по обеспечению стабильности и безопасности государства.

Таким образом, эффективное функционирование военной организации государства может быть обеспечено:

  • высоким уровнем науки и техники;
  • повышением образовательного уровня общества и качества подготовки военных кадров;
  • патриотическим воспитанием молодежи;
  • активным информированием общества о военнополитической сфере государства;
  • совершенствованием системы комплектования военной организации;
  • совершенствованием нормативно-правовой базы развития военной организации и значительными финансовыми вложениями государства в сферу обороны и военной безопасности.

Компенсационные различия в заработной плате: требования безопасности

Конгрессмены и служащие других государственных учреждений, не являющиеся специалистами в экономике, часто утверждают, что любые условия необходимо сделать безопасными независимо от издержек. «Безопасность человеческой жизни — это вообще не вопрос экономистов», — утверждают они. Но их заявления о том, что издержки не должны играть роли в вопросах безопасности, не выдерживают даже самой простой критики. Достаточно проанализировать некоторые выводы, которые следуют из сделанного заявления.

Рассмотрим безопасность применительно к области эксплуатации автомобилей. В любой момент существует некоторая вероятность отказа тормозов при движении любого автомобиля. Последствия этого события бывают ужасными. Вероятность погибнуть в автомобильной катастрофе резко снижается, если каждый день опытный механик будет производить тщательную проверку тормозов. Однако, вероятно, ни один автомобилист не проверяет так часто тормоза у своей машины, поскольку издержки здесь довольно велики по сравнению с возможными выгодами. Большинство людей проверяют свои автомобили 1—2 раза в год, и нет никаких серьезных оснований предполагать, что необходимо изменить этот порядок.

Безопасность является преимуществом, которое многие люди ценят. Чтобы обеспечить ее, необходимо расходовать реальные ресурсы. Точно так же, как и в любой другой проблеме, связанной с использованием ресурсов, оптимальный уровень безопасности определяют сравнением соответствующих издержек и выгод.

Издержки на обеспечение безопасности и выгоды разные люди, вероятно, оценивают по-разному. Люди, боящиеся удара молнии, например, будут испытывать большее спокойствие от установки громоотвода, чем те, кто не испытывает страха перед грозой. Оптимальный набор средств безопасности будет выше для первых, чем для вторых.

Примерно те же вопросы возникают и при принятии решений, связанных с безопасностью на рабочем месте. Многие производственные виды деятельности связаны с риском для здоровья и безопасности. Этот риск обычно можно уменьшить за счет использования средств и мероприятий по технике безопасности. Все они связаны с дополнительными издержками и при этом во многих случаях все равно полностью не исключают риска. Должны ли осуществляться эти мероприятия, и если должны, то насколько это зависит от соотношения их ценности с издержками?

Чтобы сделать наше обсуждение более конкретным, рассмотрим ситуацию на угольной шахте, где рассматривается вопрос об установке фильтров, исключающих попадание в легкие угольной пыли вместе с воздухом. Издержки на установку и эксплуатацию этих фильтров составляют 50 долл. в неделю на 1 шахтера. При наличии фильтров продолжительность жизни шахтеров будет такой же, как конторских служащих, при отсутствии фильтров — на 10 лет меньше. Вопрос в том, должны ли устанавливаться фильтры, трансформируется в более узкий вопрос: «Оценивается ли увеличение продолжительности жизни шахтера выше, чем 50 долл. в неделю?» При положительном ответе фильтры должны устанавливаться, в противном случае эти устройства не будут установлены. Допустим, шахтеры оценили дополнительные 10 лет своей жизни только в 40 долл. в неделю. В то же время управляющий шахтой, установивший фильтры, должен сократить зарплату рабочих на 50 долл. в неделю, чтобы покрыть свои дополнительные издержки (допустим, что покупатели угля не намерены оплачивать дополнительные издержки этой шахты). Предполагается, однако, что шахтеры скорее предпочтут иметь 50 долл. в неделю, чем защиту, которую обеспечивают фильтры.

Конечно, многие шахтеры предпочтут установку фильтров, но далеко не все. Предположим, например, что 30% шахтеров оценят фильтры в 60 долл. в неделю, а остальные 70% — в 40 долл. Эти 30% шахтеров будут поддерживать предложение об установке фильтров, тогда как остальные 70% предпочтут обходиться без них. Шахты, которые установят фильтры, будут платить заработную плату на 50 долл. в неделю меньше, чем другие. Шахтеры, оценивающие фильтры в 60 долл. в неделю, предпочтут работу на шахтах, оснащенных фильтрами, а остальные шахтеры — работу на шахтах без фильтров.

Обычно предполагается наличие нескольких вариантов выбора. Линия В на рисунке означает непрерывность технически осуществимой комбинации «заработная плата — безопасность». На горизонтальной оси отражается уровень безопасности как годовая вероятность выживания на рабочем месте. (Полностью безопасной считается работа, где эта вероятность равна 1). На вертикальной оси отражается почасовая ставка заработной платы. Линия В имеет отрицательный наклон, поскольку для повышения безопасности должны тратиться ресурсы. Форма линии В является выпуклой, поскольку мы сначала устанавливаем самые дешевые и самые эффективные устройства безопасности и только потом используем более дорогостоящие. Стремящаяся к 1 линия В так и не достигает ее; это свидетельствует о том, что независимо от количества средств, потраченных на технику безопасности, мы не сможем гарантировать отсутствие аварий.

Комбинация «заработная плата - безопасность»

Рис. Комбинация «заработная плата — безопасность»
Люди, не боящиеся риска (с низкими предельными нормами замещения заработной платы на вероятность выживания) будут выбирать более рискованные работы с более высокой заработной платой (точка А). Люди, избегающие риска, будут выбирать более безопасные работы с более низкой заработной платой (точка С).

Выбор оптимальной комбинации каждым работником зависит от его сопоставимой оценки риска и материального благополучия. Люди, не желающие рисковать, будут иметь относительно крутые кривые безразличия, отражающие их согласие на более низкую заработную плату в обмен на повышенную безопасность (их выбор представлен точкой С).

Напротив, для людей, не боящихся риска, будет характерна более плавная кривая безразличия, отражающая их меньшее желание отказаться от дохода в виде заработной платы в обмен на дополнительную безопасность. Оптимальный выбор такого человека представлен точкой А.

Теория компенсационных различий в заработной плате предсказывает, что при всех прочих равных условиях более опасной является та работа, за которую больше платят. Корнелльский экономист по вопросам труда Роберт Смит сделал критический обзор восьми различных эмпирических исследований, в которых изучались взаимосвязи между ставками заработной платы и степенью риска работ. Эти исследования, каждое из которых основывалось на собственном наборе различных данных, выявили положительную взаимосвязь между размером заработной платы и вероятностью гибели на рабочем месте.

Размеры компенсационных различий в заработной плате составляли от 20 до 300 долл. в год на каждую 0,0001 прироста годовой вероятности гибели на рабочем месте. Предложено в перспективе принять вероятность ежегодной гибели сталеваров на рабочем месте за 0,0001, а гибели лесорубов — за 0,001. Предположим, что рабочие оценивают снижение вероятности гибели на 0,0001 в 100 долл. за год. Тогда компенсационная разница в заработной плате за безопасность должна быть для лесорубов на 900 долл. в год выше, чем для сталеваров (поскольку годовая вероятность погибнуть для лесорубов на 0,0009 выше). Конечно, общая разница в заработной плате между любыми двумя профессиями зависит от многих причин помимо риска смерти или травмы, поэтому разница в заработной плате сталеваров и лесорубов может быть либо больше, либо меньше 900 долл. в год. Теория свидетельствует о том, что если бы рубка леса каким-то образом смогла стать столь же безопасной, как работа на сталеплавильном заводе, то заработная плата лесорубов должна была бы снизиться на 900 долл. в год.

Однажды я присутствовал на конференции, где один экономист обсуждал концепцию компенсационных различий в заработной плате, связанных с безопасностью. Находившийся в аудитории социолог сердито реагировал на каждое его слово. Он торжественно заявил, что «теория полностью неверна, поскольку каждому известно, что большинство опасных и непрестижных работ всегда выполняют самые низкооплачиваемые рабочие». Действительно, самые опасные работы обычно выполняют рабочие с низким доходом, но это не свидетельствует о неправомерности теории. Утверждение теории, что заработная плата будет выше в менее безопасных областях работ, имеет оговорку «при прочих равных условиях». При рассмотрении большой выборки американских рабочих многие факторы, в частности уровень образования, умственного развития, опыта и предприимчивости, значительно различаются, а вместе с этим различается и способность получать доход от продажи своего труда на рынке. Из правдоподобного допущения, что безопасность является обычным благом, следует, что рабочие с высокими возможностями будут выбирать работу с высокими ставками заработной платы и уровнем безопасности, а рабочие с наименьшей производительностью — работу с более низкими уровнями безопасности и заработной платы. Но при этом их заработная плата оказывается более высокой, чем та, которую они получали бы, выбрав более безопасную работу (в силу их низкой производительности зарплата на этой работе не могла быть высокой).

Приведенные выше рассуждения легко представить на графике выбора оптимального соотношения между заработной платой и безопасностью. Линия на следующем рисунке характеризует набор технически осуществимых комбинаций между заработной платой и безопасностью для высококвалифицированного рабочего.

Влияние квалификации на оптимальный выбор уровня безопасности

Рис. Влияние квалификации на оптимальный выбор уровня безопасности
Бюджетное ограничение для высококвалифицированных рабочих (В1) представляет собой более благоприятный набор вариантов, чем для менее квалифицированных рабочих (B2). Если безопасность является обычным благом, то большинство квалифицированных рабочих будут выбирать работы с более высокой заработной платой и более безопасные (А), чем работы, выбираемые менее квалифицированными рабочими (С). Но для любого заданного уровня квалификации существует еще и замещение между заработной платой и безопасностью.

Линия В2 означает соответствующий набор для рабочего с низкой квалификацией. При анализе В1 и В2 выполняют роль бюджетных ограничений и для рабочего с высокой квалификацией располагаются дальше от начала координат. Если у двух рабочих кривые безразличия одинаковы и безопасность является обычным благом, то оптимальной для высококвалифицированного рабочего (А) является работа с более высокой заработной платой и более высокой вероятностью выживания, чем для рабочего с меньшей квалификацией (С).

Многие экономисты доказывали, что существование компенсационных различий в заработной плате, связанных с наличием или отсутствием безопасности, делает необязательным регулирование безопасности в условиях конкурирующих рынков труда. Чтобы проиллюстрировать этот аргумент, рассмотрим снова пример с рубкой леса и сталеплавильным производством. Представим, что существуют мероприятия (покупка более безопасного оборудования, введение более строгих правил техники безопасности и др.), обеспечивающие снижение годовой вероятности гибели при рубке леса до 0,0001, т. е. до уровня, существующего сейчас на сталеплавильных заводах. Допустим, что рабочие оценили в 100 долл. в год снижение на каждую 0,0001 вероятности гибели. Это означает, что рабочие должны согласиться на снижение заработной платы на 900 долл. в год, чтобы стало возможным внедрение всех дополнительно предусмотренных мер по безопасности. Лесозаготовительные компании, максимизирующие прибыль, имеют побудительный стимул к реализации этих мероприятий, если их издержки составят менее 900 долл. в год на каждого рабочего. Если же издержки окажутся выше 900 долл., то ни компания, ни рабочие не смогут изменить положение. Ясно, что должны предприниматься действия, делающие процесс рубки леса более безопасным, но при издержках, которые сами лесорубы считают целесообразными и не слишком высокими.

Закон об охране труда (OSHA), принятый Конгрессом в 1970 г., устанавливает строгие стандарты безопасности на рабочем месте. Его заявленной целью является «гарантирование высокой степени защиты здоровья и безопасности работающего». Экономисты часто подвергали критике OSHA, утверждая, что безопасность, в условиях которой вынуждены работать многие люди, превышает степень безопасности, которую они бы предпочли, оплачивая ее. Например, рабочий выбрал бы работу в точке А, однако OSHA требует, чтобы минимальная безопасность работы равнялась гс. Вследствие этого рабочий вынужден отказаться от работы в точке А и выполнять работу в точке С. Но работа в точке С, хотя и является более безопасной, способствует установлению более низкой кривой безразличия для этого рабочего. В точке С величина денежных средств, которых он согласен лишиться для увеличения безопасности, меньше издержек, необходимых для этого увеличения. Оценивая альтернативу с точки зрения рабочего, мы должны признать, что требования безопасности ставят его в затруднительное положение.

Требования безопасности, снижающие полезность

Рис. Требования безопасности, снижающие полезность
Рабочий, принимающий решения самостоятельно, выбирает на графике работу в точке А. Однако требования по минимальной безопасности (rc) заставляют его выбрать работу в точке С, которая способствует установлению для него более низкой кривой безразличия, чем работа в точке А.

Сторонники регулирования вопросов охраны труда иногда заявляют, что критика OSHA со стороны экономистов была бы оправданной только при наличии полностью информированного, высококонкурентного рынка труда. Однако это условие редко удовлетворяется на практике, если удовлетворяется вообще. В отношении охраны здоровья вообще и влияния токсичных веществ в частности рабочие часто совершенно не информированы и поэтому не могут осуществить продуманный выбор между различными программами компенсаций. По этой причине рабочие уполномочивают правительственных чиновников действовать в качестве консультантов-экспертов в их интересах для защиты их от риска, оценку которого они считают слишком сложной, чтобы понять его последствия.

Такая аргументация сторонников регулирования вопросов охраны труда кажется достаточной, чтобы во многих случаях оправдать вмешательство в эти процессы. Но она не является достаточной, чтобы объяснить многие другие примеры. Рассмотрим опять проблему выбора между шахтами с загрязненным и чистым воздухом. Фактически каждый шахтер осведомлен, что вероятным последствием работы в загрязненной шахте является пневмокониоз (запыленность легких) — профессиональное заболевание шахтеров, сильно истощающее организм и часто приводящее к летальному исходу. Поскольку каждый шахтер, вероятно, знает несколько человек в своем ближайшем окружении, страдающих этой болезнью «черных легких», кажется неправдоподобным, что он будет выступать против требования установки фильтров.

Но если критика OSHA со стороны экономистов правомерна, то следует признать, что рабочие будут противиться требованиям и правилам, которые устанавливает этот закон. При этом зачастую рабочих поддерживают собственники предприятий, не заинтересованные в соблюдении техники безопасности. Возникает вопрос: почему бы владельцам шахт, максимизирующим прибыли, просто не установить фильтры на своих шахтах и не привлечь туда тех шахтеров, которые в этом заинтересованы (и которые согласны со снижением заработной платы на величину, достаточную для оплаты фильтров)?

Ответом на этот и другие специфические вопросы относительно трудовых контрактов является то, что реально рынки труда зачастую не являются конкурентными. Лица, придерживающиеся такого убеждения, заявляют, что рабочим недостает свободы передвижения, миграции, необходимой для широкого выбора устраивающего их варианта работы, поэтому они уязвимы для эксплуатации со стороны своих нанимателей.

Чтобы должным образом проанализировать этот аргумент, мы должны немного отвлечься и исследовать силы, воздействующие на заработную плату и занятость на рынке труда, где в качестве нанимателя рабочей силы действует только одна фирма.