Рубрика: Психология управления

Отражение вероятностной структуры системы событий

Анализ вероятностно-прогностической деятельности показывает, что для человека характерен постоянный поиск недостающих алгоритмов поведения в вероятностной среде, знание которых позволило бы ему осуществить точное прогнозирование. Пытаясь предсказать появление очередного события, человек ведет себя так, будто считает предъявляемую ему последовательность не случайной, а подчиняющейся какому-то закону. Такое поведение наблюдается даже в случае осведомленности о вероятностном характере событий. Более того, человек строит свои прогнозы таким образом, как будто имеет дело с последовательностью, зависящей от результатов его прогностической деятельности.

Приступая к прогнозированию альтернативных событий в условиях эксперимента, человек имеет в своем распоряжении лишь цель деятельности, которая задается инструкцией и заключается в достижении максимальной эффективности прогнозирования. Отражение же условий деятельности и нахождение способов достижения цели, формирование программ действий, определение критериев оценки результатов прогностической деятельности и нахождение видов обратных связей для коррекции своих действий он должен произвести самостоятельно. Иными словами, он должен сформировать субъективную модель условий деятельности, позволяющую ему осуществлять регулирование собственных прогностических действий на основе упреждающего моделирования актуальной ситуации.

Определяющее значение для такого моделирования имеет способность к осознаваемому отражению вероятностно-временной структуры альтернативных событий, а также структуры действий самого субъекта. Именно эта способность и определяет эффективность процессов саморегулирования целенаправленной деятельности в условиях неопределенности.

Вместе с тем человек способен и к непроизвольному, неосознаваемому отражению вероятностно-временных характеристик актуальной ситуации. Непроизвольное накопление информации может стать предметом сознательной оценки и оказывать влияние на организацию произвольно регулируемой деятельности.

В процессе отражения вероятностных характеристик альтернативных компонентов проблемной ситуации формируется субъективная вероятностная модель. На ее основе осуществляется вероятностное прогнозирование значимых компонентов актуальной ситуации, понимаемое как предвосхищение будущего в целях оптимальной организации поведения и выражающееся в ожидании того или иного значимого события и программировании соответствующих действий.

Субъективная вероятностная модель является динамическим образованием: в ходе деятельности она постоянно соотносится с действительностью, на основе чего непрерывно корректируется. Субъект накапливает информацию об объективной вероятностной структуре актуальной ситуации и активно использует ее для организации своих действий. Субъективная вероятностная модель актуальной ситуации не может быть полностью адекватной, хотя она и отражает реальные вероятностные характеристики событий.

Можно предположить, что «остаточная» неопределенность субъективной модели, являясь принципиально неустраняемой, служит постоянным стимулом, побуждающим к выявлению структурных закономерностей в отражаемой системе событий, без чего невозможно представить целенаправленную деятельность.

Откуда же в голове человека возникает образ будущего, еще не наступившего? Основным источником может явиться прошлый опыт, информация о котором хранится в памяти. Если бы мы жили в жестко, однозначно детерминированной среде, где вслед за каким-либо событием всегда следует другое определенное событие, прогнозирование было бы весьма простым – его обеспечивала бы память о последовательности событий в прошлом. Но среда, в которой живет и трудится человек, не является ни жестко детерминированной, ни абсолютно хаотичной. После какого-либо события одни наступают часто, другие – редко. В вероятностно организованной среде память может обеспечить лишь вероятностное прогнозирование того, что произойдет дальше.

Память сохраняет не только следы бывших событий и их очередности. В ней отпечатывается и то, как часто одно событие следовало за другим. Так, если после события А в прошлом наступали события В1,В2,В3…, Вn, то в памяти содержатся данные о том, как часто каждое из них встречалось после события А, и это позволяет предположить вероятность наступления того или иного события после А: появление события В1 прогнозируется с вероятностью Р1, появление события В2 – с вероятностью Р2 и т.д. Прогнозирование на основе вероятностной структуры прошлого индивидуального опыта представляет собой прогнозирование предстоящих событий.

В любой деятельности человек предвидит наиболее вероятные возможности дальнейшего развития событий, включая наиболее вероятные результаты собственных действий. Без этого была бы невозможна какая бы то ни было деятельность. Какую же пользу приносит людям способность к вероятностному прогнозированию? Предположим, что вероятность наступления события В1 в случае, если имело место событие А, равна 0,9. Это значит, что за достаточно длинный отрезок времени после события А в 90% случаев наступало событие В1. Следовательно, Р2,Р3…, Рn очень малы, составляя в сумме 0,1. Человек получит определенное преимущество, если при наступлении события А сразу же начнет преднастройку – подготовку к реакции на событие В1. В 90% случаев его реакция окажется выигрышной – более быстрой, чем, если бы он начинал подготовку лишь после того, как узнал, какое именно событие на сей раз следует за А. При этом человек проиграет во времени реакции в случае наступления какого- либо из маловероятных событий, но проигрыш будет малым – 10%.

Рассмотрим крайнюю ситуацию, когда после А всегда наступает В1. Тогда Р1=1, а Р2=Р3=…Рn=0. После А можно достоверно прогнозировать наступление В1. Следовательно, после А организм может не просто готовиться к реакции, соответствующей ситуации В1, а даже доводить эту реакцию до конца, не дожидаясь В1.

А если нет такого события, вероятность возникновения которого после А значительно выше, чем всех остальных? Рассмотрим другую крайнюю ситуацию, когда события В1,В2…, Вn одинаково часто, но в случайном порядке встречались после события А (Р1=Р2=…Рn=1/n). Тогда наступление события А не дает никаких оснований прогнозировать с большей вероятностью наступление какого-либо из событий В1,В2…, Вn. Подготовка к действиям, соответствующим лишь одному из них, чаще всего вела бы не к выигрышу, а к проигрышу в быстроте реакции. Максимальный выигрыш во времени реакции получится, если человек равномерно распределит свои резервы для преднастройки к действиям в любой из ситуаций В1,В2…, Вn.

Способность к вероятностному прогнозированию необходима для хорошей ориентировочной реакции, которая возникает в случае неопределенности вероятностного прогноза, в частности, при возникновении неожиданной ситуации. Затухание ориентировочной реакции вызывается изменением прогноза: неопределенный вначале, он сменяется определенным, т.е. сигнал влечет за собой для человека что-то вполне определенное.

Условную и ориентировочную реакции можно рассматривать как крайние случаи. Первая из них возникает как ответ на предельно определенный вероятностный прогноз, вторая – на неопределенный вероятностный прогноз. В естественных условиях жизни на Земле не бывает крайних ситуаций, соответствующих идеальному условному рефлексу или идеальной ориентировочной реакции, хотя встречаются близкие к одной из них. В эксперименте можно приблизиться к ним еще более. Жизнь же дает непрерывный ряд ситуаций от почти полной определенности до почти полной неопределенности вероятностного прогноза. Живые организмы отвечают на них рядом реакций, имеющих черты как условной, так и ориентировочной. Все это – реакции на прогнозируемую ситуацию.

В поведении животных и человека можно найти огромное множество примеров того, как организм строит свое поведение с учетом вероятностного прогноза.

Эрнест Хемингуэй в повести «Старик и море» так описывает охоту золотой макрели за летучей рыбой: «Макрель плыла ей наперерез с большой скоростью, чтобы оказаться под рыбой в тот миг, когда она опустится в воду».

Игрок в волейбол прыгает и отводит руку назад с таким расчетом, чтобы при движении вперед она оказалась там же, где, по его прогнозу, в этот момент окажется мяч.

В соответствии со сказанным выше, если в опыте данного индивида после события А наступало событие В1 или событие В2, или событие В3, то в памяти осталась информация не только о том, какие события имели место и в каком порядке они следовали, но и о том, как часто вслед за А наступало В1, как часто вслед за А наступало В2 и т.д. Память сохраняет, таким образом, условную вероятность (Р1) появления В1 в случае, если имело место событие А, условную вероятность (Р2) появления В2, в том же случае и т.д. Это позволяет осуществлять вероятностное прогнозирование – предсказывать, с какой вероятностью то или другое событие может наступить в данных условиях.

Благодаря памяти человек не только знает прошлое, но и может прогнозировать предстоящее и заблаговременно готовиться к нему. Без памяти о прошлом он был бы безоружен перед будущим.

Comments are closed .