Рубрика: Экономика СССР

Экономическое развитие в условиях перестройки. Реформы 1987 — 1988 гг. и их последствия

Кампании по модернизации экономики и внедрению новой дисциплины в 1987 — 1988 гг. открыли путь реформе самой системы. Ключевым элементом этого нового отношения был Закон о государственном предприятии, который заменил традиционные обязательные плановые задания предприятий так называемыми государственными заказами (а именно, централизованно направляемыми предприятиям заказами на поставку указанного количества товаров). К тому же, этот закон дал предприятиям некоторую свободу в заключении сделок непосредственно друг с другом, а также предоставил им большую автономию в распределении заработанных ими средств, в частности в выплате заработной платы и премий. Другим серьезным шагом реформы в этот период была децентрализация внешней торговли, причем к 1989 г. объем внешнеторговых операций проводимых помимо старых, традиционно связанных с этим государственных внешнеторговых предприятий, по имеющимся сведениям, значительно возрос.

Другие реформы внешнеэкономического сектора включили план формирования собственной валютной выручки предприятия, систему дифференцированных валютных коэффициентов и валютные аукционы с ограниченными операциями. Поскольку эти меры имели беспорядочный характер, их результаты оказались противоположными ожидаемым. После децентрализации внешней торговли импорт из стран с конвертируемой валютой значительно возрос, а финансирование и промышленный экспорт остались почти без изменения.

Возросшая автономность предприятий была значительно ограничена системой государственных заказов, которая в 1988 и 1989 гг. охватывала большую часть промышленного производства. Начался незначительный демонтаж традиционной системы планирования, однако по-прежнему оставались незатронутыми реформами негибкая и извращенная система официальных цен, а также роль государственного распределительного ведомства (Госснаба) в размещении большей части материальных ресурсов.

Начиная с 1988 г. предприятиям было разрешено устанавливать «договорные» цены на так называемые новые товары, но и это осуществлялось под контролем государственных органов и, в любом случае, охватывало лишь малую долю продукции предприятий. Поощрение частной хозяйственной деятельности сводилось в основном к незначительному количеству совместных предприятий с иностранным участием и, начиная с 1988 г., неохотно одобренных так называемых кооперативов, которые подвергались разнообразным ограничениям и периодической травле. Хотя в 1988 г. была создана двухъярусная банковская система, центральный банк (Госбанк) не получил ни независимости, ни средств для борьбы с инфляцией. Административный контроль за движением финансов был только ослаблен, а не заменен рыночным механизмом распределения кредита и новыми средствами макроэкономического управления. Ставки процента как на депозиты, так и на кредиты оставались низкими и постоянными; несмотря на то, что банковские кредиты предприятиям в этот период уменьшились, ликвидность предприятий выросла за счет увеличения нераспределенных прибылей. Отсутствие дисциплины при определении заработной платы усугубилось, а неоднократные попытки управлять ростом зарплаты с помощью налогов на «избыточное» ее повышение не имели успеха, т. к. они подрывались различными исключениями и непоследовательностью в их осуществлении. Предприятия, получив большую свободу в принятии производственных и инвестиционных решений, пользовались этим в условиях извращенных и жестких цен. Можно сказать, что ослабление контроля за экспортом, зарплатой и финансами предприятий было серьезной ошибкой, поскольку это не сопровождалось жестким ограничением их бюджета и либерализацией цен.

В 1988 г. второй раз наблюдались резкие потери в торговле. Как и в 1986 г. это привело к дальнейшему ухудшению финансового баланса, что усугубилось снижением отчислений из прибылей предприятий, а также резким ростом субсидий потребителям как в рамках, так и за рамками бюджета. Дефицит возрос, достигнув 11 % ВВП в 1988 г. Бюджетные дефициты покрывались почти исключительно за счет кредитов, предоставляемых Госбанком. В результате этого и несмотря на уменьшение кредитов предприятиям, среднегодовой прирост денежной массы в 1987 — 90 гг. составил 14 — 15%. Предприятия в своих попытках избавиться от избыточной ликвидности аккумулировали излишние товаро-материальные запасы и предпринимали новые инвестиционные проекты, которые только увеличили и без того крупные объемы незавершенного строительства.

Растущие внутренние диспропорции в сочетании с ухудшением условий торговли и недостатком контроля за ростом импорта привели к резкому ухудшению внешнего платежного баланса начиная с 1988 г. Ухудшилось состояние баланса торговли со странами СЭВ, так как падение цен на нефть в прошлом продолжало вести к снижению цен на нефть в рамках СЭВ, которые устанавливались по скользящей шкале на основе предыдущих пяти лет. В 1988 г. положительное сальдо торгового баланса в конвертируемой валюте резко сократилось, а в 1989 исчезло совсем. В результате резко возросла валовая внешняя задолженность СССР в конвертируемой валюте, достигнув к концу 1989 г. цифры 54 млрд. американских долларов, причем большая часть этого прироста приходилась на краткосрочную задолженность. Однако показатели внешней задолженности и обслуживания долга оставались по-прежнему ниже большинства восточноевропейских стран.

Неравномерная либерализация в рамках проводимых реформ и их тенденция к ослаблению финансового контроля сопровождалась в конце десятилетия целым рядом специфических факторов, которые обостряли дефициты. Нефте- и угледобыча, которые опирались на высокие нормы инвестирования с низкой, как правило, степенью окупаемости в восьмидесятых годах, начали сокращаться в 1989 г., и это сокращение неуклонно продолжалось в 1990 г. В сети железных дорог заторы были серьезной проблемой. Сельское хозяйство продолжало сдерживать общий рост и страдало от серьезных проблем, связанных с хранением и распределением продукции. Серьезным побочным эффектом гласности стало возрастающее проявление национального самосознания. К концу десятилетия открытые межнациональные конфликты стали приводить к нарушению производственного ритма и работы транспорта. В условиях гласности возросла общественная озабоченность серьезными экологическими проблемами. Такие случаи, как чернобыльская катастрофа, получили широкую огласку, что привело к созданию групп по охране окружающей среды, иногда примыкающих к националистическим движениям. Эти группы вынуждали закрывать предприятия и блокировали новые разработки, увеличивая экономический беспорядок.

На протяжении всего этого периода темпы роста основных фондов продолжали сокращаться: чистые инвестиции в основной капитал (за исключением незавершенного строительства) снизились с 14 % ЧМП в 1988 г. до 11 % ЧМП в 1990 г. Темпы роста рабочей силы также снижались, отражая неуклонное замедление темпов роста трудоспособного населения в большинстве республик, а также резкое сокращение показателей занятости в среднеазиатских республиках, где темпы прироста населения оставались высокими, и миграция из которых в другие области СССР была ограничена.

Экономика продолжала нести тяжелое бремя военных расходов, действительный уровень которых долгое время был предметом обсуждений. Большинство считает, что доля этих расходов в национальном доходе возросла в восьмидесятых годах. Однако с 1987 г. руководство объявило о своем намерении заморозить, а затем сократить военные расходы. Согласно бюджету 1990 г. расходы на оборону составляют около 7% ВВП, основания для расчетов этой цифры были уже, чем определение расходов на оборону, предусмотренное ООН. Если прибавить к расходам на оборону затраты на внутреннюю безопасность и всю научно-исследовательскую работу, финансируемую из бюджета (в частности, космическую программу), эта цифра превысит 9 %. Некоторые возражали, что учитывая тот факт, что цены на большую часть оборонной продукции значительно занижены, общий показатель военных расходов может оказаться в два раза выше. Несмотря на отсутствие официальных показателей военного экспорта, оценка западных специалистов предполагает, что в последние годы они могли составить 16-18 млрд. американских долларов, или около 15% экспорта.

Концентрация высококачественных трудовых и материальных ресурсов в оборонном секторе могла серьезно замедлить рост производительности в гражданских отраслях. Однако с 1987 г. правительство активно проводило политику переключения оборонных предприятий на производство потребительских товаров. Между 1988 и 1990 гг. производство потребительских товаров оборонной промышленностью возрастало на 9% в год, что составило около 50% объема производства оборонной промышленности в конце этого периода. Однако эти результаты были гораздо ниже запланированных; качество продукции, по сообщениям, было низким. В процессе настоящего анализа мы не проводили обстоятельной оценки этого явления.

Comments are closed .