Рубрика: Экономика

Теория платежного баланса как основа политики обменного курса

Согласно преобладающим сегодня взглядам поддержание денежной системы в здоровом состоянии возможно только при условии положительного сальдо платежного баланса. Считается, что при отрицательном сальдо платежного баланса страна неспособна постоянно поддерживать ценность своей валюты на стабильном уровне. Полагают, что обесценение валюты должно иметь органические причины и является неизлечимым недугом, если только не удастся устранить данные органические дефекты.

Неявное опровержение этой и связанных с ней точек зрения содержится в положениях количественной теории и в законе Грэшема. Количественная теория показывает, что из страны с полностью металлическим обращением (т.е. из страны, денежное обращение в которой состоит исключительно из металлических денег) деньги ни при каких условиях не могут утекать за границу постоянно. Напряженность с предложением денег на внутреннем рынке, вызванная оттоком части денежного запаса, понижает товарные цены, тем самым ограничивая импорт и поощряя экспорт. Этот процесс продолжается до тех пор, пока в экономике страны количество денег опять не увеличится. Драгоценные металлы, выполняющие функции денег, распределены между индивидуальными держателями и, следовательно, между разными странами, в соответствии с уровнем и интенсивностью спроса на деньги каждого держателя. Вмешательство государства, имеющее целью предоставить обществу необходимое количество денег посредством регулирования международных потоков, излишне. Нежелательный отток денег всегда представляет собой не что иное, как результат вмешательства государства, наделяющего деньги с разной ценностью одинаковым статусом узаконенного средства платежа. Все что государство должно делать для сохранения денежной системы в спокойном состоянии, это воздерживаться от подобного вмешательства. В этом суть денежной теории классической экономической школы и ее непосредственных преемников — экономистов денежной школы. С помощью современной теории ценности положения этой доктрины можно уточнить и усилить, но их невозможно отвергнуть, поставив что-либо на ее место. Те, кто забывает об этом, лишь демонстрируют свою неспособность мыслить в экономических категориях.

Когда в какой-либо стране металлические деньги заменены кредитными или декретными деньгами, то поскольку юридическое «уравни- ванне в правах» эмитированных сверх меры бумажных денег и металлических денег приводит в действие механизм, описываемый законом Грэшема, то и об этой ситуации часто говорят в том духе, что обменный курс определяется платежным балансом. Но это объяснение является совершенно неадекватным. Обменный курс определяется покупательной способностью денежной единицы каждого вида. Он установится на таком уровне, при котором нет никакой разницы между приобретением товаров непосредственно за данный вид денег или косвенно, посредством обмена денег данного вида на деньги другого вида и оплаты поставок этими последними. Если обменный курс отклоняется от уровня, определяемого паритетом покупательной способности, уровня, который мы называем естественным, или равновесным обменным курсом, то определенные сделки становятся прибыльными. Весьма выгодным станет приобретение товаров на деньги, недооцененные фактическим обменным курсом — по сравнению с тем, который соответствует паритету покупательной способности, — и продажа их за деньги, переоцененные фактическим обменным курсом по сравнению с равновесным. И в силу появления таких возможностей получения прибыли на валютном рынке возникает спрос на недооцененные деньги, каковой спрос начнет повышать их обменный курс до тех пор, пока он не достигнет равновесия. Обменные курсы колеблются потому, что изменяются цены товаров и количество денег. Как уже отмечалось, тот факт, что данный процесс не предстает в виде последовательности событий, всецело обязан своим существованием наличию развитых рыночных технологий. В действительности процесс установления обменных курсов под влиянием спекулятивных сделок предвосхищает ожидаемые колебания рыночных цен товаров.

Теория платежного баланса упускает из виду, что объем внешней торговли полностью зависит от цен — если разница в ценах не будет делать торговлю прибыльной, не будет ни экспорта, ни импорта товаров. Эта теория упирается в поверхностные характеристики анализируемых явлений. Не подлежит сомнению, что если мы будем просто разглядывать дневные или часовые колебания обменных курсов, мы сможем обнаружить лишь тот факт, что в каждый момент состояние платежного баланса определяет предложение и спрос на валютном рынке. Но для настоящего исследования факторов, влияющих на обменный курс, это лишь отправная точка анализа. Вслед за простой констатацией возникнет вопрос: чем определяется само состояние платежного баланса в каждый момент времени? Единственный возможный ответ на этот вопрос сводится к утверждению, согласно которому платежный баланс определяется уровнем цен и объемом покупок и продаж товаров, вызванных к жизни наличием разницы в ценах. Товары иностранного происхождения будут импортироваться в страну в ситуации растущего обменного курса иностранной валюты только при условии, что они найдут сбыт, несмотря на свои высокие цены.

В рамках одной из версий теории платежного баланса была сделана попытка провести различие между импортом товаров первой необходимости и импортом таких изделий, без которых можно обойтись. Утверждается, что товары первой необходимости должны приобретаться вне зависимости от того, насколько высоки их цены, просто потому что без них нельзя обойтись. Следовательно, страна, вынужденная импортировать из-за рубежа предметы первой необходимости и способная экспортировать только товары, относительно менее необходимые, будет испытывать постоянное обесценение своей валюты. Согласиться с этим можно, только если забыть, что большая или меньшая необходимость индивидуальных благ полностью выражается в интенсивности и величине спроса, который предъявляется на них на рынке, и, таким образом, в количестве денег, которые уплачиваются за эти блага. Насколько велико может быть желание австрийцев по-купать за рубежом хлеб, мясо, уголь или сахар, они могут выяснить, только если смогут платить за то, чтобы их получать. Если они хотят импортировать больше, они должны больше экспортировать. Если они не могут экспортировать промышленные товары (готовые изделия и полуфабрикаты), они должны экспортировать акции, облигации и иные ценные бумаги. Если количество обращающихся банкнот не увеличивается, то цены на предметы, предлагаемые к продаже, должны будут падать в том случае, если спрос на импортные товары и их цены растут. В противном случае повышательному движению цен на предметы первой необходимости должно будет противостоять падение цен на предметы, без которых можно обойтись, приобретение которых будет ограничиваться — с тем чтобы можно было приобрести предметы первой необходимости. Здесь не может возникнуть вопроса о повышении общего уровня цен, и платежный баланс вернется к состоянию равновесия — либо посредством экспорта ценных бумаг или подобных [капитальных] операций, либо посредством увеличения экспорта товаров не первой необходимости. И только в том случае, если вышепри-веденное условие не имеет места, а именно в случае, если количество банкнот в обращении увеличивается, товары иностранного происхождения могут ввозиться в страну в прежних количествах, несмотря на рост обменного курса иностранных валют. Только при невыполнении этого условия рост курса иностранной валюты не уменьшает импорта и стимулирует экспорт до тех пор, пока не восстановится положительное сальдо платежного баланса. Таким образом, старинная меркантилистская ошибка предполагает призрачную угрозу, которой мы можем не опасаться. Никакая страна, даже самая бедная, не должна оставлять надежду на то, что проведение правильной денежной политики возможно. Причиной роста обменного курса является инфляция [национальной валюты], а не бедность жителей и общества, задолженность перед иностранными государствами или неблагоприятные условия производства.

Из этого следует, что все средства, обычно используемые для подавления роста обменного курса, бесполезны. Если политика инфляции продолжается, они будут неэффективными, если политика инфляции прекращена, они будут излишними. Наиболее значимым из этих методов является запрещение или ограничение импорта определенных товаров, признанных товарами не первой необходимости или по крайней мере менее необходимыми, чем другие. Это приводит к тому, что деньги, которые были бы израсходованы на приобретение этих товаров, служат для приобретения других товаров, и, естественно, это затронет только те товары, которые в противном случае были бы проданы за рубеж. Теперь они будут приобретены внутри страны, по ценам, которые окажутся выше, чем те цены, по которым они предлагались бы за границей. Таким образом, снижение импорта и соответствующего спроса на иностранную валюту балансируется эквивалентным снижением экспорта и соответствующего предложения иностранной валюты. На самом деле импорт оплачивается экспортом, а не деньгами, как продолжают полагать дилетантствующие неомеркантилисты. Если есть желание по-настоящему перекрыть спрос на иностранную валюту, то те суммы денег, на которые должен быть уменьшен этот спрос, должны быть изъяты из национальной экономики, например посредством налогообложения, и вообще оставаться вне обращения, т.е. не использоваться для государственных нужд, но уничтожаться. Иными словами, должна проводиться политика дефляции. Вместо введения ограничений на импорт шоколада, вина и лимонада члены общества должны быть лишены тех денег, которые они в противном случае потратили бы на оплату этих импортных товаров. Тогда им придется сократить свое потребление этих или каких-то других товаров. В первом случае понизится спрос на иностранную валюту, во втором — увеличится ее предложение по сравнению с предшествующим периодом.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .