Судебный контроль в механизме защиты конституционных прав и свобод граждан в сфере управления

Становление Российской Федерации как правового государства неразрывно связано с обеспечением верховенства Конституции Российской Федерации и практической реализацией принципа приоритета прав и свобод человека и гражданина в работе государственных органов. Как указано в Послании Президента РФ Медведева Д. к Федеральному собранию от 5 ноября 2008 г., «Конституция играет решающую роль в становлении российской демократии, гарантируемый ею уровень свободы личности, зрелость демократических институтов и процедур — источник дальнейшего развития нашей страны». Послание Президента РФ одной из основных приоритетных целей и ценностей развития российской государственности выделяет обеспечение реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конституции РФ.

В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе принципа разделения на законодательную, исполнительную и судебную, органы которых самостоятельны. В силу известной выделенности и обособленности судебной власти в рамках государственной власти в целом, одним из наиболее эффективных механизмов охраны Конституции и защиты конституционных прав и свобод граждан является институт судебного контроля .

Судебный контроль — это конституционно закрепленная самостоятельная функция судебной власти, заключающаяся в проверке

судами конституционной, обшей и арбитражной юрисдикции законности актов (действий) органов государственной власти и местного самоуправления, а также их бездействия, осуществляемая в особом процессуальном порядке в целях восстановления и защиты прав и свобод граждан .

Возможность осуществления судебного контроля в государственном управлении предусмотрена ч. 2 ст. 46 Конституции РФ, согласно которой решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд, а также Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. (в ред. федеральных законов от 14 декабря 1995 г. № 197-ФЗ и от 9 февраля 2009 г., № 4-ФЗ), который положил начало формированию современной системы судебного контроля в нашей стране . Общий смысл указанных законодательных актов можно выразить следующим образом: в любом случае нарушения прав гражданин может обратиться в суд за защитой. Однако в одной ситуации будут действовать правила Уголовного процессуального кодекса РФ, в другой — правила Арбитражного процессуального кодекса РФ, в третьей — Гражданского процессуального кодекса РФ и т.д.

Решая общие задачи обеспечения законности в стране, органы судебной власти взаимодействуют с органами исполнительной власти, осуществляя судебный контроль по следующим основным направлениям:

  1. конституционный контроль за соответствием Конституции РФ нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства РФ и соответствующих органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;
  2. контроль судов общей юрисдикции за законностью решений и действий органов исполнительной власти, их должностных лиц в отношении граждан, общественных объединений, иных негосударственных организаций по основаниям и в порядке, предусмотренном федеральным законом;
  3. контроль арбитражных судов за законностью ненормативных (индивидуальных) актов органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской деятельности» .

Наиболее четко контрольную функцию судебной власти можно проследить в деятельности органа конституционного контроля — Конституционного Суда Российской Федерации, а также конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Конституционный Суд, являясь судебным органом конституционного контроля, обладает государственно-властными полномочиями особого характера, позволяющими принимать решения, имеющие общеобязательный характер и зачастую обладающие нормативностью.

В правовой литературе представлены различные определения конституционного контроля. Его, в самом общем виде, можно определить как деятельность компетентных государственных органов по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий нормативных актов и решений, определенных законодательством субъектов, Конституции.

Существующая в нашей стране «европейская» модель конституционного контроля была теоретически обоснована в начале прошлого века и ее появление связано с именем профессора Ганса Кельзена, полагавшего, что конституция, являясь основным законом страны, из которого вытекают все другие законы, нуждается в отдельной обособленной системе контроля. Суть указанной модели заключалась в создании специальных судебных органов конституционного контроля. В соответствии с этим теоретическим выводом в Австрии в начале 20-х гг. прошлого века был создан первый Конституционный суд в мире.

С учетом перечисленных исторических и сущностных особенностей определяются возможности конституционного контроля, его цели, задачи. Конституционный Суд — относительно новый орган системе органов власти России. На основе Конституции Российской Федерации 1993 г. принят и 23 июля 1994 г. вступил в силу Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» № 1-ФКЗ (в ред. от 5 февраля 2007 г. с изм. и доп., вступившими в силу 21 мая 2008 г.). В этом Законе Конституционный Суд Российской Федерации определяется как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Исторически первой сформировалась «американская» модель конституционного контроля, возникновение которой связано с деятельностью Тайного совета при британском монархе. Данный орган был наделен правом признавать недействительными статуты, издаваемые законодательными органами (легислатурами) колоний, в случае их противоречия колониальным хартиям или Общему праву. Эта идея была выдвинута английским юристом конца XVI — начала XVII в. Эдвардом Коком, который считал, что законы (статуты), противоречащие Общему праву и разуму, а также основному закону, недействительны. Суды колоний вскоре восприняли практику Тайного совета и начали отказывать в применении правовых актов со ссылкой на их противоречие колониальной» хартии. Впервые такое решение вынес Высокий суд Массачусетса в конце 30-х гг. XVIII в. Данная практика сохранялась и развивалась после провозглашения североамериканскими штатами своей независимости и принятия ими в 1787 г. Конституции Соединенных Штатов Америки. А в 1803 г. уже Верховный суд США знаменитым решением по делу Мэрбери против Мэдисона (Marbury v. Madison) впервые признал несоответствующим Конституции федеральный закон. Так на североамериканском континенте возникла и получила развитие система контроля конституционности законов. Ее отличительной особенностью является то, что конституционный контроль осуществляется обычными неспециализированными судами, которые производят оценку правового акта только в связи с находящимися на их рассмотрении делами.

В ведении Российской Федерации находится контроль за соблюдением Конституции и федеральных законов. Властными полномочиями по осуществлению такого контроля наделен в частности Конституционный суд РФ. Конституция возложила на Конституционный Суд проверку по запросам уполномоченных на то органов и лиц конституционности законов, иных нормативных актов, договоров. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов он проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Для Конституционного Суда характерна специфическая контрольная деятельность, которая подкреплена полномочиями по отмене тех или иных актов, не соответствующих Конституции. Данная деятельность имеет первостепенное, главенствующее значение для Конституционного Суда РФ.

В силу ч. 2 ст. 118 Конституции РФ и в соответствии со ст. 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» субъекты Федерации наделены возможностью создания конституционных и уставных судов субъектов РФ как одной из форм конституционного контроля за соответствием законов субъекта Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти и актов органов местного самоуправления субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта. Таким образом, можно сделать вывод о том, что конституционные, уставные суды субъектов Федерации осуществляют конституционный контроль в пределах своих полномочий.

Нужно особенно отметить, что, как следует из смысла вышеприведенных законодательных актов, субъекты Федерации наделены правом, но не обязаны создавать конституционные (уставные) суды. Одним из следствий такого законодательного регулирования является тот факт, что на настоящий момент из 89 субъектов Федерации конституционные (уставные) суды созданы и функционируют лишь в 16 из них, к примеру, в Республиках Башкортостан, Татарстан, Марий Эл, Адыгея, Свердловской области и др. субъектах Федерации. Представляется, что отсутствие в ряде субъектов Российской Федерации конституционных (уставных) судов как органов конституционного контроля не позволяет поддерживать необходимый режим конституционной законности, поскольку граждане одного государства в зависимости от места проживания оказываются неравноправными в судебной защите своих прав и свобод. Создание конституционных (уставных) судов как органов регионального конституционного контроля во всех субъектах Федерации позволило бы расширить возможности обеспечения верховенства Конституции в правовой системе страны и судебной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Анализ деятельности Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов в рамках их полномочий свидетельствует об их активном влиянии на законотворческую и правоприменительную практику, способствовании разрешению существующих противоречий в сфере социально-экономической и политической жизни, что обеспечивается с помощью различных способов конституционно-судебного контроля. Главное — это толкование норм Конституции РФ, с помощью чего обеспечивается конституционная оценка сфер социальной действительности, развитие содержания конституционных норм без изменения текста конституционных статей, и одновременно — обоснование отраслевого законодательства, конкретизирующего данные конституционные нормы и институты как на федеральном, так и на уровне субъектов Федерации.

Утверждение в Конституции принципа ее высшей юридической силы и прямого действия (ч. 1 ст. 15), его конкретизация в признании прав и свобод человека и гражданина непосредственно действующими (ст. 18) и гарантирование каждому судебной защиты его прав и свобод (ст. 46) создают необходимые юридические предпосылки для превращения Конституции в непосредственно действующее право. Таким образом, при помощи конституционного контроля, имеющего определенные законодательством пределы, обеспечивается конституционализация отраслей текущего законодательства и правоприменительной практики, конституционные положения, существующие в виде принципов, основ и т.п., трансформируются в специфические нормативно-правовые требования, которые могут прямо применяться при разрешении конфликтов и противоречий.

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что посредством судебного контроля и, в частности, конституционного контроля как одного из его направлений, должна осуществляться эффективная защита основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечиваться их непосредственное действие, ориентация субъектов права, прежде всего, государственных органов и должностных лиц, на применение законов, иных нормативных правовых актов в соответствии с их конституционно-правовым смыслом. Это существенно для действительной защиты прав и свобод человека, учитывая, что в суд могут быть обжалованы любые решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц и государственных служащих, посягающие на права и свободы граждан.


Метки:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (оцени первым)

Comments are closed .

Х