Рубрика: Разное

Проблемная задолженность в банковском секторе: международный опыт

Качество банковских кредитов — один из важнейших индикаторов состояния банковского сектора и экономики в целом. По мнению международных экспертов, увеличение доли проблемных кредитов в совокупном портфеле свыше 10 % является признаком системного кризиса в банковском секторе.

В настоящее время в условиях глобального финансово-экономического кризиса необходимо обратиться к мировой практике, имеющей богатый опыт работы с проблемными кредитами.

В 1990-е гг. во многих развитых и развивающихся странах по ряду причин ухудшилось качество кредитного портфеля банков. Дерегулирование на фоне бурного роста финансовых и валютных рынков, масштабное движение спекулятивного капитала способствовали росту глобальной финансовой нестабильности, что также негативно влияло и на макроэкономическую ситуацию в отдельных странах. Кроме того, ситуация осложнялась недостатками в банковском регулировании и надзоре, невысоким качеством банковского менеджмента. В результате финансовое состояние значительной части заемщиков ухудшалось, банки не имели адекватной системы управления рисками, а надзорные органы и монетарные власти не предпринимали превентивных мер по снижению системных кредитных рисков. Ухудшение качества кредитного портфеля было одним из важнейших факторов развития системных банковских кризисов, охвативших в 1990-е гг. ряд развитых, большинство развивающихся стран и практически все государства с переходной экономикой.

В странах с переходной экономикой проблема «плохих» кредитов в это время стояла крайне остро.

Например, в Болгарии в 1996 г. качество кредитного портфеля банковского сектора характеризовалось следующим показателями: стандартная ссудная задолженность — 51,31 %, сомнительная — 33,26 %, безнадежная — 16,43 %, что значительно превышало критический с точки зрения международных финансовых организаций 10 %-ный уровень «плохих» кредитов.

В Венгрии массовые банкротства в экономике не могли не сказаться на состоянии банковского сектора. Общая задолженность несостоятельных предприятий по состоянию на 1 января 1992 г. составила 300 млрд. форинтов, а основная ее часть относилась к обязательствам этих предприятий перед банками. В наихудшем положении оказались государственные банки, которые аккумулировали основную часть проблемных кредитов.

В Чехии в положении должников находилось 85 % госпредприятий, трудности с платежами испытывали две трети промышленных предприятий и половина торговых организаций. Безнадежная ссудная задолженность составляла по состоянию на 1 января 1995 г. 188, 5 млрд. крон, или 22, 9 % величины классифицированного ссудного портфеля, в то время как величина сформированных резервов на возможные потери по ссудам — всего 89,6 млрд. крон, или 47 % от возможных потерь. Аналогичная картина наблюдалась и в других’ бывших социалистических странах.

Среди развитых стран проблема «плохих» кредитов была актуальна для США, Швеции, Норвегии, Финляндии, Южной Кореи, Японии. В разрушительном азиатском кризисе важную роль сыграло и неадекватное управление кредитными рисками, в частности, тесное слияние банков и финансово-промышленных групп, приведшее к автоматизму в кредитовании.

Покупка проблемных кредитов и управление ими — важный антикризисный инструмент.

Плохое качество кредитного портфеля банков в странах, стоявших на пороге банковского кризиса или переживавших его, ухудшало их финансовое положение, в частности, ликвидность, достаточность капитала, финансовые результаты, угрожало банкротством. Несостоятельность значительного числа банков, прежде всего крупных, могло углубить банковский и экономический кризис, что вынуждало монетарные власти оказывать банкам различную финансовую поддержку, в том числе для решения вопроса проблемной задолженности. В разных странах такое решение сопровождалось не только финансовыми, но и институциональными мерами и при обших подходах достаточно сильно различалось.

Покупка государством в лице того или иного института проблемных кредитов у банков — один из важнейших инструментов, позволяющих улучшить финансовое состояние банковского сектора. Использование эффективных инструментов управления такими кредитами в дальнейшем позволяет значительно минимизировать государственные расходы на эти цели. Способы покупки проблемных кредитов, формы и механизмы управления ими, эффективность этих процедур сильно варьируются по странам, причем государства с развитой институциональной инфраструктурой, как правило, решают данную проблему более эффективно.

Механизм покупки проблемных кредитов у банков может носить как централизованный, так и децентрализованный характер.

Децентрализованный способ покупки проблемной задолженности обычно применяется в случаях, когда трудности испытывают относительно небольшое количество кредитных организаций. Зачастую он заключается в создании при банках соответствующей структуры по управлению недействующими кредитами. Данный способ целесообразен, прежде всего, при работе с проблемными кредитами предприятий, поскольку в этом случае важное значение имеет накопленная банком информация о клиенте. Такой подход был применен, например, на начальной стадии реструктуризации банковской системы Швеции и в Польше.

Кроме того, создание собственного подразделения или филиала банка (так называемых «плохих» банков), в которые переводятся проблемные кредиты, позволяет банку отработать механизмы управления кредитами и контроля рисков. «Плохой» банк (бридж-банк) часто укомплектован сотрудниками из материнской компании, которые, вероятно, могли бы лишиться работы, если бы проблемные кредиты были проданы государственной компании по управлению активами. Применение схемы «плохого» банка позволяет накапливать ценные знания об управлении кредитами и, таким образом, обеспечивать развитие важных навыков в области рискменеджмента и управления кредитным портфелем, которые значимы не только в кризисные моменты, но и во время дальнейшего восстановления и роста. Создание бридж-банка также позволяет очистить баланс реструктурируемых банков от проблемных кредитов, а это важный фактор для привлечения инвестиций и будущего развития.

Об эффективности децентрализованного способа управления проблемной задолженностью, в частности в форме создания бридж-банков, свидетельствует опыт крупного американского Mellon Bank. В 1987 г. (за 2 года до кризиса ссудосберегательных банков) у него обнаружились проблемы с качеством кредитного портфеля. Для улучшения финансового состояния банка наряду с мерами по улучшению качества кредитного портфеля, снижению издержек необходимо было также срочно привлечь 500 млн. долларов дополнительного акционерного капитала. Было решено получить средства за счет эмиссии высокорисковых облигаций и финансировать создание Grant Street National Bank (GSNB), который стал классическим образцом «плохого» банка. Ему были переданы по балансовой стоимости кредиты примерно на 1 млрд долларов из банка Mellon (по рыночной стоимости было бы в 2 раза меньше). Одновременно была проведена эмиссия акций бридж-банка GSNB.

Mellon Bank в результате чистой продажи акций GSNB получил 525 млн. долларов, что помогло ему возместить потери от других займов и «плохих» кредитов и получить новый капитал для развития. Кроме того, GSNB начал активно сотрудничать с коллекторской фирмой Collection Service (еще одной дочерней компанией Mellon Bank) в целях совместной работы над «плохими» кредитами на условиях «издержки плюс 3 % от сборов». Collection Service была укомплектована высококвалифицированными банкирами, юристами, бухгалтерами и действовала под пристальным надзором управляющих GSNB, благодаря чему впоследствии смогла добиться заметных успехов в возврате кредитов или в увеличении стоимости оставшихся

на балансе ссуд. Таким образом, опыт Mellon Bank показывает, что даже в случае ухудшения кредитного портфеля банков умелые действия менеджеров и создание соответствующей инфраструктуры банковского бизнеса позволяют не только решить проблему «плохих» кредитов, но и выйти на новый уровень развития.

Швеция в 1991-1992 гг. столкнулась с банковским кризисом, вызванным не в последнюю очередь недостаточным качеством управления рисками при масштабном ипотечном кредитовании. Правительство было вынуждено принять план по отделению проблемных кредитов (величина каждого из которых превышала 1 млн. долларов США) крупнейших банков Nordbanken и Gota Bank путем создания государственных компаний по управлению активами Securum и Retriva. В первую очередь были переведены такие кредиты из Nordbanken на сумму 51 млрд. крон, а во вторую — из Gota Bank на сумму 43 млрд. крон.

Основной задачей компаний по управлению активами являлся возврат максимально возможных сумм проблемных кредитов. Применяя процедуры банкротства или иные законодательные возможности, компании по управлению активами получали в собственность обеспечение по кредитам, в том числе объекты недвижимости и доли участия в крупных промышленных компаниях. Затем это имущество при благоприятной конъюнктуре реализовывалось специализированными компаниями на торгах на Стокгольмской бирже либо продавалось на внебиржевом рынке. В результате реструктурируемыми банками был достигнут показатель отношения проблемных кредитов к активам, сравнимый с аналогичными показателями других банков страны. Впоследствии компании Securum и Retriva перешли под управление Агентства по поддержке банков.

Первоначально планировалось, что управлять проблемными кредитами придется в течение 10-15 лет. Однако благодаря улучшению экономической ситуации в стране и изменившейся рыночной конъюнктуре большая часть активов была реализована в 1995-1996 гт. После завершения успешной реструктуризации банковской системы Швеции, в 1997 г., компании по управлению «плохими» кредитами были ликвидированы.

В Польше децентрализованный способ управления проблемными кредитами применялся в несколько иной форме: кредитные организации должны были создать организационное подразделение для управления ими.

Централизованный способ покупки и управления проблемными кредитами — это иная форма решения проблемы «плохих» активов. В этом случае предусматривается создание государством специализированной корпорации по покупке и управлению проблемными кредитами всей банковской системы. Приобретаемые специализированным институтом у проблемного банка кредиты обмениваются на долговые обязательства или акции корпорации по управлению активами либо непосредственно на долговые обязательства правительства. Это наиболее эффективная форма решения проблемы «плохих» кредитов при наличии большого числа банков, испытывающих трудности, и при определенной степени однородности приобретаемых кредитов.

Мировой опыт показывает, что централизованно выкупать у банков проблемные кредиты могут как монетарные власти в лице центрального банка, министерства финансов, казначейства (в Чили, Венгрии, Польше), так и агентства по реструктуризации (в Чехии, США, Мексике, Южной Корее).

Покупка проблемных кредитов реструктурируемых банков происходит, как правило, в зависимости от глубины кризиса и финансовых возможностей государства.

Так, покупка специальным институтом таких кредитов у банков может быть как частичной, так и полной и зависит от специфики системного банковского кризиса в стране, финансовых возможностей государства, особенностей законодательства.

В США в 1989 г. была создана Трастовая корпорация по делам банкротств (RTC), на которую были возложены задачи покупки и управления проблемными кредитами кредитно-сберегательных учреждений. Закон о реформе финансовых учреждений обязывал корпорацию осуществлять реализацию активов несостоятельных кредитно-сберегательных учреждений в порядке, обеспечивающем максимальное поступление средств. За пять с небольшим лет корпорация продала кредиты номинальной стоимостью 400 млрд. долларов. Нереализованной осталась полностью безнадежная задолженность всего на 8 млрд. долларов. Средняя цена проданных кредитов составила 87 % их первоначальной балансовой стоимости.

Национальный банк Чили во время кризиса 1980-х гг. покупал у коммерческих банков сомнительную и безнадежную задолженность в размере, не превышающем 150 % от величины их капитала.

Во время кризиса 1994 г. в Мексике Банковский фонд зашиты сбережений (ГОБЛРЯОЛ) выкупал проблемные кредиты только в случае увеличения банками своего капитала. Соотношение между объемом выкупаемых с баланса банков проблемных кредитов и суммой, вносимой в уставный капитал акционерами, было 2 к 1.

В Венгрии условия выкупа проблемной задолженности были дифференцированными для частных и государственных банков. Так, для госбанков предусматривалась покупка 100 % основного долга и неполученных процентов, а для частных — 50 % стоимости активов, отнесенных к сомнительной и безнадежной задолженности до 1992 г., и 80 % — в течение 1992 г.

В 1991 г. в Чехии создается Консолидационный банк — специальный государственный институт для решения задачи реструктуризации огромной проблемной задолженности госбанков. В 1991 г. с баланса крупнейших чешских банков (Коммерческого, Инвестиционного, Всеобщего кредитного, Чехословацкого торгового и др.) на баланс Консолидационного банка переводятся долговые требования к предприятиям на сумму 110 млрд. чешских крон, или 20 % всей задолженности государственного сектора экономики. Это помогло коммерческим банкам улучшить свое финансовое состояние. Предприятия же получили возможность погашать задолженность в течение длительного времени (в среднем 8 лет) не по рыночным процентным ставкам, а по фиксированной ставке в 13 %. Часть задолженности государственных предприятий (прежде всего подлежащих приватизации) в дальнейшем была списана за счет средств Фонда национального имущества. Для реализации этой программы фонд выпустил облигации на сумму 30 млрд. крон, размещенные прежде всего между коммерческими банками. В Финляндии Государственный гарантийный фонд взял под управление просроченные кредиты крупнейшего в стране БТБ-банка в размере 3, 4 млрд. марок, а остальные были переведены в КОР-банк, принявший на себя функции бридж-банка.

Один из важнейших моментов при покупке проблемных кредитов — это выбор методов их оценки. Наиболее распространенным методом определения текущей цены кредитов является дисконтирование текущей стоимости, при этом, как правило, необеспеченные кредиты реализуются с большим дисконтом, а обеспеченные получают более высокую стоимостную оценку.

Во время банковского кризиса 1997 г. в Южной Корее Корпорация по управлению активами выкупала проблемные кредиты банков по цене, составлявшей 45 % от балансовой стоимости обеспеченных кредитов. Значительная часть необеспеченных кредитов приобреталась существенно ниже, например за 3 % номинальной стоимости.

В Чехии государственное финансовое учреждение Консолидационный банк выкупало проблемную задолженность у коммерческих банков по справедливой рыночной стоимости (обычно около 60 % от номинальной стоимости покупаемого актива).

В Малайзии применялся так называемый механизм однонаправленной корректировки цен. Если корпорация по управлению активами продавала приобретенные кредиты за большую цену, чем она выплатила банку, то последнему возвращалось до 80 % прибыли.

Впрочем, нередко специализированные агентства приобретали у банков проблемные кредиты по балансовой стоимости. Например, в Мексике Банковский фонд защиты сбережений покупал проблемные активы по так называемой неттостоимости (балансовая стоимость кредита за вычетом созданного резерва).

При покупке монетарными властями или специальными институтами проблемных кредитов применяются различные формы их оплаты, например, не только за деньги, но и за гарантированные правительством облигации или векселя. В этом случае предполагается, что к сроку их погашения большая часть проблемных кредитов будет реализована, а вырученные средства пойдут на выплаты по ценным бумагам.

Например, в Венгрии сомнительная и безнадежная задолженность выкупалась у коммерческих банков в обмен на гособлигации со сроком обращения до 20 лет. Доходность этих инструментов была привязана к доходности казначейских векселей США.

Взамен проблемной задолженности коммерческие банки Мексики получали векселя Банковского фонда зашиты сбережений сроком на 10 лет, доходность по которым устанавливалась на минимальном уровне, соответствующем ставке по краткосрочным казначейским обязательствам со сроком обращения 91 день. В дальнейшем в ходе реализации программы реструктуризации в целях предотвращения ухудшения финансового состояния банков было решено, что в течение первых трех лет ставка по полученным векселям будет превышать ставку по казначейским векселям на 2 п.п., а в течение последующих 7 лет — на 1, 35 п.п.

Наряду с покупкой проблемных кредитов может применяться и схема их передачи в управление (траст) специализированной компании. К плюсам передачи активов в управление можно отнести сохранение отношений между банком и заемщиком, а также восстановление кредитных взаимоотношений в случае погашения долга.

Достаточно оригинальная схема применялась в Мексике. Портфель «плохих» кредитов, приобретенный компанией FOBAPROA у банков, передавался в доверительное управление тем же самым коммерческим банкам. Вырученные от управления портфелем суммы должны были идти на погашение обязательств перед FOBAPROA. Причем стимулом для банков активно заниматься реализацией безнадежной и сомнительной задолженности стало введение финансовых санкций за несвоевременное погашение векселей, выданных взамен проблемной задолженности. Так, если банк не в состоянии оплатить вексель за счет реализации портфеля сомнительной задолженности, то он получает только 20-30 % от номинальной суммы задолженности, покрытой векселем.

В мировой практике в настоящее время сформировались следующие основные технологические процедуры работы с проблемными кредитами:

  • проведение открытых торгов по продаже проблемных кредитов;
  • банкротство должников;
  • реструктуризация долга;
  • привлечение частных специализированных организаций по управлению и продаже активов.

В ряде стран с развитым банковским законодательством и инфраструктурой применялись и более сложные схемы. Например, в США Трастовая корпорация по делам банкротств в ряде случаев предоставляла возможность компании, которая приобрела у нее «плохой» кредит, вернуть этот актив корпорации в течение установленного времени. При этом корпорация возмещала возвращаемый компанией-покупателем кредит соответствующим рефинансированием. При применении данной технологии покупки кредитов условия варьировались по различным видам ссуд, но в среднем позволяли вернуть купленный актив в течение года. На практике только треть совокупных кредитов, проданных по такой схеме, были возвращены покупателями. Использовалась также схема, по которой корпорация выдавала ссуды на покупку проблемных активов.

На заключительном этапе своей деятельности Трастовая корпорация активно применяла секьюритизацию кредитов, в частности ипотечных. В этом случае образовывался пул достаточно однородных кредитов, который затем передавался трастовому фонду для выпуска сертификатов, обеспеченных данным пулом. Всего была осуществлена секьюритизация ипотечных кредитов на сумму 42,2 млрд. долларов. Использование такого механизма реализации «плохих» кредитов позволило Трастовой корпорации в условиях ограниченного времени реализовать значительный объем ипотечных кредитов по более высоким ценам, чем при продаже каждого кредита в индивидуальном порядке.

Секьюритизация активов, в частности проблемных кредитов, активно использовалась также в Южной Корее, где для этого были созданы специальные институты.

В силу неразвитости банковского права и институтов секьюритизация для решения проблемы «плохих» кредитов в переходных экономиках практически не применялась, но, как представляется, у данной формы финансовых отношений большое будущее в этих странах не только в кризисной, но и в обычной ситуации.

Также стоит отметить, что в западных странах в начале 90-х гг. XX в. появились и успешно развиваются новые инструменты, которые помогают решению подобных задач. Это кредитные деривативы, которые позволяют не только перераспределить и уменьшить кредитный риск, но и торговать им.

Кредитные деривативы представляют собой широкий спектр производных инструментов, обращающихся на внебиржевом рынке, в основе которых лежат отношения долга (кредит или ценные бумаги). Основными из них являются свопы, связанные с неплатежом по обязательствам (credit default swaps), или кредитные свопы; свопы по полному возврату долга (total rate of return swaps — TROR swaps); ценные бумаги, связанные с кредитами (credit-linked notes — CLN); опционы на разницу цен (credit spread options).

Рисунок. Кредитный своп

На представленной схеме показано взаимодействие между основными участниками рынка кредитных свопов. Кредитные свопы являются самыми распространенными видами кредитных дериватавов. Это связано с тем, что они являются самыми простыми из всех видов кредитных деривативов и потому наиболее применимыми в России, где опыт работы с производными финансовыми инструментами пока невелик.

Заключая соглашение о кредитном свопе, банк договаривается со своим контрагентом о том, что он обязуется осуществлять ему регулярную или разовую выплату вознаграждения в обмен на обязательство контрагента осуществить платеж в случае наступления оговоренного в соглашении кредитного события. Кредитные события должны иметь денежную оценку. В качестве кредитных событий могут выступать: пролонгация кредита, просрочка возврата кредита или выплаты процентов по нему, непогашение кредита, неуплата процентов по нему, уплата процентов по кредиту не в полном объеме, понижение кредитного рейтинга заемщика и т. д. Сумма платежей, которую должен получить банк при наступлении кредитного события, должна быть определена в соглашении о кредитном свопе. Она, как правило, привязывается к величине потерь банка в данной конкретной ситуации. Размеры вознаграждения, уплачиваемого банком по кредитному свопу, являются в большинстве случаев фиксированными и зависят от величины страхуемого кредитного риска, т.е. от вероятности наступления оговоренного кредитного события.

При заключении соглашения о кредитном свопе банк может оговорить любые интересующие его условия, и, следовательно, он имеет возможность застраховать себя от любых неблагоприятных ситуаций, связанных с предоставлением кредитов.

Говоря о кредитных деривативах в целом, можно сказать, что они являются эффективным и крайне гибким средством, позволяющим уменьшить и перераспределить кредитные риски. Поэтому они имеют большие перспективы развития в нашей стране, где вопросы эффективного управления кредитными рисками являются крайне важными. Это особенно актуально в связи с интеграцией России в мировое экономическое сообщество, где вопросам управления кредитными рисками уделяют большое внимание.

В условиях глобальной финансовой нестабильности практически для всех стран актуальной является задача развития инструментов снижения кредитных рисков, начиная от регулирования и надзора, кредитных бюро, рейтинговых агентств, до качества управления рисками в самом банке. Важно также правильно применять все известные инструменты управления «плохими» кредитами, учитывая успехи и недостатки последних лет в этой области.

Метки:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (оцени первым)

Comments are closed .