Государственный аудит и эффективность государства

Открытость, прозрачность и подотчетность органов государства обществу — один из эффективных способов получения властью кредита доверия граждан. Вот почему для России весьма актуально исследование института независимого внешнего аудита как одного из специальных механизмов обеспечения легитимности власти, подтверждения законности ее действий и — в конечном счете — повышения эффективности государства и его национальной экономики.

В России еще сохраняется дефинитивная размытость между понятиями «аудит» и «контроль» Это отзвук того периода, когда у нас агентом контроля выступал сначала царский двор, а затем партийная верхушка. Контрольный орган, по определению, подчинялся исполнительной власти, а его деятельность сводилась к бухгалтерской сверке. Концептуально это не внешний, независимый аудит. В демократическом государстве — и в России ситуация складывается именно таким образом — контроль делегирован гражданами через избранный ими парламент специальному, оговоренному в Конституции органу. Он, по определению, осуществляет внешний, независимый от исполнительной власти контроль, функции которого гораздо шире, чем в первом случае. К традиционному финансовому контролю добавляется: экспертиза бюджетных законопроектов исполнительной власти, участие в парламентском обсуждении этих документов и результатов их реализации, аудит эффективности, проверка деятельности по управлению федеральной собственностью, экспертиза стартовой цены приватизируемых госпакетов, выработка предложений по изменению законодательства в бюджетной сфере, аналитическая деятельность. Совокупность этих функций позволяет выдвинуть тезис о том, что осуществляющий их институт — нечто более широкое, чем финансовый контроль. Это государственный аудит. Ибо указанный институт осуществляет функции, имеющие прямое отношение к государственному управлению.

Терминологическое определение «государственный аудит», во-первых, более точно соответствует понятиям современного международного права и документам Международной организации высших органов государственного аудита (ИНТОСАИ), в которой представлены около 200 государств, а во-вторых, более четко опре-деляет место и роль этого института в жизни современного государства и общества.

Концептуально и мировоззренчески для России институт государственного аудита — нечто новое. Это часть общественного договора, предполагающая подотчетность государственных органов внешнему контролю. Между терминами «контроль» и «аудит» разница точно такая же, как между понятиями «право силы» и «сила права».

Согласно разработанной упоминавшейся выше организацией ИНТОСАИ Лимской декларации, рассматриваемой как «универсальная конституция» высших органов аудита, государственный аудит — это обязательный элемент управления общественными финансами и национальным достоянием, так как право на осуществление этого процесса органы исполнительной власти получают именно от общества.

Деятельность высших органов аудита предполагает их особый конституционно-правовой статус в системе государственной власти, наличие юридических и финансовых гарантий независимости, законодательно закрепленной роли в определении основ бюджетно-финансовой политики государства.

В настоящее время финансовый аудит все чаще дополняется оценкой результативности и экономичности деятельности органов власти и управления. Этот вид аудита осуществляет «политическую функцию» внешнего финансового аудита — культивирование в государственном аппарате ориентации на принципы экономичности, производительности и эффективности. То есть фактически целью высших органов аудита становится опосредованное общественным мнением «принуждение» аппарата к исправлению недостатков функционирования государственных органов исполнительной власти.

Репутационный статус института государственного аудита ровно таков, каков достигнутый на сегодня уровень развития демократии и гражданского общества. Внедрению принципов Лимской декларации способствовало бы придание этому документу статуса акта международного права. Соответственно эти принципы в силу закрепленного в российской Конституции приоритета международных правовых актов над внутренними стали бы частью национального законодательства.

Не менее результативным могло бы стать и привлечение рядовых граждан к организации общественного контроля в сфере финансов. Активация интереса граждан в этом направлении — важная сопутствующая задача государственного аудита. В последнее время деятельность формализованного сегмента российского института государственного аудита — Счетной палаты Российской Федерации — постепенно дополняется общественным контролем со стороны неформальных фракций гражданского общества. Это и СМИ, и Общественная палата, и Российский союз налогоплательщиков.

И если миссия Счетной палаты в числе прочего — конструктивное оппонирование исполнительной власти, то в случае с ее «ассистентами» — сами граждане оппонируют власти в интересующей их сфере. Такое становится возможным потому, что наше общество можно сравнить по сути с открытым акционерным обществом, где рядовыми акционерами являются граждане страны — налогоплательщики. Нужна еще ревизионная комиссия. Во всех цивилизованных странах эти функции возлагаются на органы государственного аудита. И — на общественный финансовый контроль. Вот этот тандем, функционирование которого происходит при информационном сопровождении СМИ, и усиливает оппонирующую роль высшего государственного аудиторского органа.


Метки:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (оцени первым)

Comments are closed .

Х