Рубрика: Разное

Генри Форд о деньгах

Форд о деньгах
В действительности, деньги очень простая вещь. Они являются частью нашей общественной организации. Они обозначают самый непосредственный и простой способ передавать ценности от одного человека к другому. Деньги, как таковые, – превосходная, даже необходимая вещь. По природе в них нет ничего дурного, это одно из полезнейших изобретений человечества, и когда они исполняют своё назначение, они не приносят никакого ущерба, а только помогают.

Но деньги не всегда всегда остаются деньгами. Метр имеет сто сантиметров, но когда же доллар бывает долларом? Если бы угольный торговец стал менять вес центнера или молочник вместимость литра, а метр был бы сегодня 110, а завтра 80 сантиметров длиной (оккультическое явление, которое объясняется многими, как «биржевая необходимость»), то народ мгновенно позаботился бы об устранении этого. Какой же смысл вопить о «дешевых деньгах» или об «обесцененных деньгах», если 100 ­центовый доллар сегодня превращается в 65 ­центовый, завтра в 50­ центовый, а послезавтра в 47­ центовый, как это случилось с добрыми старыми американскими золотыми и серебряными долларами. Нужно, чтобы доллар всегда оставался 100 ­центовым. Это столь же необходимо, как то, чтобы килограмм имел постоянно тысячу граммов, а метр – 100 сантиметров.

Вера во всемогущество денег прямо трогательна. Деньги в нормальное время весьма полезный предмет, но деньги сами по себе имеют меньше ценности, чем люди, которые с их помощью вовлекаются в производство. Большинство людей чувствуют инстинктивно, даже не сознавая этого, что деньги не богатство. Деньги, вообще, ничего не стоят, так как сами по себе не могут создавать ценности. Их единственная польза в том, что их можно употреблять для покупки (или для изготовления орудий). Поэтому деньги стоят ровно столько, сколько можно на них купить (или выработать), ничуть не больше.

Алчность к деньгам – вернейшее средство не добиться денег. Но если служишь ради самого служения, ради удовлетворения,   которое даётся сознанием правоты дела, то деньги сами собой появляются в избытке. Если же человек ничего не дал обществу, то и ему требовать от общества нечего. Пусть ему будет предоставлена свобода – умереть с голоду.

Если человек не в состоянии производить, то он и не в состоянии и обладать. Капиталисты, ставшие таковыми благодаря торговле деньгами, являются временным, неизбежным злом. Они могут даже оказаться не злом, если их деньги вновь вливаются в производство. Но если их деньги обращаются на то, чтобы затруднять распределение, воздвигать барьеры между потребителем   и производителем тогда они в самом деле вредители, чьё существование прекратится, как только деньги окажутся лучше приспособленными к трудовым отношениям. А это произойдёт тогда, когда все придут к пониманию, что только работа, одна   работа выводит на верную дорогу к здоровью, богатству и счастью.

Те люди, которые ищут кратчайшую дорогу к деньгам, часто обходят самую прямую – ту, которая ведёт к ним через труд. Преобладающая забота о деньгах, а не о работе, влечет за собою боязнь неудачи; эта боязнь тормозит правильный подход к делу, вызывает страх перед конкуренцией, заставляет опасаться изменения методов производства, опасаться каждого шага, вносящего изменение в положение дел.

Comments are closed .