Рубрика: Примеры

Секс. Хорошего много не бывает


Секс продается. Английские бульварные газеты, доставляе­мые в миллионы домов, знамениты фотографиями полуго­лых женщин. Полки магазинов скрипят под весом журналов, предназначенных только для совершеннолетних. Количество порнографических фильмов растет из года в год с удвоенной скоростью. Порнография добилась успеха в Интернете, и, похоже, является одной из верных дорог к прибыли для интернет-компаний (так называемых дот-комов).

Короче говоря, секс — это большая индустрия с мно­гомиллиардным оборотом в евро, фунтах стерлингов или долларах и огромной базой рабочей силы. Хотя, по офи­циальным данным, эта сфера не считается отдельной от­раслью, по своему объему она примерно равна сектору электротехники. Она привлекает в качестве работников удивительно разных людей. Например, хорошенькая де­вушка-сержант, позировавшая для газеты The Sun лишь в некоторых частях своей формы, или официальный пред­ставитель премьер-министра Великобритании, писавший в прошлом истории в эротические журналы. (И это, дей­ствительно, правда.)

В то же время один экономист, изучавший (так он, по крайней мере, говорил) масштабы проституции, пришел к выводу, что нас должно удивлять не то, что так много жен­щин становятся проститутками, а то, что их так мало. Ведь почасовой тариф здесь во много раз выше, чем при дру­гих способах заработка, за исключением, возможно, зарп­латы женщин-адвокатов и менеджеров-консультантов высшего ранга, короче говоря, — других профессионалов. (В Великобритании, по последним данным, тариф состав­ляет 1 фунт стерлингов за минуту, по сравнению с легаль­ной минимальной зарплатой в 0,06 фунтов стерлингов за минуту.) Кроме того, график работы здесь свободный, и вы можете работать на дому. Так почему же еще большее чис­ло женщин не работает проститутками?

То же относится и к другим направлениям секс-индуст­рии. Если это настолько выгодно, то почему не увеличива­ется количество журналов и проституток? Можно было бы получить заманчиво высокие прибыли и небывало высокие уровни заработной платы.

Тем не менее, последний номер Economic fournaly посвя­щенный этой теме (в нем приведено много уравнений, и почти нет фотографий), писал: «В контексте сексуальных услуг экономическая теория в определенной степени полез­на, но основная роль остается за неэкономическими стиму­лами (или препятствиями)».

И все же экономика способна помочь разобраться в секс-индустрии. Многие ее участники, не сознавая того, дей­ствуют по экономическим законам. Все связано с вопроса­ми спроса и предложения. Это — основные понятия эко­номики.


Начнем с предложения на рынке сексуальных услуг.
Часть анализа просто повторяет ситуацию с незаконным оборотом наркотиков. Государственные запреты не дают возникнуть конкуренции и приводят к сохранению высо­кого уровня доходов. Поэтому в странах, где, например, про­ституция запрещена, это во многом объясняет загадку та­ких больших доходов от порнографии. Это относится и к жесткому порно, и к материалам для педофилов. Запреты ограничивают предложение, что выгодно для общества, так как потребление подобных товаров приводит к отрицатель­ному воздействию на остальную часть общества. Но в то же время они увеличивают доходы преступных предпринима­телей за счет потребителей этой продукции, которые в дру­гой ситуации могли бы иметь больший выбор и платили бы меньшие деньги.

Ситуация с легальной порнографией совершенно иная. Возможно, эти рынки секс-услуг не так похожи на рынки других товаров, например конфет, а работники, скажем, — на водителей автобусов.

Возьмем, для примера, рынок труда в секс-индустрии, рынок, который, в свою очередь, определяет предложение услуг, предоставляемых потребителям. Традицион­ный рынок труда разделен на сегменты, потому что люди хотят работать недалеко от дома и обладают определен­ными навыками, которые сложно изменить. Но в случае индустрии порнографии вы редко услышите жалобы на нехватку квалифицированных работников. Действитель­но, мы все, возможно, думаем, что сможем это сделать, если придется, ведь в конце концов (как мне говорили), есть журналы, которые просто печатают любительские фотографии, присланные читателями. Поэтому малове­роятно, что именно недостаток квалификации сохраняет зарплаты секс-индустрии на гораздо более высоком уров­не, чем в соседних магазинах, офисах и заводах. Однако может существовать неэластичное предложение рабочей силы, возникшее из-за социальных предрассудков по от­ношению к работе в этой сфере. Это означает, что по­ступление рабочей силы не слишком сильно зависит от изменения зарплаты и что для увеличения количества доступных работников при росте спроса потребуется очень большой рост зарплаты.

Второй вариант состоит в том, что рынок труда для ра­ботников секс-индустрии похож на ситуацию заведомо ко­роткой карьеры, такой, как, у спортсменов, танцоров или продавцов ценных бумаг, у которых схема оплаты позво­ляет им получать высокие доходы, но в течение довольно короткого периода. Поэтому умная кинозвезда откладывает большую часть своего дохода, чтобы обеспечить полу­чение пенсии в течение длительного периода. Таким об­разом, высокие цены на продукцию секс-индустрии могут отражать высокие расходы, в том числе и на выплату зар­платы.

Другой фактор, влияющий на предложение, состоит в том, что хотя, на первый взгляд, не существует никаких традиционных барьеров для прихода в эту индустрию, та­ких, как необходимое наличие большого капитала, есте­ственные монополии, государственное регулирование или обладание особым ноу-хау, здесь есть менее традиционные препятствия. Криминальная сторона рынка и рэкет отпу­гивают некоторых потенциальных предпринимателей, ведь это довольно жестокий бизнес, так как большая его часть незаконна. Других же отпугивают социальные пред­рассудки.

Как насчет спроса? Природа спроса в секс-индустрии, так же как и природа предложения, несколько отличается от спроса на любом другом рынке.

Конечно, существует большая дифференциация про­дукта. Одна из ее причин заключается в том, что желание потребителей сохранить неприкосновенность частной жиз­ни не позволяет сравнивать цены, как это происходит в си­туации нормального рынка с конкуренцией. Кроме того, рынок очень сильно сегментирован благодаря различиям индивидуальных вкусов. Другими словами, получить сек­суальное удовлетворение — это не то же самое, что пойти в продуктовый магазин, где указаны все цены, и выбрать самый дешевый суп. Согласно учебникам, такие направления, как порнография, проституция и другие сферы секс-инду­стрии, являются монопольными конкурентными рынка­ми. «Продукция», предлагаемая в каждой сфере данного бизнеса, отличается по небольшому числу характеристик (например, в зависимости от того, предпочитаете ли вы школьниц или зрелых дам?), и разные категории потреби­телей сталкиваются с довольно разными ценами.

Существуют доказательства того, что разброс цен очень велик. Например, исследования цен на услуги английских проституток показали, что местоположение, продолжи­тельность и специальные услуги в значительной мере вли­яют на общую стоимость. Женщины могут брать гораздо больше денег за работу в отелях или дома у клиента, за дли­тельное времяпрепровождение с клиентом и за услуги, обо­значаемые как «экзотические» и включаемые в качестве пе­ременных в регрессионные уравнения, составляемые экономистами. Очевидно, что предоставление некоторых услуг довольно ограничено, и к подобным женщинам клиенты часто приходят снова, несмотря на высокие тарифы. Поэто­му взаимосвязь спроса и предложения может объяснить, почему секс-индустрии удается так успешно заставлять сво­их клиентов расставаться с деньгами.

Интернет изменяет структуру не­которых сегментов рынка сексуальных услуг, так же как он изменил рынки многих других товаров и услуг. Благодаря Интернету стать предпринимателем в секс-индустрии ста­ло дешевле, проще и не так страшно. Кроме того, с появле­нием Интернета стало дешевле и проще покупать порног­рафию. А это увеличило и спрос, и предложение. По сути, порноиндустрия и Интернет-индустрия вместе усилили же­лание потребителей скачивать порнографические материа­лы, а это помогло Интернету так быстро проникнуть в столь большое количество семей.

Некоторые посещения порносайтов могут оказаться слу­чайными, как это было со мной, когда я пытался найти веб-сайт зарубежного политического журнала Foreign Affairs. Многие родители и работодатели устанавливают програм­мы, которые ограничивают рост таких посещений, хотя они не всегда хорошо работают. Одна известная программа-фильтр блокирует доступ к сайту фортепьянной музыки — бог знает, что подумали программисты про слово arpeggio. В любом случае, где-то уже живет экономист, пытающийся оценить влияние Интернета на доходы от порнографии.

Первые данные свидетельствуют о том, что Интернет оказал огромное воздействие на предложение порнографии и что сейчас его потенциальные возможности столь вели­ки, что позволяют сократить доходы при продаже печатных изданий для взрослых. Торговая статистика показала, что в Великобритании тираж порнографических журналов в 1997 г. составил 1,5 млн., а к 2000 г. упал до 1,1 млн, экзем­пляров. И это падение продолжается, несмотря на сниже­ние цен. Прибыли от порножурналов упали, предположи­тельно, с 5 до 3,4 млн. фунтов стерлингов за тот же пери­од. В таком случае не удивительно, что два крупнейших бри­танских издателя в 2001 г. продали свои доли в таких жур­налах. Один сосредоточился на порно по кабельному теле­видению, другой — в Интернете. Аналогичным образом Интернет может привести к исчезновению и некоторых дру­гих видов печатных изданий, которые в прошлом получа­ли большие прибыли благодаря особенностям спроса и предложения, например, академические журналы.

Однако, хотя кризис в предоставлении услуг, вызванный Интернетом, оказал отрицательное воздействие на доход­ность, секс попрежнему остается растущим рынком. Конеч­но, одной особенностью секс-индустрии является тот факт, что большинство потребителей — мужчины, таким обра­зом, этот рынок получает прибыль только от половины че­ловечества. Но какого бы пола ни были потребители, они покупают все больше и больше порнографии, по мере по­вышения среднего уровня доходов. По-видимому, эластич­ность спроса по доходу в этой сфере превышает единицу, другими словами, затраты на секс-индустрию растут быст­рее, чем общий уровень доходов. Порнография, по сути, представляет собой предмет роскоши. В этом она похожа на многие виды отдыха, в том числе и походы в кино, рес­тораны, спортзал, на бейсбол и т.п., спрос на которые быст­ро вырос с тех пор, как наши общества стали богаче. Когда рабочий день был длинным, труд тяжелым, а зарплата низ­кой, не у многих были средства и желание позволить себе такую роскошь, как порнография или поход в стриптиз-бары. Теперь, когда у нас появилось гораздо больше и свободного времени, и денег, все изменилось.

Развлечения становятся все более важной частью совре­менной экономики,
о которой не стоит забывать тому, кто собирается начать свое дело. Конечно, спрос на основные про­дукты питания и жилье сохранится, но в нашем процветаю­щем обществе значительно расширятся рынки, где спрос ра­стет быстрее, чем доходы. В эту категорию входят как тради­ционные предметы роскоши — например, эксклюзивная одежда, вместо дешевых футболок, — так и всевозможные ус­луги. И это не только образование и здравоохранение, отели и рестораны, но и целый ряд других сегментов отрасли раз­влечений, которые в статистике принято называть «личны­ми услугами». Под этим термином подразумеваются личные тренеры, маникюрши, ароматерапевты, консультанты и т.д., в это число входят и работники секс-индустрии, поскольку секс люди также считают развлечением.

Comments are closed .