Рубрика: Примеры

Что делает народы богатыми?

Предположим вы мировой лидер и хотите чтобы ваша страна процветала. Кларка Медала из Массачусетского технологического института предлагает очень простое решение — провести демократические выборы.

Наша страна богата, могущественна, развита. А большинство остальных — Африка, Южная Азия и Южная Америка, Сомали и Боливия, Бангладеш — нет. Так было всегда, мир разделён на богатых и бедных, здоровых и больных, сытых и голодных, хотя степень неравенства между странами в наши дни является беспрецедентной: средний гражданин США в 10 раз богаче чем средний гражданин Гватемала, более чем в 20 раз богаче чем средний северокорейский гражданин,и более чем в сорок раз — тех, кто живет в Мали, Эфиопии, Конго или Сьерра-Леоне.

Вопрос на который веками безуспешно пытались ответить социологи это — ПОЧЕМУ ? Но вопрос на который они должны были отвечать — КАК ? А всё из за того, что неравенство не предопределено. Народы — не дети, они не рождаются ни богатыми, ни бедными. Их правительства сделали их такими.

Можно начать поиск ответа на этот вопрос с теории неравенства французского политического философа Монтескье, который в средине восемнадцатого века придумал очень простое объяснение: люди в жарких странах по своей природе ленивы. Далее последовало менее точное объяснение: может быть произведение Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» действительно является залогом экономического успеха? Или, может быть, самые богатые страны — бывшие британские колонии? А может достаточно отследить страны в которых население имеет европейское происхождение? Проблема всех этих теорий в том, что они не достаточно точны.

То же самое и с современными теориями. Экономист Джеффри Сакс, директор Института Земли при Колумбийском университете, объясняет успех народов географией и погодой: в беднейших частях мира, утверждает он, тропическая почва превращает сельское хозяйство в соревнование, а тропический климат провоцирует болезни, особенно малярию. Возможно, если бы мы справились с этими проблемами, научили граждан этих стран лучшим методам ведения сельского хозяйства, ликвидировали малярию, или по крайней мере, поставили им лекарства для борьбы с этой смертельной болезнью, то смогли бы ликвидировать нищету. Или еще лучше, может быть, просто переселить их и заставить отказаться от этой недружелюбной земли.

У Джареда Даймонда, известного эколога и автора бестселлеров, есть различные теории: неравенства возникают из-за разного исторического наследия растительного и животного мира и не одинакового распространения технологий. Согласно Даймонда, народы которые первыми научились выращивать сельскохозяйственные культуры были первыми кто стали использовать плуги, таким образом они были первыми кто применил новые технологии, залог успешного развития экономики. Тогда, возможно, решение проблемы неравенства в мире лежит в технологиях — в обеспечении развивающегося мира Интернетом и мобильными телефонами.

И все же, в то время как Сакс и Даймонд предлагают хорошее представление о некоторых аспектах нищеты, они имеют что-то общее с Монтескье и другими, кто говорил: «Они игнорируют стимулы». Людям нужны стимулы для того чтобы инвестировать и процветать, им необходимо знать, что если они будут усердно трудится, то смогут заработать и распорядится своими деньгами. И ключевую роль в обеспечении этих стимулов играют законодательные органы которые будут обеспечивать верховенство права и безопасность, а так же регулирующие системы, дающие возможность для достижений и инноваций. Вот что различает имущих от неимущих — не география или погода,не технологии или болезни и даже не этническая принадлежность.

Проще говоря: Исправьте стимулы и вы решите проблему нищеты. Если вы хотите исправить учреждения вы должны поменять правительство.

Но откуда мы можем знать что правительство играет такую важную роль в благосостоянии страны. Начнём с Нагеласа — город поделен на половину Мексиканско-Американской границей. Не существует никакой географической разницы между двумя половинами Нагалеса. Погода одинаковая. Ветры те же, почва также. Типы болезней, распространенных в этом районе с учетом его географического положения и климата одинаковы, то же самое с этносом, культурой и языком жителей. По логике, обе части города должны быть идентичными и в экономическом плане.

И все же они далеко не идентичны.

По одну сторону границы, в округе Санта-Крус, штата Аризона, средний доход домашних хозяйств составляет 30.000 $. Всего через несколько сот метров доход — 10.000 $. С одной стороны большинство подростков учатся в государственных средних школах, а большинство взрослых — выпускники гимназий. По другую сторону границы мало кто из жителей ходил в школу, не говоря уже о колледже. Жители штата Аризона старше шестидесяти пяти лет пользуются относительно хорошим медицинским обслуживанием для граждан, не говоря уже об эффективной сети автодорог, электричестве, телефонной связи,водопроводе и государственной системе здравоохранения. Ни одной из этих вещей нет в соседней части города. Там ужасные дороги, высокая детская смертность, дорогое электричество и телефонная связь.

Ключевым отличием является то, что жители на северной стороне границы довольны законопорядком и надежными государственными услугами — они могут заниматься своими ежедневными делами и работать без страха за свою жизнь, быть уверенными в безопасности и правах собственности. По другую сторону границы люди живут с правительством, которое поддерживает преступность, взяточничество, там нет безопасности.

Нагалес, может быть, и наиболее явный пример, но он далеко не единственный.

Возьмем к примеру Сингапур, когда-то бедный тропический остров, который стал самой богатой страной в Азии после того как британские колонизаторы закрепили права собственности и стали поощрять торговлю. Или Китай, где десятилетия застоя и голода были прекращены только после того как Дэнг Хиаопинг ввел частную собственность в сельском хозяйстве, а затем и в промышленности. Или Ботсвана, чья экономика процветала на протяжении последних сорока лет, в то время как остальная часть Африки засыхала, из-за сильного племенного правления.

Теперь обратим внимание на экономические и политические ошибки. Можно начать в Сьерра-Леоне, там есть огромное количество алмазов, но нет функционирующего правительства. Вот почему там бушевали десятилетние гражданские войны, которые беспрепятственно продолжаются и в наши дни. Или возьмём коммунистическую Северную Корею, географическое, этническое и культурное отражение своих капиталистических соседей на юге, которые в десять раз беднее. Или Египет, колыбель одной из величайших цивилизаций в мире, с застойной экономикой, с тех пор, как ее колонизировали османы, а затем европейцы лишь усугубили ее положение оставив там своё правительство после войны, которое ограничило экономическую деятельность и рынки. Теория может быть применена практически для анализа экономик большинства стран мира.

Если мы знаем, почему народы являются бедными, возникает вопрос: что мы можем сделать, чтобы помочь им. Как показал недавний опыт в Афганистане и Ираке — наши возможности навязать своё правительство ограничены. Но мы не беспомощны и нам ещё многое предстоит сделать. Даже самое репрессированное общество восстанет против тирана, когда предоставится такая возможность. Мы видели это недавно в Иране и Украине во время оранжевой революции.

США не должны быть безразличными к развитию такого рода движений. Наша внешняя политика должна поощрять их, наказывая репрессивные режимы вводом эмбарго и дипломатическими методами. Поддержка диктаторов, потому что они поддерживают Америку в краткосрочных внешнеполитических целях, как наша поддержка Мухаммеда Зия-уль-Хака в Пакистане, начиная с 1970-х годов, и наша тайная сделка с клептократическим режимом Мобуту в Конго с 1965 по 1997, должна быть прекращена. Потому что возможные последствия в будущем — бедность целых народов, страдающих от недоедания и голодные детей, беспокойные, недовольные молодые люди которые могут быть обращены к терроризму, — это слишком серьёзные последствия. Сегодня это означает что мы должны способствовать большей прозрачности, большей открытости и большей демократичности таких стран как Пакистан, Грузия, Саудовская Аравия, Нигерия и многих других в Африке, независимо от того, являются ли они нашими временными союзниками в войне с террором или нет.

На микроуровне, мы можем помочь иностранным гражданам образованием, обеспечением их современными средствами связи и прежде всего Интернетом, и даже технологиями шифрования и сотовыми телефонами, которые смогут уклоняться от брандмауэров и цензуры со стороны репрессивных правительств, например Китая и Ирана, которые боятся власти информации.

Без сомнения процесс избавления от глобального неравенства, которое было с нами на протяжении тысячелетий и которое достигло беспрецедентно высокого уровня за последние полтора века, не будет легким. Но, соглашаясь в том что ответственность за бедность несут правительства и учреждений «неудачники», у нас есть реальный шанс изменить это.

Daron Acemoglu

Источник: www.esquire.com

Comments are closed .