Рубрика: Предпринимательство

Предпринимательская мотивация

Как уже установлено, предпринимательство является сложной формой человеческой активности. Осуществление этой активности требует от человека колоссальных затрат жизненной энергии; можно считать, что предпринимательство в этом смысле является одним из самых «энергоемких» занятий. Никто не стал бы тратить на это дело свои силы, если бы у него не было на то достаточно веских оснований. Вопрос о том, каковы эти основания, может быть решен только на уровне конкретного индивида, его психологии. Именно поэтому центральной проблемой психологического изучения предпринимательства является мотивация, то есть процесс формирования побудительных начал — причин и целей — предпринимательства на личностном уровне.

Если этика изучает цели предпринимательства, то психология изучает цели предпринимателей, то есть такие цели9 которые предприниматель ставит перед собой независимо от того, что ему предписывает характер его основной деятельности. Если предпринимательство как система включает в себя независимые от своего субъекта цели (прежде всего получение прибыли), то предприниматель как свободный субъект решения может ставить перед собой абсолютно любые цели. По своей экономической функции предприниматель призван максимизировать прибыль: конкуренция навязывает се как внешние принудительные законы. В исторической литературе о предпринимательстве часто цитируется высказывание Якоба Фуггера-Бошча, который в ответ на советы отойти от дел заявил, что он намеревается зарабатывать деньги, покуда сможет это делать. Но социальные и психологические установки самих предпринимателей меняли и даже подменяли мотив максимизации прибыли. И хотя цели предпринимателя могут не только не совпадать с целями предпринимательства, но и в определенной мере противоречить им, все же именно эти субъективные человеческие цели следует считать главной движущей силой, которая вдохновляет предпринимателя на осуществление предпринимательства. Например, очень многие предприниматели вообще не брались бы за предпринимательство, если бы посредством этого занятия они не могли бы реализовывать цели, отличные от получения прибыли, скажем, компенсацию каких-то личных недостатков, возможность осуществить свои социальные притязания, заняться искусством, наукой и т.п. Вместе с тем, нельзя отрицать и тот факт, что для огромной массы предпринимателей цель предпринимательства — это и есть их личная цель.

В принципе, мотивационный механизм у предпринимателей по своей форме ничем не отличается от аналогичного механизма других людей. Поэтому в изучении предпринимательской мотивации имеются все те же проблемы, что и в изучении мотивации вообще. Самой большой проблемой психологии, в том числе психологии предпринимательства, является колоссальная пропасть между безудержным ростом эмпирических исследований и хаотичностью категориального аппарата. Практически каждый психологический текст содержит новый состав и новые толкования основных категорий. Особо неблагоприятно это отражается на исследованиях мотивации: одни психологи считают мотивацию центральным элементом человеческой психики и главным предметом психологического изучения, тогда как другие вообще отрицают существование такого предмета, объявляя его вредной выдумкой, сбивающей науку с верного пути.

Причина столь острого расхождения состоит, по-видимому, в том, что мотивация есть предельно общая категория, охватывающая все этапы в цепочке психических процессов — от биологических основ существования человека до сложнейших форм осуществления его свободы. Уловить целостное содержание мотивации исключительно эмпирическим путем почти невозможно, поэтому ученые, не желающие включать в научный аппарат ничего, что не вытекало бы непосредственно из установленных в опыте фактов, начисто отвергают мотивацию. Между тем, из фактов самих по себе ничего не вытекает или из них может вытекать все что угодно — в зависимости от интерпретации. Что же касается способа интерпретации, то он определяется прежде всего системой категорий, которой пользуется исследователь. Любая система подобного рода никогда не может быть выведена из эмпирических данных — она складывается от общего к частному и от абстрактного к конкретному по законам логики и лишь затем так или иначе корректируется, подтверждается или опровергается в приложении к совокупности накопленных эмпирических данных.

Категорию мотивации следует считать одной из наиболее общих среди тех, что используются для описания механизмов человеческой психики. Как уже сказано, она обобщает все те психические явления, которые участвуют в подготовке реализации относительно сложных форм человеческой активности. Без категории мотивации мы не могли бы выделить то общее, что присуще всем случаям обусловливания усилий человека, в том числе в сфере предпринимательства. Между тем, коль скоро мы эмпирически наблюдаем непрерывную трату человеческих сил, зачастую приводящую к весьма ощутимым реальным последствиям, задачей науки является выяснение причин этой активности. Предмет данного выяснения есть мотивация.

Мотивация есть сложный и универсальный механизм подготовки осуществления свободной активности человека.

Речь в данном случае идет только о свободной и сознательной активности, поскольку говоря об активности спонтанной или вынужденной, мы можем употреблять только термин «стимуляция». Стимуляция является подсистемой мотивации; эта система охватывает те импульсы, которые побуждают человека к активности, независимо от его сознания. При этом стимуляция может быть осознана и даже скорректирована сознанием, но она не может быть им ни порождена, ни устранена.

Для того чтобы максимально полно раскрыть сущность предпринимательской мотивации, мы должны проследить все этапы ее становления — от первоисточника до результата. Предпринимательство представляет собой весьма сложную форму активности, связанную не только с осуществлением максимально доступной человеку свободы (в том числе творческой), но и с преодолением практически всех трудностей, какие только могут встречаться в человеческой деятельности. На этом основании можно утверждать, что в психологическом аспекте предпринимательство есть сфера экстремальной мотивации, то есть такой мотивации, в рамках которой все психические процессы проходят на предельном энергетическом напряжении.

Исходный пункт — среда мотивации. Мотивация может иметь место только в живом организме, то есть в саморегулирующейся системе, осуществляющей обмен веществ, энергии и информации с внешней средой. Существование такой системы требует определенной меры получаемых из среды, перерабатываемых и выделяемых в среду веществ, энергии и информации. Если такая мера не будет соблюдаться, существование живого организма дестабилизируется, а при сильных отклонениях от меры ставится под угрозу. В связи с этим любая органическая система изначально включает в себя набор регулятивов, спонтанно (автоматично) направляющих процессы обмена. В человеческом организме роль таких регулятивов играют инстинкты.

Инстинкт (от лат. instinctus — побуждение) — первичная, врожденная форма побуждения живой активности. Инстинкт является регулятивом обмена, который включен в живой организм изначально — в противном случае организм не был бы саморегулирующейся системой. Совокупность инстинктов формируется в результате биологической эволюции, в основе которой лежит приспособление различных биовидов к среде обитания. Главное назначение инстинктов — выживание организма в условиях борьбы за существование. Благодаря естественному отбору выживают только те организмы, инстинкты которых вызывают витальную активность, адекватную среде. Таким образом, закрепляется оптимальная совокупность инстинктов. Поскольку же среда изменчива, совокупность инстинктов также должна меняться. Данная необходимость реализуется через механизм наследственной изменчивости: динамичная совокупность инстинктов фиксируется в генотипе, определяющем особенности того или иного биовида, в том числе людей.

Главными инстинктами являются инстинкты самосохранения — индивидуального и видового (последнему, в частности, подчинены инстинкты размножения и заботы о потомстве). Эти инстинкты универсальны для всех живых существ нашей планеты, однако существуют и узковидовые инстинкты. Более того, выдвигаются версии о специфических инстинктах, отличающих одну часть вида от другой. Например, существует проблема: можно ли говорить о так называемом «предпринимательском инстинкте99, отличающем уже на биологическом уровне предпринимателей от «обыкновенных людей»? Существует ли особый природный тип предпринимателя, то есть человека, одаренного врожденными предпринимательскими способностями?

Если человек как таковой существует благодаря обмену веществ, энергии и информации, то предприниматель как таковой существует благодаря обмену продуктами труда. Последний вид обмена можно рассматривать как продолжение первого. Однако если в случае биологического обмена существуют витально детерминированные меры определенных жизненно необходимых веществ, энергии и информации, то в случае экономического обмена таких мер нет. Можно, конечно, выделить некий прожиточный минимум, однако, во-первых, этот минимум складывается исторически и связан с конкретной ситуацией, а во-вторых, предпринимательство почти всегда направлено на превышение этого минимума. Следовательно, сущность предпринимательства не предполагает наличия изначально заданных жестких регулятивов обмена, то есть предпринимательского инстинкта не существует. Предпринимательский инстинкт — это, скорее, идеологема, призванная оправдывать либо преследование предпринимателей как биологически неприемлемых, патологи-чески энергичных и агрессивных людей, либо их власть как людей высшей породы, способных правильно организовывать деятельность остальных.

Главное следствие инстинктивного импульса — безусловный рефлекс.

Термин рефлекс (от лат. reflexus — отраженный) введен в научный оборот благодаря работам английского невролога Т. Виллиса и чешского физиолога И. Прохазки и обозначает закономерную ответную реакцию организма на раздражитель. Идея рефлекса выдвинута французским философом Рене Декартом в первой половине XVII в.

Рефлексы делятся на условные и безусловные. Безусловный рефлекс — это наследственно закрепленная стереотипная форма реагирования на биологически значимые воздействия внешнего мира или изменения внутренней среды организма. Среди важнейших безусловных рефлексов выделяют пищевой, половой, оборонительный, ориентировочный и др.

В этом реестре отсутствует так называемый предпринимательский рефлекс. Можно ли предположить, что навыки предпринимательства закладываются от природы благодаря каким-то изначальным способностям? С одной стороны, бесспорно, что реализованным предпринимателем может стать не каждый и что для этого необходимы определенные врожденные способности. Однако актуализация этих способностей может быть вызвана только определенной экономической ситуацией, но не биологической конституцией человека.

Раздражитель — это любой элемент внешней или внутренней среды, выступающий как условие последующих изменений состояния организма. Понятие раздражитель является родовым по отношению к понятиям «стимул» и «сигнал». При наличии фиксированной причинно-следственной связи между данным событием и последующими изменениями в состоянии организма раздражитель выступает как стимул, а соответствующее изменение как реакция.

Цепочка «инстинкт — безусловный рефлекс — стимул — реакция» составляет суть так называемой биологической мотивации, то есть такого обусловливания активности, которое является общим для всех живых существ — от простейших до человека. Однако человек отличается тем, что для поддержания его активности биологической мотивации недостаточно. В частности, ее недостаточно для осуществления предпринимательской деятельности. Пока еще не зафиксировано случаев предпринимательства в животном мире, поэтому мы можем считать предпринимательство следствием специфически человеческой мотивации.

Мы проанализировали первую ступень механизма мотивации — биологическую — и обнаружили, что на этом уровне мотивации человек не выступает и не может выступать как некое особое «предпринимательское существо». Таким образом, на уровне биологической мотивации нет никаких специфически предпринимательских моментов, поэтому, следуя заданной логике исследования, попытаемся обнаружить, на каких именно этапах они возникают.

Биологическая мотивация составляет строго детерминирующую часть человеческой мотивации: здесь человек ничего не выбирает и ничего не может регулировать. Однако как существо, открытое бесконечному универсуму возможностей, человек не во всем подчиняется биологической мотивации, его активность нуждается в дополнительных побуждениях. Данное положение проявляется уже на витальном уровне.

Отклонения от биологически обусловленных норм вещественного, энергетического или информационного обмена вызывают напряжение саморегулирующейся системы, которое на уровне элементарных ощущений характеризуется как нужда. Состояние нужды вызывается нехваткой или избытком того или иного вида вещества, энергии или информации. Широко известен социальный аналог состояния нужды, заставляющий людей искать нетривиальные способы получения необходимых благ, что является также первичным побуждением к предпринимательству.

Первичным ответом организма на состояние нужды является формирование потребности, то есть конкретного ощущения нехватки или избытка того или иного вида вещества, энергии или информации (голод или тошнота, холод или жар, дезориентация или гипермнезия и т.п.). Потребность является последней ступенью мотивации, которая всегда формируется без участия сознания. Данную часть мотивации — от нужды до потребности включительно — можно определить как строго бессознательную мотивацию. Последующие этапы мотивации также могут протекать без участия сознания, однако нет никаких препятствий, чтобы сознание не подключалось к этому процессу. Осознание тех или иных процессов мотивации происходит тогда и только тогда, когда эти процессы подвергаются патогенным воздействиям, нарушениям, так или иначе дают сбой. Сознание при этом призвано исправлять, корректировать, «чинить» испорченный механизм. Если же бессознательные механизмы действуют безотказно, они никогда не выходят на свет сознания.

Поскольку уже на уровне строго бессознательной мотивации можно выделить побудители к предпринимательству, имеет смысл говорить о бессознательном предпринимательстве, то есть о безотчетном порыве к поиску и реализации нетривиальных форм активности в сфере производства и обмена. Такой порыв следует квалифицировать как склонность к предпринимательству, которую можно отмечать уже на ранних этапах формирования личности человека.

Выяснение источника имеющихся нехватки или переизбытка формирует влечение, то есть состояние поиска, способа удовлетворения возникшей потребности. Влечение уже может быть как бессознательным, так и осознанным. Осознанное влечение есть желание. Кроме того, влечение включает в себя интеллектуальный момент, поскольку поиск предполагает не только беспорядочный перебор возможных решений, но и рациональную ориентацию. Например, изначальная, первичная реализация склонности к предпринимательству, как правило, происходит не в первой же попавшейся сфере, но там, где для этого складывается минимум препятствий и максимум возможностей. Таким образом, рациональность присутствует на достаточно ранней стадии формирования человеческой мотивации и, будучи биологически необходимой, вполне может выступать как бессознательная рациональность. Благодаря рациональному механизму влечения (а иногда случайно) конституируется его представление о его предмете — стимул.

Стимул в данном случае выступает, с одной стороны, как образ предмета влечения, его ориентир, а с другой — как раздражитель, вынуждающий реакцию, направленную на достижение этого предмета. В этом отношении стимул является главной причиной активности, поскольку, с одной стороны, пока стимул не сформирован, ни о какой активности не может быть и речи, а с другой — наличия стимула уже достаточно, чтобы активность началась (это касается и экономических стимулов, побуждающих различные виды экономической активности, в том числе предпринимательство).

В связи с этим можно утверждать, что главным способом побуждения человека к какой-либо активности (предпринимательской, трудовой, управленческой и т.п.) является стимулирование, то есть предоставление гарантий достижения в результате этой активности предмета влечения в сочетании с описанием образа данного предмета (реклама, пропаганда, агитация). При этом стимул может иметь как позитивное содержание (удовлетворение потребности, в восполнении нехватки), так и негативное (удовлетворение потребности в разрядке переизбытка). Следует учитывать, что как влечения, так и стимулы могут быть и чаще всегда бывают неосознаваемыми, что позволяет практиковать стимулирование абсолютно любой активности как воздействие на сферу подсознательного, не защищенную сознательно формируемыми человеком барьерами (убеждениями, нравственными принципами и т.п.).

Будучи главной причиной (началом) активности человека, стимул является также ее целью. Цель есть идеальное (предполагаемое, планируемое) следствие активности. Данное следствие в самом общем виде конструируется уже в момент подключения рационального механизма влечения, то есть в момент появления стимула. Идеальное следствие активности есть образ удовлетворения потребности, но этот образ и есть стимул, следовательно, стимул есть одновременно главная причина и главная цель всякой активности. Стимул содержит в себе причину и цель активности в нерасчлененном виде. Разграничение причин и целей, которое чаще всего происходит под воздействием сознания, ведет к возникновению мотива.

Образ удовлетворения потребности заставляет человека проявлять активность (стимул как причина) и образ удовлетворения потребности привлекает человека сделать активность как можно более результативной (стимул как цель). Таким образом, между началом и итогом активно стоит опосредующее звено — образ процесса достижения, связанного с выбором средств и приложением усилий. Формула, включающая в себя причину активности, а та обусловленные этой причиной средства и цели активности и есть мотив. Например, мотивационная форма предпринимательства звучит так: отношения обмена (причина активности) предполагают создание предприятия (средство активности) с целью систематического получения прибыли путем обмена любых благ (цель активности).

Существование мотива является принудительным условием активности: там, где есть мотив, обязательно есть и активность. Человек, в котором сформирован мотив, не может не проявлять активность. Однако интенсивность и направленность реальной активности могут не совпадать и далеко не всегда совпадают с тем, что задано в мотиве. Активность наличествует, но она может корректироваться аффектами или иными случайными обстоятельствами, внешними либо внутренними. Кроме того, инициируя активность, чтобы исправить нарушенную ситуацию обмена со средой, организм вступает в дополнительный обмен — он затрачивает свою энергию. Естественно, что при этом на уровне безусловного рефлекса работает фактор экономии сил. Так, не каждый человек, обладающий предпринимательскими качествами, способен реализовать эти качества, и не потому, что ему препятствуют социальные условия, а просто потому, что ему не хватает жизненной энергии для осуществления предпринимательства. В этом случае никакая прибыль не сможет оправдать затраченных на ее добычу усилий. Таким образом, реализованным предпринимателем может быть только человек, энергетическая конституция которого позволяет ему расходовать множество сил на рискованные, сомнительные предприятия.

Благодаря фактору экономии сил мотив как движущая сила активности не является безусловной гарантией успеха, то есть достижения цели. Человек вынужден искать компромисс между необходимостью удовлетворения потребности и необходимостью экономии сил. В этом поиске он действует методом проб и ошибок. Каждая ошибка, если она не обнаруживает предел возможных энергетических затрат (например, если она не является смертельной), увеличивает опыт достижения. Процесс обретения опыта есть научение. Итогом этого процесса является формирование так называемой «формулы успеха», то есть мотива, задающего оптимальный баланс удовлетворения потребности и экономии сил, наилучшее соотношение целей и средств. Такой мотив закрепляется в качестве навыка (то есть итога проявлений активности, которые повторялись ранее) и стереотипа (то есть образца для проявлений активности, которые будут повторяться в дальнейшем) и превращается в мотиватор.

Мотиватор представляет собой не что иное, как максимально оптимизированный мотив, предполагающий проявление относительно стабильной реакции на определенный стимул. Реакция, вызываемая мотиватором, есть условный рефлекс. Термин «условный рефлекс» предложен русским ученым И.П. Павловым.

Условный рефлекс — это рефлекс, образующийся при сближении во времени любого первоначально индифферентного раздражителя с последующим действием раздражителя, вызывающего безусловный рефлекс. В результате образования условного рефлекса раздражитель, прежде не вызывавший соответствующей реакции, начинает ее вызывать, становясь сигнальным (условным, то есть обнаруживающимся при определенных у с ловиях) раздражителем. В процессе мотивации сигнальный раздражитель носит специфический характер: в качестве такого раздражителя выступает зафиксированная в психике модель оптимального способа достижения успеха, включающего соответствующие баланс и последовательность усилий. Осуществляя этот способ, человек закономерно ожидает того, что наступит стабильный эффект — желаемый результат приложенных усилий. Так, однажды приведшее к успеху предприятие (предприятие как авантюра) превращается в предприятие как стабильно действующую организацию по добыче тех или иных благ.

Эмоциональное переживание, возникающее при ожидании субъектом некоторого желаемого события и отражающее предвосхищаемую вероятность его реального осуществления, есть надежда. Так, предприниматель питает надежду, начиная новое предприятие. Отсутствие надежды свидетельствует либо о недостаточности желания, либо о низкой оценке вероятности успеха. И то, и другое можно считать дополнительным условием неуспеха такого предприятия.

Если ожидание желаемого события неоднократно оправдывается, оно (ожидание) превращается в уверенность. В этом случае мотиватор выступает уже как установка. Установка — это готовность, предрасположенность субъекта, возникающая при предвосхищении им возникновения определенного стимула и обеспечивающая устойчивый характер протекания активности по отношению к данному стимулу. С полным основанием можно говорить о предпринимательской установке, то есть об определенной готовности человека адекватно отреагировать на ситуацию свободного обмена. Например, в нашей стране далеко не все люди, даже одаренные явными предпринимательскими способностями и обладающие необходимыми материальными условиями и стимулами, были готовы к принятию наступившего рынка, поскольку у них не была сформирована рыночная, предпринимательская установка. Они были готовы к тому, чтобы двигаться по социальной лестнице в условиях централизованного тотального и жесткого планирования экономических отношений, даже вопреки своим склонностям, но предвосхитить рынок не могли. Между тем, некоторые люди даже при коммунистическом режиме уже готовились к осуществлению предпринимательства («в случае чего»), и именно они первыми открыли путь в эту сферу деятельности в России.

Предвосхищение (антиципация) стимула при наличии стабильной реактивности ведет к предвосхищению ее результата. Данное предвосхищение формирует определенный интерес. Таким образом, интерес есть предвосхищение результата стабильной реакции по отношению к определенному стимулу. Предпринимательский интерес есть предвосхищение систематического получения прибыли, поэтому все те сферы, где такое получение возможно, являются сферами актуальных либо потенциальных интересов предпринимателей.

Осознание интереса приводит к формированию мотивировки активности человека. Мотивировка есть сознательное объяснение и оправдание тех или иных усилий. Если данные усилия составляют систему, оказывающую влияние на состояние общества, мотивировка превращается в идеологию.

Наличие стабильных интересов ориентирует человека на определенные идеалы результативного поведения. Складываются универсальные эталоны активности и ее результатов, действительные для абсолютно любых ситуаций. Эти эталоны есть ценности, которые, как правило, оформляются в сложную иерархическую систему, определяющую стратегические (ценностные) ориентации поведения субъекта. Осознанные ценности есть убеждения; осознанная система ценностей есть мировоззрение.

На уровне ценностей человек определяет наиболее общие, стратегические принципы активности, рассчитанные на всю его жизнь, то есть на все возможное многообразие ситуаций. Данный уровень стоит уже над сферой, которую можно было бы назвать чисто предпринимательской мотивацией, поскольку предпринимательство возможно далеко не во всех ситуациях — оно ограничено определенными условиями производства и обмена. Поэтому предприниматель помимо своей специальной деятельности может придерживаться абсолютно любых жизненных принципов. Ядро этих принципов составляет личностный смысл — глобальный жизненный стимул, который выступает не как реальный раздражитель, но как идея, формируемая в процессе мотивации. Эта идея включает в себя образ мира, то есть модель абстрактной среды, вмещающей в себя все возможные среды, а также стратегическую модель бытия в этом мире, направленного на достижение максимума тех благ, которые заданы образом мироздания.

Эмоциональная окрашенность образа мира создает определенное мироощущение, или мировосприятие. Последние могут характеризоваться как оптимизм либо как пессимизм, то есть как позитивная оценка возможности достижения заданного максимума благ либо как, соответственно, негативная оценка.

На базе данной оценки возникает стремление — минимальная активность, направленная на достижение поставленной цели, первичная готовность к активности. На уровне сознания стремление есть замысел, который в своей систематической разработке превращается в определенный план, включающий в себя учет способностей человека, уровень его притязаний (амбиций), а также сбалансированную последовательность операций.

Итогом плана является намерение — сознательное стремление закончить действие, в соответствии с намеченной программой, направленной на достижение предполагаемого результата.

Последней инстанцией мотивации, переходом к непосредственной активности является воля. Воля есть способность человека реализовать свою мотивацию, механизм связи между мотивацией и активностью.

Описанный нами механизм мотивации представляет собой исчерпывающую цепочку ее этапов. Уяснение этого механизма само по себе является сложной задачей, поэтому продемонстрируем его на единичном примере мотивации конкретного предпринимателя.

Начнем с того уровня мотивации, на котором обнаруживаются специфически предпринимательские моменты. Некий индивид находится в состоянии нужды — он нерегулярно питается и не имеет постоянного ночлега. При этом люди, окружающие этого человека, удовлетворяют аналогичные потребности путем обмена на всеобщий эквивалент — деньги. Таким образом, состояние нужды, вызванное нехваткой пищи и энергии, конденсируется в потребность, характеризуемую как безденежье (аналогия голода или жажды).

Безденежье формирует у человека влечение к деньгам, толкает его на безотчетный порыв к поиску и реализации какой-либо формы активности в сфере производства и обмена. В результате человек сталкивается с интеллектуальной задачей — где именно и как можно проявить такую активность. Необходимость решения этой задачи пробуждает сознание человека, благодаря чему возникает отчетливое желание заработать денег. Образ получения денег становится главным стимулом поиска работы. Обратившись к различным вариантам трудоустройства, человек обнаруживает, что ни один из них не гарантирует ему стабильного получения достаточного количества денег. Между тем, он видит, как люди, самостоятельно реализующие свои способности, получают столько денег, сколько его самого бы устроило.

Тогда у данного человека возникает отчетливый предпринимательский мотив: люди, добывающие определенные блага благодаря собственной инициативе, систематически обменивают эти блага на достаточно большое количество денег, поэтому имеет смысл самому проявить аналогичную инициативу. В соответствии с этим мотивом человек пробует себя в разных сферах предпринимательства: становится рекламным агентом по контракту, пытается провернуть торговую операцию, посредничает и т.п. Выясняется, что осуществление всех этих вариантов не окупает затраченных усилий: труд велик — прибыль ничтожна. Не оставив, однако, попыток найти себя в бизнесе, человек все же обнаруживает ту сферу, которая не только приемлема по характеру общения и осуществляемой в ее рамках деятельности, но и достаточно прибыльна и перспективна, сферу книжной торговли.

Вложив свои последние накопления в закупку книги по деловой тематике, он удачно ее продает, благодаря чему получает относительно солидную прибыль. Вложив эту прибыль в новую закупку той же книги, он вновь получает прибыль, но, соответственно, еще большую. Таким образом, у него формируется мотиватор — стремление вкладывать деньги в деловую литературу, и условный рефлекс — расчет на получение прибыли от продажи этой литературы. Благодаря тому, что этот расчет неоднократно оправдывается в результате продажи других книг аналогичного характера, у книготорговца формируется установка: при получении информации о появлении новой книги соответствующей направленности он всегда готов немедленно вложить деньги в ее закупку. Поскольку данная операция почти во всех случаях приносит ему ощутимую выгоду, у него формируется стабильный интерес в сфере деловой литературы — уверенность в том, что деловая литература будет приносить, ему доход, если только он будет проявлять активность в торговых операциях с этой литературой.

Осознав данный интерес, книготорговец формирует для себя определенные представления о том, каковы конечные причины и цели его деятельности, что составляет его предпринимательскую мотивировку.

С другой стороны, обобщая особенности своей деятельности на ниве книготорговли, предприниматель выделяет для себя такие ее моменты, которые помогают ему получить максимальную выгоду в любых ситуациях. Благодаря этому он находит оптимальную стратегию поведения, пригодную для всех перипетий бизнеса и основанную на определенных ценностях, принятых в этой среде. Эти ценности, выявляющиеся в общении книготорговцев, формируют определенные убеждения предпринимателя, на основе которых он развивает свои взгляды и на другие сферы жизни. На данном этапе продвижение предпринимателя по мотивационной цепочке выходит за пределы того ее участка, который связан с предпринимательской (как, впрочем, и любой другой) деятельностью, и переходит на ступень общечеловеческой мотивации. Совокупность указанных взглядов на различные сферы жизни конституирует целостное мировосприятие, дающее возможность оценивать любую ситуацию не только на конкретном, — но и на абстрактном уровне, что позволяет не зависеть от конкретных преходящих обстоятельств в своем стратегическом выборе образа жизни.

Подобного рода оценки становятся основой сознательной ориентации индивида в сфере потенциального выбора линии поведения, а зная, что выбирать, наш книготорговец может уверенно формировать стремление к чему-либо. Если достижение избранной цели предполагает сложную последовательность операций, человек формирует план, осуществление которого приводится в действие его волей.

Благодаря постановке стратегической цели и построению детального плана ее достижения книготорговец обретает твердую волю, например, к далеко идущей предпринимательской карьере, в результате чего создает мощную книготорговую фирму, занимающую прочное положение на рынке и приносящую весьма солидный и стабильный предпринимательский доход ее владельцу, который начал с ноля.

В процессе индивидуальных интервью и коллективных бесед тема мотивации занятий предпринимательством возникала неоднократно. В качестве ведущего мотива, о котором упоминали все опрошенные, присутствует стремление к улучшению своего материального положения. Достаток, по признанию многих

предпринимателей, дает ощущение свободы и уверенность в себе, «позволяет человеку расправить плечи». Однако эта мотивация специфична. Стремление к материальному благополучию, столь важное в начале пути, для большинства опрошенных переставало быть самоцелью в момент достижения определенного материального уровня и удовлетворения основных жизненных потребностей. Именно поэтому люди, начавшие заниматься бизнесом несколько лет назад, хотя и признавали важность материальных стимулов, тем не менее на первый план выносили мотивы, связанные со свободой и самореализацией. Для многих российских предпринимателей приход в бизнес был связан с поиском собственного места в жизни.

В целом, в предпринимательской среде можно выделить несколько групп, различающихся по мотивам деятельности. Среди них бизнесмены, ориентированные на улучшение своего материального положения; «энтузиасты», желающие реализовать на практике свою профессиональную идею либо идущие в бизнес по политическим мотивам; люди, стремящиеся найти свое новое лицо и место в жизни; наконец, в силу сложившихся обстоятельств пытающийся найти свое место в бизнесе. Границы между этими группами весьма условны, а опыт свидетельствует, что со временем один тип мотивации может измениться или быть вытесненным другими.

По данным «Экспертизы», среди мотивов, побудивших предпринимателей открыть собственное дело, первоначально действовали по крайней мере три — материальный, стремление изменить жизнь и обрести свободу и независимость. Первый работал среди мелких и средних предпринимателей. Второй мотив доминировал, пожалуй, в среде крупного бизнеса. «Нам с женой хотелось изменить жизнь кардинально», отмечал создатель одного из первых СП в стране. Наконец, третий присутствует практически постоянно. Типичные высказывания респондентов: «Надоело чувствовать свое рабство на каждом шагу», «хотелось снять с себя какое-либо руководство сверху», «я стремился к независимому существованию».

Многие предприниматели относительно быстро достигли той величины доходов, при превышении которых ценность новых материальных благ приближалась к нулю. «Проблема личного интереса, — отмечал глава крупной финансово-промышленной группы, — является очень острой только тогда, когда ты находишься на грани экономической безопасности. Когда же твое материальное положение превышает эту грань, если чувствуешь, что ты экономически неуязвим, то эта проблема перестает тебя интересовать».

Сейчас среди российских предпринимателей складывается мотивационный механизм, во многом отличный от господствующего в среде бизнесменов развитых капиталистических стран. Согласно исследованию М. Урнова, в мотивации британских предпринимателей доминируют стремление к профессиональному самосовершенствованию, гордость за решение нетрадиционных проблем, желание сохранить необходимый им баланс между работой и частной жизнью. Для российских предпринимателей характерна принципиально иная мотивация. В отличие от британских бизнесменов, в значительной степени подвергшихся бюрократизации (в терминологии М. Вебера) и явно стремящихся в любой ситуации сохранить джентльменский образ жизни, для российских рынок стал своеобразным видом спорта, где они реализуют свою потребность в борьбе, свое стремление к победе, свое желание доказать самим себе свое превосходство над другими. Они плохо принимают корпоративные правила игры и любые формы подчинения; для них очень важен мотив власти. Если использовать терминологию американского социолога М. Макоби, они напоминают классический тип «человека джунглей».

Как известно из западных социологических исследований, стремление к доминированию, способность к инициативе и уверенность в себе позитивно коррелируют с успехом в бизнесе; напротив, ориентация на жизнь с высокой степенью релаксации и без стрессов в приятной рабочей атмосфере является негативным фактором для делового успеха.

Одновременно действует и иной мотив — «человека-игрока» (термин М. Макоби), главный интерес которого заключается в решении новых проблем, в творчестве. «Для меня, — объяснял главный директор крупного совместного предприятия, — бизнес во многом — некая игра ума и эмоций, иначе говоря, это не обыденность, не служба». В одном из недавних телевизионных интервью фабрикант А. Паникин, рассказывая о своей работе, подчеркивал: «Наверное, Бог радовался, когда созидал».

Кроме того, в последнее время в мотивации предпринимателей все чаще звучат социальные мотивы. В первую очередь убеждение в том, что они «способны сделать эту страну нормальной, то есть сильной и богатой страной», что возродить Россию может только частное предпринимательство. Оно же способно воспрепятствовать повороту экономики в обратном направлении.

Comments are closed .