Рубрика: Менеджмент

Понятие «управление». Основные подходы к управлению

Управление — элемент, функция организованных сис­тем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающая сохранение их определенной структуры, поддержание режима деятельности, реализа­цию их программ и целей.

Социальное управление — воздействие на общество с целью его упорядочения, сохранения качественной специ­фики, совершенствования и развития.

Различают стихийное управление — воздействие кого-либо на систему — результат перекрещивания различных сил, массы случайных единичных актов и сознательное управление, осуществляемое полномочными социальны­ми институтами и организациями (государственными и др.). Границы, содержание, цели и принципы социально­го управления зависят от социально-политического строя. В тоталитарном обществе оно подчинено интересам пра­вящего клана.

Управление, в общем и целом, — ситуация, при кото­рой имеется субъект управления (менеджер), объект уп­равления (то, чем он управляет) и управляющий стимул (внутренний и/или внешний).

Целью любого управляющего воздействия является:

  1. Сохранение системы в неизменном виде (администра­тивное или бюрократическое управление).
  2. Улучшение показателей системы (эволюционное или революционное развитие).
  3. Разрушение системы (с возможностью в дальнейшем построить другую систему, более «лучшую» или без данной возможности).

Опишем данные виды управляющих воздействий бо­лее подробно.

Сохранение системы в неизменном виде предполагает определенную бюрократизацию ее структуры. С одной сто­роны, это создает дополнительную устойчивость ее во вре­мени (государственная система, законодательно-правовая система и т. д.), а с другой — некоторые системы, остано­вившись в своем развитии, начинают деградировать (система производства, финансовая система и т. д.).

Улучшение показателей системы возможно плавным и естественным способом с использованием части существу­ющих на данный момент управляющих воздействий. Япон­ские компании находятся в постоянном поиске мелких улуч­шений, на этом и основана вся концепция «восточного ме­неджмента». Например, «Сунь-Цзы» («Искусство войны») говорит об этом так: «Победа должна быть выгодна всем (как победителям, так, как это ни парадоксально звучит, и побежденным)» и «Истинная победа — это победа без боя (исходя из предположения, что война подтачивает силы обеих сторон — и победителей, и побежденных — и они становятся уязвимы перед лицом третьих сторон, которые могут этим воспользоваться и отнять не только плоды чу­жих побед, но и все их имущество)».

Улучшение показателей системы через революционное воздействие основывается на том, чтобы поменять все и по возможности сразу. Процесс весьма болезненный как для самой системы, так и для проводящих — в данном случае управленческое воздействие. Всем хорошо известен физи­ческий закон, утверждающий, что сила действия равна силе противодействия (или угол падения равен углу отражения), поэтому на пути «революционеров» ожидает масса всевоз­можных сложностей. Достаточно вспомнить Великую фран­цузскую революцию (про Великую Октябрьскую я вообще умолчу), которая унесла огромное количество жизней, и жизни своих руководителей в том числе. По некоторым прогнозам, в частности Гумилева (еще до революции), «Рос­сию ожидали потрясения, которые унесут более 100 млн жизней» (кстати, прогноз в основном подтвердился).

Журналист Ю. Кашук обнаружил во владивостокской газете «Бандит» напечатанные в 1922 году прозорливые стихи некого Ло-ло:

Я твердо знаю, что мы у цели,
Что неизменные судеб законы,
Что якобинцы друг друга съели,
Как скорпионы.
Безумный Ленин болезнью свален,
Из жизни выбыл, ушел из круга,
Бухарин, Троцкий, Зиновьев, Сталин,
Вали друг друга!

В целом в управленческой науке эти два подхода (эво­люционный и революционный) известны как части так называмой системы менеджмента качества: инжиниринг и ре-инжиниринг (более подробно данные подходы будут проиллюстрированы позднее).

Разрушение системы с «возможностью» в дальнейшем построить другую систему, более «лучшую», по мнению самих «разрушителей». Данный подход повторяет то, что уже было нами сказано ранее в отношении революционно­го (ре-инжинирингового) подхода, но отличается самим порядком действий (мыслей). В «улучшении показателей системы» нами рассматривался подход, при котором раз­рушения были этапами так называемой плановой замены устаревших частей системы (а это означало, что еще до разрушения был продуман сам механизм замены разру­шенных частей более совершенными). Здесь же мы рас­сматриваем возможность разрушения системы, предпола­гающую вначале разрушение самой системы (а затем, воз­можно, и попытку поживиться ее «останками»).

Анархизм (от греч. anarhia — безвластие) — течение, последователи которого выступают за немедленное унич­тожение всякой государственной власти (в результате са­мопроизвольного стихийного бунта масс) и создание феде­рации мелких автономных ассоциаций производителей. Анархисты выступали за тактику прямого действия — са­ботаж, бойкот и т. д.

Масоны (от франц. franc maqon — вольный камен­щик) — религиозно-этическое движение, традициями вос­ходит к средневековым цехам (братствам, ложам) строи- телей-каменщиков, отчасти к рыцарским и мистическим орденам. Масоны стремились создать тайную всемирную организацию с утопической целью мирового объединения человечества в едином союзе под властью верховной ложи.

Иезуиты (от лат. Societas Jesu — Общество Иисуса) — члены католического монашеского ордена. Основные прин­ципы организации ордена: строгая централизация, беспре­кословное повиновение младших по положению старшим, абсолютный авторитет главы ордена, взаимный шпионаж внутри организации и вне ее, стремление к подчинению своим целям общественных и финансовых институтов по всему миру. Иезуиты считают допустимым ради «вящей славы божьей» любое преступление (в том числе лжесви­детельство и убийство).

Мафия (итал. maffia) — тайная террористическая орга­низация. Возникла на о. Сицилия. Использует методы шантажа, насилия и убийств. Стала синонимом организо­ванной преступности. Основные принципы — круговая порука и закон молчания (омерта).

Разрушение системы без «возможности» в дальней­шем построить другую систему. Здесь предполагается единственный механизм — разрушение ради самого раз­рушения без продумывания его последствий.

Н. Макиавелли в своем сочинении «Государь» говорит об этом так: Если завоеванное государство с незапамят­ных времен живет свободно и имеет свои законы, т. е. три способа его удержать:

  1. разрушить
  2. переселиться туда на жительство
  3. предоставить гражданам право жить по своим законам, при этом обложив их данью и вверив правление небольшому числу лиц, которые ручались бы за дру­жественность государю

Эти доверенные лица будут всячески поддерживать государя, зная, что им поставлены у власти и сильны только его дружбой и мощью. Кроме того, если не хочешь подвер­гать разрушению город, привыкший жить свободно, то легче всего удержать его при посредстве его же граждан, чем каким-либо другим способом.

В действительности нет способа надежно овладеть го­родом иначе, как подвергнув его разрушению. Кто захва­тит город, с давних пор пользующийся свободой, и поща­дит его, того город не пощадит. Там всегда отыщется по­вод для мятежа во имя свободы и старых порядков, которых не заставят забыть ни время, ни благодеяния новой влас­ти. Что ни делай, как ни старайся, но если не разъединить и не рассеять жителей города, они никогда не забудут ни прежней свободы, ни прежних порядков и при первом удобном случае попытаются их возродить.

Но если город или страна привыкли стоять под влас­тью государя, а род его истребили, то жители города не так-то легко возьмутся за оружие, ибо, с одной стороны, привыкнув повиноваться, с другой — не имея старого го­сударя, они не сумеют ни договориться об избрании ново­го, ни жить свободно. Так что у завоевателя будет доста­точно времени, чтобы расположить их к себе и тем обеспе­чить себе безопасность.

Тогда как в республиках больше жизни, больше нена­висти, больше жажды мести; в них никогда не умирает и не может умереть память о былой свободе. Поэтому самое верное средство удержать их в своей власти — разрушить их или же в них поселиться.

Но есть еще два способа сделаться государем — не сво­димые ни к милости судьбы, ни к доблести; и опускать их не стоит, хотя об одном из них уместнее рассуждать там, где речь идет о республиках. Я разумею случаи, когда ча­стный человек достигает верховной власти путем преступ­лений либо в силу благоволения к нему сограждан.

Отсюда следует, что тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди по­немногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение.

Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыс­лу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Так что обиды нужно на­носить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше. Самое же главное для государя — вести себя с подданными так, что­бы никакое событие — ни дурное, ни хорошее — не зас­тавляло его изменить своего обращения с ними, так как, случись тяжелое время, зло делать поздно, а добро беспо­лезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью.

Кроме того, следует отметить, что, в общем и целом, существуют два основных пути управленческого воздей­ствия на объект — интенсивный и экстенсивный.

Первый подход предполагает развитие «интеллектуаль­ных» составляющих труда и основан на постоянном повы­шении контроля над системой посредством нахождения новаций и создания условий, стимулирующих их приме­нение (пример: в менеджменте известен как подход А. Слоуна). Самым существенным недостатком данного под­хода является то, что существенно растут затраты (на пер­вом этапе), связанные с инвестированием в технологии и обучение персонала. Самым существенным достоинством является создание гибкой профессиональной системы уп­равления качественным персоналом.

Второй подход предполагает переход от качественных показателей труда к количественным, когда недостаток технологических и управленческих приемов с лихвой ком­пенсируется количеством самих исполнителей (пример: в менеджменте известен как подход Г. Форда). Самыми су­щественными достоинствами являются предельно низкая себестоимость производимой продукции при «достаточно среднем» ее качестве и отсутствие больших вложений ка­питала на первом этапе. Самыми существенными недостат­ками являются привязка производства к малой номенкла­туре производимых изделий (всем известно высказывание Форда, что он может представить «любую машину черно­го цвета») и слабая квалификация персонала, который по существу превращен в биороботов, выполняющих автома­тически очень ограниченный набор специализированных операций на конвейере.

Comments are closed .