Принцип lex voluntatis в международном частном трудовом праве

Принцип автономии воли сторон является одним из основных принципов международного частного права и означает возможность для сторон частно-правового отношения, осложненного иностранным элементом, выбирать право применительно к регулированию их прав и обязанностей. Такой способ выбора права возможен только к одной группе правоотношений — к договорным обязательствам.

Проблема использования автономии воли применительно к трансграничным трудовым отношениям является новым юридическим феноменом для отечественной юридической доктрины и практики. В доктрине нет единого мнения относительно пределов ограничения автономии воли сторон и целесообразности применения этого принципа к регулированию трудовых отношений.

Законодательство ряда стран не устанавливает автономию воли в качестве привязки к регулированию трудовых отношений (КНР, Украина, Тунис). Среди представителей доктрины самым ярым противником применения автономии воли к трудовым отношениям принято считать венгерского коллизиониста И. Саси [1]. Он обосновывал свою позицию тем, что государство более заинтересовано в применении к трудовым правоотношениям императивных норм, нежели «частных начал» права, а также тем, что отказ от «автономии воли» при заключении трудового договора необходим для единства правового регулирования труда работников одного предприятия и более «слабым» положением работника как стороны трудового договора. Эта точка зрения ранее была отражена в законодательстве Венгрии: «Закон не предоставляет сторонам трудового договора (контракта) возможности выбора права, применимого к трудовым отношениям с иностранным элементом» [2]. В настоящее же время в Венгрии, как и в остальных странах Европейского союза (далее — ЕС), действует Регламент Европейского парламента и Совета Европейского союза № 593/2008 о праве, подлежащем применению к договорным обязательствам (далее — Регламент «Рим I») [3], закрепляющий автономию сторон к трудовым отношениям как основной способ выбора применимого права в трансграничных правоотношениях.

На сегодняшний день большинство государств, законодательство которых рассматривает трудовой договор как один из институтов гражданского права, позволяют использовать автономию воли применительно к трудовом договорам (Австралия, Албания, Грузия, Канада, Квебек, США, все страны ЕС и др.) Большинство ученых также допускают применение lex voluntatis к трудовым отношениям. Свою позицию они обосновывают тем, что во многих случаях управленческий и высококвалифицированный персонал заинтересован в выборе наиболее благоприятного закона.

Вместе с тем, во многих странах прослеживается тенденция ограничения автономии воли сторон применительно к трудовым отношениям путем определения тех или иных пределов выбора сторонами применимого права.

Наиболее гармонично такая защитная оговорка сформулирована в ст. 8 Регламента «Рим I»:

1) выбор права принимается во внимание только тогда, когда он прямо выражен или определенно вытекает из положений договора либо из обстоятельств дела;

2) этот выбор не может повлечь за собой лишение работника защиты, предоставляемой ему императивными положениями страны, где во исполнение договора работник обычно выполняет свою работу или страны, где находится учреждение, которое наняло работника, либо страны, с которой договор имеет явно более тесные связи.

С учетом спорности самой возможности применения начала автономии воли в трудовых отношениях в Республике Беларусь, считаем, что по данному вопросу необходима законодательно оформленная позиция государства.

Целесообразным представляется закрепить коллизионный принцип автономии воли применительно к трудовым отношениям с иностранным элементом. Учитывая особенности трудовых отношений и позицию работника, как «слабой» стороны договора, lex voluntatis в трудовых договорах должна быть ограничена строгими рамками: соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть явно выражено в письменной форме или должно прямо вытекать из условий договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности; выбор сторонами по трудовому договору подлежащего применению права не может повлечь за собой лишение работника защиты, предоставляемой ему положениями, от которых не разрешается отступать посредством соглашения в соответствии с правом, которое при отсутствии выбора подлежало бы применению; стороны трудового договора могут избрать в качестве подлежащего применению право страны обычного пребывания работника, право страны места выполнения работы, места жительства или обычного пребывания нанимателя.

Авторы: Ведерникова Л. А., асп. БГУ, науч. рук. Анцух Н. С., канд. юр. наук, доц.

Литература

  1. Szaszy I. International Labor Law / I. Szaszy. — Budapest : A.W. Sijthoff, 1968. — P. 14.
  2. О международном частном праве [Электронный ресурс] : Указ Венгрии, 1979, № 13 / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — Режим доступа: http://pravo.hse.ru/intprilaw/doc/040301. — Дата доступа : 03.03.2016.
  3. Regulation (EC) № 593/2008 of the European Parliament and of the Council on the law applicable to contractual obligations (Rome I) // Offi cial Journal of the European Union. — 2008. — L 177. ‒ P. 6‒16.

Метки: ,
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (оцени первым)

Comments are closed .

Х