Рубрика: Экономика

Значение цен предшествующего периода для определения рыночных меновых соотношений

Из сказанного выше вытекает важное следствие — в объективной ценности денег присутствует компонента, характеризующаяся исторической непрерывностью.

Ценность, которую деньги имели в прошлом, захватывается настоящим и преобразуется им, и, в свою очередь, ценность, которую деньги имеют на настоящий момент, подвергается преобразованию и переходит в будущее. В этом состоит отличие факторов, определяющих ценность денег, от факторов, определяющих ценность других экономических благ. Для установления пропорции, в которой одни экономические неденежные блага обмениваются на другие такие же, не имеют значения никакие предшествующие пропорции обмена. Правда, если приподнять маскирующую денежную вуаль и рассмотреть меновые отношения между реальными благами, можно обнаружить некую преемственность, поскольку изменения реальных цен происходят, как правило, достаточно медленно. Но причиной этой стабильности цен является стабильность факторов, определяющих цены, а не закон образования цен как таковой. Цены изменяются медленно потому, что медленно меняются субъективные оценки людей. Потребности людей и их мнения о пригодности тех или иных благ для удовлетворения этих потребностей подвержены частым и внезапным изменениям не в большей мере, чем запасы благ, пригодных для потребления, или способы их распределения между членами общества. Тот факт, что сегодняшняя рыночная цена весьма редко существенно отличается от цены вчерашнего дня, объясняется тем, что обстоятельства, определявшие вчерашнюю цену, не претерпели за ночь значительных изменений, так что сегодняшняя цена представляет собой результат действия тех же факторов, что действовали и вчера. Если бы для рынков были характерны резкие беспорядочные колебания цен, концепция объективной меновой ценности денег не смогла бы приобрести того большого значения, которое сегодня ей придают как потребители, так и производители.

В силу этих соображений, мы не имеем ничего против того, что указанное явление часто называют инерцией цен, хотя ошибки ранних экономистов должны служить нам предостережением в отношении реальной опасности, состоящей в том, что использование термина, заимствованного из механики, может привести к механистической системе взглядов, которая ошибочно абстрагируется от процесса вынесения людьми субъективных оценок. Однако всякое предположение о существовании причинно-следственной связи между прошлыми и нынешними реальными ценами (т.е. меновыми отношениями между реальными, неденежными благами) должно быть отвергнуто. {Цвиденек приводит следующий пример. Если внеком городе 100 изготовителей зонтиков продают 10 тыс. зонтиков в год, то даже при постоянном населении увеличение числа из-готовителей зонтиков до 105 вряд ли изменит цены на данный товар. Дела у преж-них ста изготовителей или по крайней мере у некоторых из них действительно могут пойти хуже . Разумеется, при определенных обстоятельствах такое может произойти. Однако нет никакого сомнения в том, что и у старых, и у новых изготовителей зонтиков появится желание пойти навстречу покупателям и снизить цены (либо улучшить качество). Одни будут стремиться к сохранению покупателей, другие — к тому, чтобы привлечь новых, и даже если данное стремление не всегда мгновенно воплощается в практические действия, это происходит под воздействием каких-то конкретных причин. Производители могут попытаться привлечь покупателей более активной рекламой или более элегантным оформлением торговых залов; они также могут попытаться приблизить товар к потребителям, размещая магазины в удобных местах (последнее особенно характерно для наиболее молодых предприятий). Но можно также предположить и то, что пострадавшие старые фирмы не предпримут ничего для сохранения своего сбыта — если они будут слишком беспечны или некомпетентны в делах или если они столкнутся с недопустимо высокими затратами, связанными с такими шагами.}

Не подлежит сомнению тот факт, что существуют институциональные факторы, которые действуют на цены в направлении, противоположном тому, в котором цены должны были бы измениться при изменении субъективных оценок. Действием таких факторов обусловлено запаздывание изменения цены при изменении спроса и предложения, а также отсутствие всяких изменений в ценах, когда спрос и предложение изменяются незначительно или ненадолго. {Цена, которая не является вполне рыночной, образуется в тех случаях, когда стороны не проявляют после-довательности в своих оценках и не действуют всецело в своих интересах, в силу того, что им не хватает понимания или настойчивости . Такой ценой часто является «старая цена», которая установилась ранее как полностью рыночная (в той мере, в какой такие цены существуют в принципе), но затем, когда породившие ее условия изменились, превратившаяся в не вполне рыночную цену. Любое изменение цены обычно побуждает того, на кого оно оказало негативное влияние, переоценить свое положение и осознать свои интересы. Поэтому стечением времени цена все реже устанавливается на уровне, отличном от чисто рыночной. С другой стороны, если на изменившиеся условия должного внимания не обращают, цены могут оставаться не чисто рыночными довольно долго — до тех пор, пока у сторон не появится какой-то значимый стимул к пересмотру их оценок ситуации. Например, если некто стоит перед выбором, покупать ему подписку на журнал или нет, то он примет решение в зависимости от того, что является для него более ценным — подписка на этот журнал или те блага, которые он может приобрести за те же деньги. Однако если он уже является подписчиком данного журнала, то он продолжит его выписывать, даже если его интерес к данному журналу уменьшился, — потому что цена подписки более не является для него рыночной, и он не будет пересматривать свою первоначальную оценку ценности подписки по сравнению с затрачиваемыми на нее деньгами, пока журнал не поднимет цену . Далее, нельзя упускать из виду то обстоятельство, что, как правило, цены благ изменяются скачкообразно. В розничной торговле это происходит из необходимости приспособления к монетной стопе данной национальной денежной системы, в оптовой торговле эта скачкообразность вызвана практикой заключения долгосрочных договоров. Характерные для нашего времени длительные периодические переговоры между нанимателями и наемными работниками вносят свой вклад в то, что и изменения заработной платы происходят поэтапно. Здесь, как и в других случаях, важную роль играет то обстоятельство, что развитый широкий рынок очень трудно охватить сознанием во всей его сложности, так что неопределенность рыночных процессов продолжает быть его важнейшей характеристикой. Так как изменения в ценах происходят почти исключительно скачкообразно, то цены, не являющиеся рыночными, продолжают существовать в течение какого-то периода времени — просто в силу того факта, что они «унаследованы» от прошлого.} В этом смысле говорить об инерции цен совершенно допустимо. {Следует, однако, помнить, что речь здесь не идет о чисто рыночных факторах, воздействующих на цены. Такие факторы годятся для конкретизации основного экономического закона образования цен применительно к практике, но они не позволяют дать хоть какое-то экономико-теоретическое объяснение феномена цены .} Можно согласиться даже с выражением, используемым, когда говорят, что цена закрытия формирует начальную точку для сделок следующей торговой сессии , пока оно понимается в вышеизложенном смысле. Если общие условия, определявшие вчерашнюю цену, в течение ночи практически не изменились, то сегодняшняя цена практически не будет отличаться от вчерашней, и для практических нужд не будет ошибки в том, чтобы в качестве стартовой цены дня сегодняшнего принять цену на конец вчерашнего дня. Тем не менее между ценами прошлого и настоящего не существует причинно-следственной связи — если рассматривать относительные пропорции обмена экономических неденежных благ. Тот факт, что цена пива вчера была высока, не может иметь ни малейшего значения для цены сегодняшней, — чтобы это понять, достаточно подумать о тех последствиях, которые испытают цены на алкогольные напитки, если сторонники «сухого закона» добьются успеха. Всякий, кто следит за рынком, в ежедневном режиме получает информацию об изменениях в пропорциях обмена одних благ на другие, и для всякого, знакомого с экономическими явлениями, довольно трудно принять теорию, которая пытается объяснить ценовые изменения предполагаемым постоянством цен.

Отметим по ходу, что давать объяснение ценам, ссылаясь на их пред-полагаемую инерцию, означает с самого начала отказаться от попытки выяснить конечные причины формирования цен и ограничиться при объяснении феномена цены ссылками на действие второстепенных факторов. Это был вынужден признать даже Цвидинек, пытавшийся оправдать данный прием . В этой связи необходимо заметить, что картины наиболее ранних форм обменных сделок, которые можно найти в литературе (определенный, но не слишком значительный вклад в соответствующие исследования внесли историки хозяйства), убедительно показывают, что в прошлом силы, противодействующие внезапным изменениям цен, были куда более могущественными, чем сегодня. Нужно, однако, совершенно исключить возможность существования какой-либо связи между ценами более ранних периодов и ценами сегодняшнего дня. Тот, кто считает, будто такая связь есть, должен тогда полагать, что пропорции обмена между товарами на биржах Германии (реальные цены) находятся в некоторой причинно-следственной связи с теми пропорциями, которые преобладали в эпоху Германа или Барбароссы .

Если бы все обменные пропорции прошлого были стерты из человеческой памяти, определение реальных рыночных цен, очевидно, было бы до некоторой степени затруднено, поскольку в этом случае каждый участник обмена должен был бы построить для себя новую шкалу предпочтений, но этот процесс не стал бы невозможным. Действительно, люди повсеместно, ежедневно и ежечасно вовлечены в процесс, посредством которого устанавливаются все цены, — они принимают решения по поводу относительной важности, присущей определенным количествам благ, т.е., иными словами, по поводу условий удовлетворения своих потребностей.

Поскольку денежные цены благ в отличие от реальных определяются действием монетарных факторов, в них всегда присутствует исторически непрерывная компонента, без которой нельзя объяснить их фактические значения. Эта компонента также выводится из обменных соотношений, которые полностью объясняются субъективными оценками лиц, принимающих участие в рыночных сделках, даже если эти оценки первоначально не основывались на специфическом монетарном использовании некоторого выделенного блага. Оценивание денег рынком может начинаться только с той их ценности, которую деньги имели в прошлом, и именно это [меновое] отношение влияет на новый уровень объективной меновой ценности денег. Прошлая ценность, перемещаясь по историческому времени, трансформируется рынком вне зависимости от того, каким стало со временем ее историческое содержание. Вместе с тем прошлая ценность не есть просто начальная точка сегодняшней объективной меновой ценности денег, — она представляет собой неустранимый элемент процесса ее определения. Прежде чем индивид сможет сформировать оценку того количества денег, которое ему нужно сегодня, он должен будет принять во внимание объективную меновую ценность денег, установленную рынком вчера. Таким образом, спрос на деньги и их предложение испытывают на себе влияние прошлой ценности денег, но спрос и предложение, в свою очередь, модифицируют эту ценность, пока не окажутся в состоянии равновесия.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .