Рубрика: Экономика

Возврат США к политике твердых денег

Для вашингтонских политиков и мудрецов с Уолл-стрит возвращение к золотому стандарту представляет собой табу. Как уверяют нас профессионалы и журналисты, превозносящие политику инфляции, одни только дебилы и невежды способны вынашивать такие абсурдные идеи.

Эти господа были бы совершенно правы, если бы они остановились на признании того факта, что золотой стандарт несовместим с политикой государственных расходов, основанной на дефиците бюджета. Одна из целей возврата к золотому резервированию и состоит в том, чтобы покончить с транжирством, коррупцией и правительственным произволом. Однако они бы ошиблись, если бы принялись нас уверять в том, что восстановление и поддержание золотого стандарта экономически и технически невозможно.

Первым шагом на этом пути должен быть радикальный и безусловный отказ от продолжения инфляционной политики. Общее количество долларовых банкнот, безотносительно к тому, как они называются и какие юридические характеристики имеют, не должно увеличиваться вследствие дополнительной эмиссии. Ни одному банку не должно быть позволено расширять общий объем своих депозитов до востребования или остаток по таким депозитам для всех индивидуальных держателей, будь они частными лицами или Министерством финансов США, иначе чем посредством получения у частных лиц наличных в банкнотах, имеющих статус узаконенного средства платежа, или чека, выписанного на какой-то другой американский банк, удовлетворяющий тем же условиям. Это означает установление жесткого 100%-ного резервирования для всех депозитов, которые будут открыты в будущем, т.е. таких депозитов, которых не существовало на первый день реформы.

В этот же момент должны быть ликвидированы все ограничения на торговлю золотом и его хранение. Должен быть восстановлен свободный рынок золота. Любое лицо, вне зависимости от того, является оно резидентом США или любой другой страны, свободно может покупать, продавать, ссужать и брать в долг, экспортировать и импортировать и, разумеется, хранить любое количество золота, как отчеканенного, так и в любой другой форме, в любой точке территории США и в любой другой стране.

Нужно полагать, что установление такой свободы рынка золота приведет к притоку значительных количеств золота из-за рубежа. Возможно, некоторые [американцы] решат вложить в золото часть своих денежных остатков. В некоторых странах продавцы этого золота, экспортируемого в США, захотят удержать долларовую наличность и оставят без изменения остатки по своим счетам в американских банках. Однако многие или даже большинство таких продавцов золота, вероятно, предпочтут закупить американские товары.

В этот период реформы непременным условием будет полное неучастие американского правительства и зависимых от него институтов, включая Федеральную резервную систему, в рынке золота. Свободный рынок золота просто не возникнет, если администрация попытается манипулировать ценой путем продаж по пониженной цене. Новый монетарный режим должен быть защищен от вредительских действий официальных лиц Министерства финансов и Федеральной резервной системы. Не может быть никаких сомнений в том, что бюрократия будет стремиться саботировать реформу, главной задачей которой является ограничение ее власти в денежной сфере.

Безусловный запрет дополнительной эмиссии хотя бы одного листочка бумаги, который был бы наделен статусом узаконенного средства платежа, относится и к эмиссии той разновидности банкнот, которые получили название серебряных сертификатов. При этом на конституционную прерогативу, позволяющую Конгрессу принимать законы, в которых провозглашается, что США обязаны покупать определенные количества определенного товара по цене, превышающей рыночную, и хранить или уничтожать закупленное, никто не покушается. Однако подобные приобретения отныне должны оплачиваться из средств, полученных в порядке налогообложения или заимствований на рынке.

Возможно, что после некоторых колебаний цена золота на американском рынке установиться несколько выше 35 долларов за унцию, т.е. официальной цены, зафиксированной Законом о золотом резерве 1934 г. Она может быть где-то между 36 и 38 долл., может быть несколько выше. Как только рынок золота более или менее стабилизируется, наступит момент объявить установившуюся на нем цену новым законным паритетом доллара и установить безусловную погашаемость доллара золотом по этому паритету.

Должно быть учреждено новое агентство, агентство по погашению. Правительство Соединенных Штатов выдаст ему в качестве ссуды некоторое количество золотых слитков, скажем, на 1 млрд долл. (по новому паритету), причем без процентов и без отдачи. Агентство по погашению должно иметь только две функции. Во-первых, оно будет продавать публике золотые слитки по цене паритета за доллары и безо всяких ограничений. После некоторого непродолжительного времени, в течение которого монетный двор отчеканит достаточное количество новых американских золотых монет, агентство по погашению будет обязано выдавать эти монеты в обмен на бумажные доллары и чеки, выписанные на платежеспособный американский банк. Во-вторых, агентство должно будет покупать за долларовые банкноты по цене законного паритета любое количество предлагаемого ему золота. Для того, чтобы оно имело возможность выполнять вторую задачу, оно будет наделено правом эмиссии долларовых банкнот против 100%-ного резервирования в золоте.

Министерство финансов будет обязано продавать золото — в слитках или в новых американских монетах —- агентству по погашению по законному паритету за американские банкноты любой разновидности, имеющие статус узаконенного средства платежа и выпущенные до начала реформы, за разменную монету или за чеки, выписанные на банк, являющийся членом Федеральной резервной системы. В той мере, в какой эти продажи уменьшают государственный золотой запас, общее количество всех разновидностей банкнот, имеющих статус узаконенного средства платежа и выпущенных до начала реформы, а также депозитов банков-членов, против которых выпущены чеки, подлежащие погашению, должно будет также уменьшаться. Вопрос о том, каким образом это уменьшение будет распределено по разным типам этих средств обращения, за исключением проблемы низкономинальных банкнот, которая обсуждается ниже , будет решаться Министерством финансов и Советом управляющих Федерального резерва.

Для успеха реформы жизненно важным является предположение, согласно которому Федеральная резервная система не путается под ногами в ходе реализации реформы. Что бы кто ни думал о достоинствах и недостатках закона о ФРС 1913 г., факт остается фактом: именно эта система виновата в проведении наиболее безрассудной инфляционистской политики. Ни одно учреждение и ни один человек, хоть как-то связанные с грубыми ошибками и преступлениями прошлых десятилетий, не должны оказывать влияния на будущие условия функционирования денежной системы.

На Федеральной резервной системе тяжким грузом висит одна труд-нопреодолимая проблема, а именно гигантский объем государственных облигаций, держателями которых являются банки — члены системы. Какое бы решение этой проблемы ни было найдено, оно не должно затрагивать покупательной способности доллара. Государственные финансы и средства обращения страны в будущем будут совершенно независимы друг от друга.

Банкноты, выпущенные Федеральной резервной системой, а также серебряные сертификаты могут остаться в обращении. Неограниченная погашаемость и строгий запрет на любое увеличение их количества радикально изменят их каталлактические характеристики. Это единственный аспект проблемы, который имеет значение.

Будет необходимо, однако, осуществить одно важное изменение, имеющее отношение к деноминации этих банкнот. Дело в том, что США нужен не золотодевизный, а классический старый золотой стандарт, объявленный инфляционистами реакционной архаикой. У каждого в составе его денежных активов должно присутствовать золото. Каждый должен видеть, как золотые монеты передаются из рук в руки, для каждого должны быть привычными золотые монеты в кармане, каждый должен получить опыт покупок на золотые монеты в обычном магазине.

Такое положение дел может быть легко достигнуто, если все банкноты с номиналами в пять, десять и возможно двадцать долларов будут изъяты из обращения. Мы предполагаем, что существует лишь два класса бумажных банкнот, имеющих статус узаконенного средства платежа — банкноты, принадлежащие к старому и к новому запасу. Старый запас состоит из таких бумажек, которые находились в обращении и имели статус узаконенного средства платежа к моменту начала реформы вне зависимости от их названия и юридических оснований обращения, отличных от статуса узаконенного средства платежа. Увеличивать этот запас посредством дополнительной эмиссии любых банкнот этого класса должно быть строжайше запрещено. Их количество будет, наоборот, все время уменьшаться — до тех пор, пока Министерство финансов и Совет управляющих Федерального резерва не объявят, что процесс уменьшения количества банкнот старого запаса и ликвидации чековых депозитов достиг финальной стадии: все они изъяты из обращения и уничтожены. Более того, Министерство финансов будет обязано изъять из обращения (посредством замены на золотую монету) и уничтожить банкноты с номиналами в пять, десять и, возможно, двадцать долларов в течение года после установления нового паритета доллара к золоту.

Можно не оговаривать специально тот факт, что новые банкноты, имеющие статус узаконенного средства платежа, должны выпускаться агентством погашения только номиналами в один доллар, и в пятьдесят долларов, и выше.

Старая британская банковская доктрина воспрещала банкноты низких номиналов (они считали таковыми банкноты меньше 5 ф. ст.), поскольку они хотели защитить беднейшие классы населения, которые, как считалось, были в меньшей степени искушены в тонкостях банковского бизнеса и могли поэтому быть обмануты нечистоплотными банкирами. Сегодня главной заботой является защитить страну от того, что государство ре-шит опять обратиться к инфляции. Золотодевизный стандарт, какие бы аргументы ни приводились в его защиту, имеет неустранимый дефект. Он предоставляет государству легкую возможность начать инфляцию незаметно для населения. За исключением немногочисленных специалистов никто не распознает вовремя тот факт, что в денежной сфере имеют место радикальные изменения. Неспециалисты, которые составляют 9999 человек на каждые 10 тыс. населения, не понимают, что это не товары стали дороже, а подешевело их средство платежа.

Что действительно нужно делать в такой ситуации, так это вовремя предостеречь людей. Нужно, чтобы рабочий, погашающий наличными чек, выданный ему в день получки, понимал, на какой дурацкий трюк он попался. Президент, Конгресс и Верховный суд со всей очевидностью продемонстрировали свою неспособность и свое нежелание защитить простого человека и избирателя, ставшего жертвой инфляционистских махинаций. Дело защиты твердых денег должно быть передано новым силам, должно быть передано стране в целом. Как только начинает действовать закон Грэшема и плохие бумажки начинают вытеснять хорошее золото из карманов простого человека, нужно как можно быстрее обращать внимание людей на этот факт. Постоянная бдительность части общества может сделать то, что были бессильны сделать (и чего они фактически никогда и не делали) тысячи законов и десятки государственных контор, в которых заняты толпы служащих, — сохранить здоровую систему денежного обращения.

Только классический или традиционный золотой стандарт является эффективным инструментом сдерживания власти государства, используемой для инфляции национальной валюты. Без такого инструмента надежды на любые иные способы защиты денежного обращения, предусмотренные конституцией, оказываются напрасными.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .