Рубрика: Экономика

Рыночный механизм как фактор, влияющий на объективную меновую ценность денег

Тем не менее постоянный рост цен и его оборотная сторона — постоянное падение ценности денег — могут довольно хорошо объясняться факторами, лежащими на стороне собственно денег, а именно особенностями денег и денежных сделок.

Все утверждения современной теории цен получены в предположении, что имеет место прямой обмен. Даже в тех случаях, когда в рамках этой теории речь заходит о косвенном обмене, в ней не уделяется достаточного внимания тем особенностям процесса обмена, которые порождены использованием общего средства обмена, или денег. Разумеется, мы не оспариваем современной теории цен. Законы образования цен, открытые ею в ходе исследования прямого обмена, справедливы и для обмена косвенного. С появлением денег природа обмена не меняется. Тем не менее теоретик, специализирующийся на денежной теории, должен сделать важное дополнение к общей теории цен.

Если потенциальный покупатель считает, что цена, запрашиваемая потенциальным продавцом, слишком высока и не соответствует субъективной ценности, которую имеют для него соответствующие блага, прямой обмен будет невозможен, пока потенциальный продавец не снизит запрашиваемую цену. Но при косвенном обмене, когда на рынке начинают присутствовать деньги, возможность совершения этой сделки сохраняется и без упомянутого снижения цены. В определенных обстоятельствах потенциальный покупатель может решиться заплатить высокую цену, запрашиваемую продавцом, а именно если он сам рассчитывает получить более высокую цену за те товары или услуги, которые он получит в результате данной сделки. На самом деле, для потенциального покупателя такая покупка представляет собой наилучший способ получить от сделки максимальную выгоду. Разумеется, это не так в случае сделок, подобных сделкам на фондовой бирже или прямым переговорам двух лиц, когда обе стороны непосредственно участвуют в установлении цены и могут прямо выражать свои субъективные оценки соответствующего блага и средства обмена. Существуют, однако, такие ситуации, когда цена определяется продавцом в одностороннем порядке, и покупатель должен отказываться от покупки, если цена слишком высока. В таких случаях, когда отказ от покупки сигнализирует продавцу, что он завысил запрашиваемую им цену, продавец может снизить ее (естественно, производя это действие, он может понизить ее слишком сильно, или, наоборот, недостаточно). Однако при определенных условиях этот окольный путь может быть заменен иной процедурой. Покупатель может согласиться на запрашиваемую цену и попытаться компенсировать себя, взвинтив цены на те товары, которые он сам предназначил для продажи. Так рост цен на продукты питания побуждает работников требовать повышенной заработной платы. Если предприниматели согласятся с этими требованиями, они, в свою очередь, повысят цены на свою продукцию, и тогда производители продуктов питания, столкнувшись с повышением цен на промышленные товары, используют это повышение в качестве оправдания для следующего повышения цен на продовольствие. Такие акты повышения цен соединяются в бесконечную цепочку, когда никто не в состоянии указать ее начало и конец, или причину и следствие.

В современных стратегиях продавцов большую роль играет так называемая «фиксация цен». Для картелей, трестов и, в действительности, для всех монополистов, включая государство, характерна односторонняя фиксация цен на продукцию, осуществляемая без контактов с покупателями. Создается впечатление, что они назначают покупателю свои цены. То же самое встречается и в розничной торговле. Это явление не случайно. Для неорганизованного рынка оно неизбежно. {Экономическая теория всегда рассматривала законы обмена, имея в виду феномены организованного рынка. Ее не без основания упрекали в том, что все ее гипотезы предполагали, что все люди, совершающие сделки обмена, ведут себя как участники биржевых торгов. В этом отношении современная теория цен вряд ли смогла прийти к сколько-нибудь более качественным выводам. Она упустила из виду, что на неорганизованном рынке продавец никогда не имеет дела со всеми покупателями сразу, — ему противостоят отдельные индивиды или группы индивидов.} На неорганизованном рынке продавец вступает в контакт не со всеми покупателями, а только с одним индивидом или с одной определенной группой покупателей. Торг между этими немногими лицами не имеет смысла, так как для процесса образования цен решающее значение имеют не только оценки сторон, но и оценки всех потенциальных покупателей данного блага. Следовательно, продавец фиксирует цену так, чтобы установить ее на том уровне, на котором, как он полагает, она должна была бы установиться (понятно, что при этом он зафиксирует ее скорее на слишком высоком, чем на слишком низком уровне). После этого продавец ждет, что будут делать покупатели. Во всех случаях, когда создается впечатление, что цену фиксирует один только продавец, у него нет полного знания оценок покупателей. Он может делать более или менее верные предположения относительно этих оценок, и существуют такие торговцы, которые, наблюдая за рынком и психологией покупателей, становятся весьма искушенными экспертами в этом деле, но никакой определенности здесь не существует. Ведь в действительности оцениванию подлежат неопределенные последствия процессов, которые должны будут иметь место в будущем. Способ проб и ошибок — это единственный способ, посредством которого продавцы могут получить надежные сведения об оценках покупателей. Поэтому продавцы повышают цены до тех пор, пока отказы покупателей от покупок не укажут им, что они зашли слишком далеко. Но, несмотря на то что цена кажется слишком высокой, при данной ценности денег покупатель может все- таки осуществить покупку. Это произойдет, если покупатель надеется каким-то образом повысить свою цену, которую он «фиксирует», полагая, что это более быстро приведет его к цели, чем отказ от покупки, который в течение долгого времени не дает полного эффекта и сопряжен с рядом неудобств. При этих условиях продавец лишается своего единственного надежного средства проверки обоснованности запрашиваемых им цен. Видя, что покупки по этим ценам осуществляются, он думает, что пропорционально этому растет прибыльность его бизнеса, и лишь со временем ему открывается, что падающая покупательная способность денег лишает его части той получаемой им выгоды. Тот, кто внимательно изучал историю цен, подтвердит, что описанное явление повторялось бесчисленное множество раз. Невозможно отрицать, что большинство повышений цен, имевших место в истории, в действительности представляли собой случаи падения покупательной способности денег, а никак не изменения обменных пропорций между другими экономическими благами, отражающие намерения участников рынка.

Чтобы избежать малейшего непонимания, необходимо явным образом заявить, что было бы неправильно на основании всех этих соображений заключить, что все случаи повышения цен происходят описанным выше образом и что, возможно, на самом деле все пропорции обмена разнообразными экономическими благами и человечески усилиями являются постоянными. Чтобы быть последовательными, нам следовало бы признать повышение денежных цен следствием безуспешных попыток удовлетворить человеческую жадность. Рост денежных цен на отдельное благо не сохраняет, а наоборот, как правило, изменяет пропорции обмена этого блага на другие блага, хотя и не в такой степени, в какой изменилась пропорция обмена данного блага на деньги.

Сторонники механистической версии количественной теории денег, возможно, признают фундаментальную истинность данной аргументации, хотя они и возражают против тезиса, согласно которому каждое изменение объективной меновой ценности денег, не инициированное изменением соотношения между спросом на деньги и их предложением, корректируется автоматически. Если объективная меновая ценность денег падает, то спрос на деньги с необходимостью должен увеличиваться, поскольку, для того чтобы обслужить тот же объем сделок, теперь необходима большая сумма денег. Если допустимо считать совокупный объем спроса общества на деньги частным от деления объема сделок на скорость обращения, это возражение справедливо. Но эта ошибка уже была нами выявлена выше. Зависимость спроса на деньги от объективных условий, таких как число и размер платежей, которые должны быть обслужены деньгами, является лишь косвенной, она реализуется только посредством вынесения индивидами своих субъективных оценок. Если денежные цены благ выросли и каждая отдельная покупка теперь требует большего количества денег, чем ранее, это необязательно заставит индивидов увеличивать свои денежные запасы. Вполне возможно, что, несмотря на рост цен, у индивидов не сформируется намерение увеличить свои резервы. Иными словами, рост цен необязательно приводит к росту спроса на деньги. Они, возможно, попытаются увеличить свои денежные доходы, — в действительности, таков единственный способ, которым общее повышение цен обнаруживает себя. Но увеличение денежных доходов ни в какой степени не совпадает с увеличением денежных резервов. Разумеется, ситуация, когда спрос на деньги со стороны всех индивидов увеличивается с ростом цен, вполне возможна. Но нет ни малейших оснований предполагать, что это обязательно случится, и, в частности, нет оснований предполагать, что если такое увеличение будет иметь место, то этот спрос всех индивидов будет расти в такой степени, что эффект падения покупательной способности денег будет полностью компенсирован. Столь же обоснованным может быть прямо противоположное предположение. А именно, рост цен может заставить индивида избегать покупок, которые он в новых условиях расценивает как излишние, что приведет к пересмотру им своих представлений о необходимом уровне резервов наличности. Тогда может оказаться, что решение, принятое в итоге, состоит не в том, чтобы увеличивать, а в том, чтобы, наоборот, снизить количество денег, которое индивид держат в качестве резерва.

Но здесь опять мы должны заметить, что все это — проблемы изменений, порождаемых динамикой решений агентов. Статическое состояние, для которого утверждение сторонников механистической версии количественной теории могло бы быть верным, всегда нарушается вследствие имеющих место необходимых модификаций пропорций, в которых одни блага обмениваются на другие. При определенных условиях, технические моменты рыночной деятельности могут оказывать усиливающее воздействие на модификации в том числе и пропорций обмена денег на другие экономические блага.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .