Рубрика: Экономика

Рациональное поведение и личный интерес

Быть рационалистом — значит принимать решения на основе критерия «издержки — выгоды», т. е. совершать какое-либо действие тогда и только тогда, когда выгоды превышают издержки. Существуют два толкования понятия рационального поведения. Первое — рациональное поведение, диктуемое личным интересом.

При рациональном поведении, диктуемом личным интересом, рационалисты учитывают издержки и выгоды, относящиеся непосредственно к ним.

Такие рационалисты принимают во внимание только издержки и выгоды, имеющие к ним непосредственное отношение, и не принимают в расчет такие мотивы поведения, как альтруизм, стремление к справедливости и т. д. Существует также рациональное поведение, диктуемое сиюминутной целью.

При рациональном поведении, диктуемом сиюминутной целью, рационалисты действуют, преследуя цели, стоящие перед ними непосредственно в момент выбора. Такие рационалисты действуют исходя из целей и задач, которые они преследуют в момент совершения действия. Привлекательность этого более широкого понятия рационального поведения в том, что оно включает в себя такие мотивы, как милосердие, долг и т. д. Сложность же в том, что часто такое понятие оказывается чересчур широким. Например, если человек, склонный к полноте, больше всего на свете хочет съесть огромный шоколадный торт, то с точки зрения сиюминутной цели такое поведение будет вполне рациональным при условии отсутствия в дальнейшем тяжелых последствий. Того, что это чревоугодие может оказаться причиной глубокого раскаяния или даже привести к преждевременной смерти, теория рационального поведения, исходящего из сиюминутной цели, не учитывает. В противоположность этому, с точки зрения личного интереса потребление торта в данных обстоятельствах признается нерациональным поведением.

Теория рационального выбора может основываться на любом из этих двух понятий рационального поведения. Если мы применяем понятие рационального поведения, диктуемого личным интересом, то нам следует предположить, что все люди по своей сути эгоистичны. Если же используется понятие рационального поведения, диктуемого сиюминутной целью, то необходимо сформулировать предположения относительно целей, преследуемых людьми. Парадокс в том, что это понятие позволяет объяснить слишком много. Даже самое эксцентричное поведение можно «объяснить» простым предположением, что люди имеют склонность к таким поступкам. Предположим, к примеру, что мы наблюдаем, как кто-то выпивает галлон отработанного двигателем масла и падает замертво. Теория рационального поведения, диктуемого сиюминутной целью, «объяснит» такое поведение тем, что человеку, выпившему масло, просто-напросто нравилось его пить.

Оба понятия рационального поведения широко используются в экономическом анализе. Какое бы из двух понятий мы ни применяли, в любом случае неизбежен компромисс. Понятие рационального поведения, диктуемого личным интересом, требует компромисса, поскольку мы знаем, что очень часто важными оказываются бескорыстные мотивы поведения людей. Понятие рационального поведения, диктуемого сиюминутной выгодой, также требует компромисса, поскольку часто оказывается весьма неопределенным.

ПРИМЕР. Голосовать ли на следующих президентских выборах?

Человек, преследующий исключительно личные интересы, наверняка ответит на этот вопрос отрицательно. Чтобы понять причину этого, рассмотрим вначале выгоду такого человека от участия в голосовании. Даже если он убежден, что одна из партий будет эффективнее защищать его интересы, чем другая, его голос не будет иметь никакого значения, если не станет решающим. Однако при миллионах голосующих вероятность получения решающего голоса практически равна 0. Издержки же на голосование весьма ощутимы. Голосование требует затрат времени и усилий, чтобы добраться до избирательного пункта, особенно если выборы проводятся в ноябре, когда погода часто бывает ненастной. Так как издержки налицо, а выгода, по существу, равна 0, согласно модели «издержки — выгоды» человек, преследующий исключительно личные интересы, не пойдет голосовать.

Пример требует некоторых пояснений. Обычное возражение — «Что, если никто из сторонников вашего кандидата не пойдет на избирательный участок?» — неоправданно. Решение какого-либо избирателя не голосовать или голосовать никак не повлияет на решения других избирателей.

Парадокс состоит в том, что прогноз, основанный на теории рационального поведения, исходящего из личной выгоды, сбывается только в том случае, когда большинство избирателей принимают участие в голосовании.

Если бы все преследовали личные интересы и никто не пошел бы голосовать, то человеку, радеющему только о личной выгоде, стало бы выгодно пойти на голосование (как сказал однажды Йоги Берра о ресторане Сант-Льюиса, «здесь столько народу, что никто сюда не ходит»). Конечно, миллионы людей все же участвуют в каждых президентских выборах. И маловероятно, что они делают это в силу убеждения, будто все остальные не пойдут голосовать.

Пример с голосованием дает еще одну возможность рассмотреть, какими понятиями следует оперировать. С одной стороны, оценивая теоретические прогнозы голосования, критики модели рационального поведения, диктуемого личным интересом, сказали бы, что в данном случае эта модель не оправдывает себя, поскольку в каждых выборах участвуют миллионы людей. Значит, их поведение кроме личной выгоды определяется еще каким-то фактором. Сторонники же этой модели отметили бы, что большинство людей все же игнорируют выборы, и данная модель помогает понять причины этого явления. В частности, она подвергает сомнению общепринятое мнение, согласно которому не участвуют в выборах те, кому просто безразличен результат голосования. На самом деле результат выборов может очень беспокоить избирателя, но почти полная уверенность в том, что его голос не будет иметь никакого значения для исхода голосования, заставляет его оставаться дома. Таким образом, модель личной выгоды дает смешанную оценку поведения избирателей. Она объясняет поведение одних людей, но не может объяснить поведение других.

Пример с голосованием более четко определяет роль модели личной выгоды. Когда такая модель предсказывает отказ кого-либо от участия в выборах, она совершенно не учитывает тот факт, что голосование не приносит никаких материальных благ голосующему. Привлекая внимание к материальным интересам, оказывающим огромное влияние на людей, модель личной выгоды в то же время помогает объяснить, почему в демократическом обществе уделяется большое внимание ответственности за выполнение гражданских обязанностей. В конце концов, общество заинтересовано в наличии активных, хорошо информированных избирателей, и если материальные стимулы этого не обеспечивают, общество может применить нравственное и культурное давление, действуя в своих интересах. В сущности, каждое демократическое общество с детства приучает своих граждан к мысли, что голосование — это их долг.

Человек, воспитанный подобным образом, не будет вести себя в точном соответствии с моделью личной выгоды. При решении вопроса о голосовании у него теперь появится еще один дополнительный фактор — желание избежать неприятного ощущения невыполненного долга. Если учитывать этот фактор, можно значительно преуспеть в предсказании поведения избирателя. Издержки остаются прежними. Однако теперь выгода от голосования не равна 0, а выражается некой величиной, равной сумме денег, которую избиратель готов заплатить, лишь бы не испытывать неприятного чувства невыполненного долга. Однако это не означает, что теперь избиратель непременно будет участвовать в выборах. Как и раньше, издержки от голосования играют определенную роль. Если, к примеру, будет сильный снегопад или избиратель будет испытывать большой дефицит времени, он, конечно, независимо от своего чувства долга примет решение не участвовать в голосовании.

Comments are closed .