Рубрика: Экономика

Мнимые различия покупательной способности денег в разных местах

Только что сформулированному нами закону межпространственных ценовых соотношений противоречит распространенная точка зрения, согласно которой в разных местах деньги имеют разную покупательную способность. Раз за разом мы слышим утверждения о том, что покупательная способность денег в одно и то же время может быть различной на разных рынках, а в качестве обоснования этих утверждений постоянно приводятся статистические данные. Немногие положения так укоренены в обыденном сознании, как это. Путешественники привозят это мнение домой, возвращаясь из своих поездок, обычно считая его знанием, полученным из личного опыта. В начале XX столетия подавляющее большинство тех, кто приезжал в Австрию из Германии были совершенно уверены в том, что ценность денег в Германии, была больше, чем в Австрии. То, что объективная меновая ценность золота, наших главных товарных денег, в разных частях света находится на разных уровнях, превратилось в расхожую истину даже в экономической литературе.

Мы уже показали, в чем состоит ошибочность данной точки зрения, и могли бы избавить себя от необходимости повторяться. Ответственность за эту путаницу должна быть возложена на исключение из рассмотрения природы экономического блага фактора его местоположения, т.е. на известный идейный пережиток, состоящий в попытке приложить к анализу экономических проблем наивную материалистическую концепцию. Учет этого обстоятельства позволяет легко объяснить все случаи мнимой межпространственной разницы в покупательной способности денег. Недопустимо выводить разную покупательную способность в Германии и России из того факта, что в этих странах разные цены на пшеницу, поскольку пшеница в Германии и пшеница в России представляют собой две различных разновидности блага. До каких абсурдных выводов можно дойти, если посчитать благами одного и того же вида в экономическом смысле товары, лежащие на таможне до уплаты таможенных пошлин или поступившие на акцизный склад до уплаты акциза, и товары с теми же техническими и потребительскими свойствами, но прошедшие таможню или акцизный склад! Если этого не понимать, то мы должны были бы прийти к заключению, что покупательная способность денег варьируется от здания к зданию или от одного района города к другому. Конечно, мы не можем запретить тем, кто предпочитает пользоваться коммерческой терминологией, определять виды товаров в зависимости от их внешних характеристик. В этом случае спорить с терминами — бессмысленно. Нас интересуют не слова, а факты. Однако если уж использовать этот подход — по нашему мнению, наименее подходящий, — необходимо тщательно следить за тем, чтобы разница, связанная с различием между местами, в которых находятся товары, готовые к употреблению, принималась во внимание. Недостаточно учитывать только стоимость доставки, таможенные пошлины и косвенные налоги. В расчет должны быть приняты, например, и прямые налоги, бремя которых во многих случаях перемещается вместе с товаром. Поскольку речь идет о таких и подобных им товарных позициях, то необъясненными остаются только такие различия в ценах, которые сводятся к таким аспектам процесса ценообразования, которые не имеют экономико-теоретического содержания, а именно: незнание реального состояния рынка, сложности коммуникации с другими государствами, в которых действует другое законодательство, влияние относительного положения разных политических сил, конкретные особенности законодательства и т.п.

Так что для наших целей лучше пользоваться терминологией, предложенной выше, которая с замечательной ясностью заостряет внимание на том обстоятельстве, что покупательная способность денег в разных точках мира стремится к одному уровню, а мнимые пространственные различия в покупательной способности денег практически полностью объясняются различиями в качестве товаров, имеющих спрос и предлагаемых к продаже. Если учесть и «вычесть» соответствующую разницу, останется пренебрежимо малый остаток, связанный с различиями в качестве денег, имеющих спрос и предлагаемых на рынке.

Само наличие указанной тенденции едва ли может быть поставлено под сомнение. Однако силы, вызывающие ее к жизни, можно оценивать по-разному. Например, ошибочным считается классическое утверждение, согласно которому деньги, подобно любому товару, всегда ищут такой рынок, на котором они ценятся наиболее высоко. Визер писал по этому поводу, что денежные трансакции, осуществляемые в ходе обменов, вызваны товарными трансакциями. Поэтому они имеют вспомогательный характер, и заключаются только тогда, когда это необходимо для того, чтобы позволить завершение главной (товарной) сделки. Од-нако, заявляет Визер, международное движение товаров даже сегодня относительно невелико по сравнению с внутренней торговлей. Унаследованное от прошлого равновесие цен в рамках национальных рынков нарушается относительно небольшим количеством товаров, цены которых являются мировыми ценами. Следовательно, унаследованная от прошлого ценность денег в подавляющем большинстве случаев сегодня так же важна, как и в прежние времена. Такое положение будет сохраняться до тех пор, пока на смену преобладающей сегодня национальной организации производства не придет полностью мировое производство, т.е. пока не наступит такая фаза развития рынка, до которой еще очень далеко. В настоящее время повсюду в мире труд, этот ключевой фактор производства, все еще подчинен национальным ограничениям, — страны перенимают технические и управленческие достижения других стран только лишь до известной степени, зависящей от свойств национального рынка. Обычно труд и сам не торопится извлекать выгоду от возможности поработать за границей, несмотря на то что в пределах национального государства переезды с места на место среди предпринимателей и наемных работников распространены довольно широко. Стало быть, уровни заработной платы повсюду остаются на исторически сформировавшихся уровнях, и, таким образом, самый важный элемент издержек в рамках национального рынка продолжает определяться исторически сложившимся здесь уровнем. То же верно и для большинства других элементов затрат. В общем и целом, унаследованная от прошлого ценность денег образует основу и для всех остальных процессов общественного расчета затрат и ценности. Международные контакты пока еще не являются достаточно массовыми для того, чтобы поднять национальные методы производства до единого мирового уровня и стереть все различия между исторически разными значениями национальной меновой ценности.

С этой аргументацией, чересчур напоминающей теорию, объясняющую ценность издержками производства и никак не согласующуюся с базовыми принципами субъективной теории, едва ли можно согласиться. Никто не оспаривает факта наличия значительных отличий производственных издержек в разных регионах. Однако точка зрения, согласно которой это оказывает воздействие на товарные цены и покупательную способность денег, должна быть отвергнута. Из самых базовых принципов теории цен вытекает ровно обратное, что с полной очевидностью буквально ежедневно обнаруживает себя в работе рынка, так что в каких-то дополнительных доказательствах нет никакой необходимости. Усилия потребителя, который ищет наиболее дешевое предложение, соединяясь с усилиями производителя, ищущего наиболее дорогой сбыт, освобождают цены от ограничений местного рынка. Расчетливых покупателей не сильно заботят издержки национального производства, если за границей они более низки (именно поэтому производители, имеющие повышенные издержки производства, призывают к введению протекционистских тарифов). Тот факт, что различия в заработной плате работников разных стран не могут влиять на уровни товарных цен, можно лучше всего продемонстрировать, указав на то, что даже страны с высоким уровнем заработной платы способны поставлять товары на рынки стран с более низкой заработной платой. Пространственные различия в ценах товаров, являющихся технологически идентичными, нужно объяснять, с одной стороны, различиями затрат на приведение их в состояние, пригодное для потребления (транспортные расходы, издержки розничного звена и т.п.), а с другой стороны, материальными и юридическими обстоятельствами, ограничивающими мобильность товаров и людей.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .