Рубрика: Экономика

Колебания ценности денег

Одним из самых примечательных феноменов в истории денежной теории является упрямое неприятие количественной теории. Несовершенные формулировки, предлагавшиеся многими ее сторонниками, неизбежно вызвали сопротивление со стороны многочисленных оппонентов, которые приписывали ей значение, существенно отличное от общепринятого, как это было в случае с Бенджамином Андерсоном . В связи с этим то, что противники называют количественной теорией, против которой они выступают, на самом деле является не самой теорией, а всего лишь одной из ее интерпретаций. В этом нет ничего удивительного. Поразительно то, что предпринимались и даже сегодня порой предпринимаются попытки отрицать то, что изменения соотношения между предложением денег и спросом на деньги приводят к изменению покупательной способности денежной единицы. Для того чтобы это объяснить, недостаточно сослаться на интересы инфляционистов, этатистов, социалистов, чиновников и политиков, которым бы повредило распространение знания о денежной политике. Мы никогда не получим ответа, если последуем за историческо-реалистической школой, которая (по примеру Маркса) объясняет все идеи влиянием идеологий. Никогда не представляло сложности объяснить, как представители тех или иных классов вырабатывали и пропагандировали ту или иную идеологию, от которой они рассчитывали получить прямую выгоду (даже если косвенные недостатки с лихвой перевешивали эту прямую выгоду). Однако вместо этого необходимо объяснить, как появляются и находят последователей неверные теории. Почему многие люди без всяких на то оснований начинают считать, что та или иная мера приносит пользу всему обществу или многим группам в этом обществе?

Однако психологические факторы, которые объясняют непопулярность количественной теории и стремление найти иное объяснение ценности денег, не представляют интереса для денежной теории как таковой. Напротив, ее интересует ответ на вопрос: какие элементы доктрин, противостоящих количественной теории, могут быть полезными? Поскольку отрицать роль изменений предложения в формировании обменных соотношений в сфере косвенного обмена было столь же недопустимо, как и в сфере прямого обмена, выступать против количественной теории можно было, только признавая ее правильность в принципе, но утверждая, что, несмотря на ее верность в целом, другой принцип регулярно подрывает ее эффективность. Такую попытку предприняла банковская школа с ее известной теорией тезаврирования и ее ответвлением, теорией автоматического подстраивания обращения денежных заместителей под спрос на деньги в широком смысле. На сегодняшний день обе эти теории опровергнуты.

Как в случае со многими теориями, сторонники количественной теории нанесли ей больший ущерб, чем противники. Мы уже упоминали несостоятельность теорий основанных на концепции скорости обращения денег. Не менее ошибочной была версия количественной теории, согласно которой изменения количества денег приводят к пропорциональным изменениям цен на товары. Эта теория не учитывала того, что любое изменение соотношения между предложением денег и спросом на деньги с необходимостью приводит к перераспределению богатства и доходов, в связи с чем эти изменения не могут одновременно и одинаково воздействовать на все цены.

Нигде использование формул, заимствованных из механики, вместо анализа проблемы влияния рыночных факторов, не нанесло большего ущерба, чем в этому случае. Экономисты пытались использовать уравнение обмена, не замечая того, что изменения количества денег и спроса на деньги могут происходить только одним способом: сперва оказывая влияние на оценки, а вместе с тем и на действия некоторых экономических агентов, в результате чего изменения покупательной способности денежной единицы будут распространяться по экономике постепенно. Иными словами, проблема изменения ценности денег рассматривалась с точки зрения «статики», при том что не могло быть сомнений в динамическом характере проблемы.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .