Рубрика: Экономика

Гипотетические пространственные различия в стоимости жизни

Утверждение о наличии географических различий в покупательной способности денег определенным образом связано с широко распространенным мнением о географических различиях в стоимости жизни. Считается, что «жизнь» в одних местах можно быть «дешевле», чем в других. На первый взгляд оба эти убеждения имеют один источник, и кажется, что между утверждением, согласно которому австрийская крона в 1913г. «стоила меньше», чем 85 пфеннигов, соответствовавших ее ценности в золоте, и утверждением, согласно которому «жить в Австрии» было дороже, чем жить в Германии, не существует никакой разницы. Однако это неверно. Эти два утверждения никоим образом не являются тождественными. Ощущение, что жизнь дороже в одном месте, чем в другом, никак не связано с истинностью утверждения, что [в этих местах] различается покупательная способность денег. Даже при полном совпадении меновых отношений между деньгами и другими экономическими благами [в разных местностях] может случиться так, что для обеспечения одного и того же уровня удовлетворенности в разных местах индивид будет нести разные затраты. Это особенно вероятно в случаях, когда пребывание в определенном месте порождает у индивида потребности, вовсе не возникающие у него ни в каком другом месте. Эти потребности могут иметь как социальный, так и «физический» характер. Так, англичанин из богатых классов, живущий на континенте, может вести более скромную жизнь, поскольку здесь ему не нужно следовать целому ряду обязательных условностей, соблюдение которых он считает своим долгом в Англии, но не за границей. Еще один пример: жизнь в большом городе дороже, чем в сельской местности, поскольку в городе непосредственное соприкосновение с городскими удовольствиями стимулирует возникновение таких желаний, которые неведомы селянину. Тот, кто часто посещает театры, концерты и аналогичные места развлечений и досуга, естественным образом тратит больше денег, чем тот, кто, проживая в аналогичных — во всех отношениях, кроме этого, — условиях, вынужден обходиться без подобных удовольствий. То же верно и для физических потребностей человека. В тропиках европеец вынужден принимать ряд таких мер предосторожности в отношении своего здоровья, которые совершенно излишни в других климатических зонах. Все потребности, которые проистекают из особенностей географического положения, требуют для своего удовлетворения наличия запасов определенных благ, которые в противном случае были бы направлены на удовлетворение других потребностей, и, соответственно, потребности, обусловленные географическим положением, снижают степень удовлетворенности, которое в принципе может доставить данный запас.

Таким образом, утверждение, согласно которому стоимость жизни различна в разных местах, означает лишь то, что один и тот же индивид, находясь в разных местах, не может обеспечить себе равную степень удовлетворения при одном и том же запасе благ. Выше мы только что указали одну из причин такого положения дел. Однако, кроме этой причины, люди обосновывают свое мнение об обусловленности разницы в стоимости жизни географическим местоположением, указывая на то, что покупательная способность денег разнится от места к месту. Можно доказать несостоятельность этого утверждения. Считать, что покупательная способность денег в Германии отличается от покупательной способности денег в Австрии, — это то же самое, что на основании факта разницы в ценах, которые взимают с постояльцев альпийские отели, расположенные в горах, и отели, расположенные в долинах, утверждать, будто объективная меновая ценность денег в этих местах различна. Иными словами, для обоснования этого тезиса придется признать, что покупательная способность денег изменяется обратно пропорционально высоте над уровнем моря. Покупательная способность денег повсюду одинакова — различаются лишь предлагаемые в разных местах блага. Положение в пространстве того места, в котором блага полностью подготовлены к потреблению, и есть то экономически значимое свойство, которое отличает их друг от друга.

Однако, хотя меновые соотношения между деньгами и взаимно тождественными экономическими благами, находящимися в разных местах единого рынка, в каждый момент времени совпадают, а все значимые исключения могут быть сведены к различиям в пространственных качествах товаров, разница в ценах, обусловленная разницей местоположения (и следовательно, экономических свойств товаров), в определенных обстоятельствах может служить субъективным обоснованием тезиса о различной стоимости жизни. Тот, кто по своей воле едет в Карлсбад, рассчитывая поправить здоровье, будет неправ, полагая на основании более высоких цен на жилье и питание, что одна и та же сумма денег в Карлсбаде не может доставить такое же удовлетворение, как в других местах, и что, следовательно, жизнь в Карлсбаде дороже, чем где-либо еще. Этот вывод ошибочен вследствие разницы в качествах сопоставляемых благ. Именно потому, что эта разница существует и ценится им, наш путешественник и приехал в Карлсбад. Если в Карлсбаде он принужден платить больше, чем в других местах, за товары, доставляющие одно и то же удовлетворение, это происходит потому, что, покупая их здесь, в Карлсбаде, он покупает также возможность потреблять их в непосредственной близости от источников целебных минеральных вод. Эта ситуация будет иной для бизнесмена, наемного работника или чиновника, которые связаны с Карлсбадом по роду деятельности. Для удовлетворения их потребностей фактор близости к источникам минеральной воды не имеет никакого значения, поэтому необходимость платить за этот фактор при оплате всех товаров и услуг представляется им понижением потенциальной степени удовлетворенности, — ведь близость минеральных источников не представляет для них никакой ценности. Если они сопоставят свой уровень жизни с тем, какой они имели бы при том же уровне расходов, живи они в соседнем городке, они могли бы прийти к заключению, что стоимость жизни в курортном городе выше, чем где бы то ни было. После чего они приняли бы решение жить в Карлсбаде только в том случае, если бы рассчитывали здесь на существенно более высокий денежный доход, который дал бы им возможность иметь такой же жизненный уровень, как в другом месте. Сопоставляя свой жизненный уровень в Карлсбаде с альтернативой, они не учитывали бы преимуществ собственно курортного свойства, поскольку в их глазах эти преимущества не обладают никакой ценностью. Таким образом, в предположении абсолютной мобильности, уровни заработной платы каждой профессии на курорте будут выше, чем в других, менее дорогих местах. Это общеизвестно, если речь идет о заработной плате тех лиц, кто работает по трудовым контрактам, однако это верно и для жалованья чиновников. Правительство платит специальные надбавки тем, кто вынужден нести службу в «дорогих» местах, — с тем, чтобы их уровень жизни был не ниже, чем у тех государственных служащих, которые могут жить в более «дешевых» местах. Наемные работники также должны иметь компенсацию в виде повышенной заработной платы за проживание в более дорогих местностях.

Этот момент является ключевым и при установлении точного значения выражения «жизнь в Австрии дороже, чем жизнь в Германии». Эта фраза имеет определенный смысл, несмотря на то что между покупательной способностью денег в этих странах нет никакой разницы. Разница в ценах в этих двух регионах относится не к товарам с тождественными характеристиками: то, что считается одинаковым, в действительности отличается в одном важном отношении, — эти товары готовы к потреблению в разных местах. Физические причины, с одной стороны, и социальные причины — с другой, придают этой разнице решающее значение для процесса определения цен. Тот, кто ценит возможность работать в Австрии как австриец среди австрийцев, тот, кто вырос в Австрии, зарабатывает здесь деньги и не может жить нигде кроме Австрии из-за языка, культуры, обычаев и т.п., был бы, тем не менее не прав, если бы, сопоставляя австрийские и иностранные товары, заключил, что жизнь в его родной стране обходится ему дороже. Он должен понять, что часть цены, уплачиваемой им за товары и услуги, он платит за привилегию удовлетворять свои потребности именно в Австрии. Независящий ни от кого рантье, свободно выбирающий место жительства, в состоянии решить, что именно он предпочитает: скромную жизнь в своей стране среди родных, или более зажиточную жизнь среди чужих людей в чужой стране. Однако большинство людей не имеют нужды ломать себе голову над трудностями подобного выбора, — для большинства из нас жить дома представляется очевидной необходимостью, а мысль об эмиграции — чем-то невозможным.

Итак, меновое отношение между товарами и деньгами повсюду одинаково. Однако люди и их потребности, а также товары, не являются одинаковыми вне зависимости от того, где находится их местоположение. Только если отвлечься от этого обстоятельства, можно говорить о географических различиях покупательной способности денег или утверждать, что в одних местах жизнь более дорога, чем в других.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .