Рубрика: Экономика СССР

Общенародная собственность. Групповая собственность

Прежде всего речь идет о сущности социалистической собственности, и в первую очередь общенародной. Представители «рыночного регулирования» — явно или неявно — выступают против общенародной собственности. И дело вовсе не в том, поставит или не поставит предприятие на бланке делового письма или на фирменной вывеске слово «народное». Важно то, что оно является таковым объективно по своему экономическому и социальному содержанию. Народные предприятия не могут быть автономными. Если они полностью автономны в том смысле, в каком предписывает «рыночный социализм», то они являются собственностью уже не всего народа, а какой-то группы. И в этом смысле речь идет об особом виде коллективной, а не общенародной собственности. Нередко приходится встречаться с высказываниями такого рода, что якобы неправильно говорить об общенародной собственности как более высокой форме социалистической собственности, что коллективная собственность имеет преимущества перед общенародной. Так, например, Беренс пишет в докладе, представленном на конференции, состоявшейся во Франкфурте-на-Майне по случаю 100-летия со дня выхода в свет «Капитала» К. Маркса, и опубликованном в органе Объединения немецких профсоюзов (ФРГ) «Геверкшафтлихе Монатсхефте», что «денационализация хозяйства» становится «тенденцией развития социалистических индустриальных стран». Он высказывается за «делегированную коллективную собственность», которая представляет собой «высшую по сравнению с государственной форму общественной собственности».

Иногда предпринимаются попытки обосновать положениями К. Маркса и Ф. Энгельса, прежде всего из их ранних работ, эти взгляды на коллективную собственность как форму собственности, адекватную социализму. Так, утверждается, что К. Маркс и Ф. Энгельс якобы выступали за обобществление, а не за национализацию (огосударствление) средств производства, что они якобы понимали под этим «самоуправление производителей», их коллективное присвоение.

Ссылки на К. Маркса в подобной связи просто недопустимы. Противоречит всем нормам научной аргументации использование Марксова положения о том, что с захватом пролетариатом средств производства в свою собственность государство отомрет, для обоснования тезиса, что якобы К. Маркс и Ф. Энгельс выступали против государственной собственности. Тезис о скором отмирании государства в результате захвата власти пролетариатом базировался на предположении об одновременной победе социалистической революции во всех основных капиталистических странах. Как известно, это предположение не подтвердилось. В результате перехода от домонополистического капитализма к империализму углубилась неравномерность развития капитализма. Важным выводом, который сделал В. И. Ленин в своем учении об империализме для стратегии и тактики борьбы пролетариата за захват власти в новых условиях, был, как известно, тезис о возможности победы социализма в одной стране. В этих новых условиях, в условиях сосуществования капиталистической и социалистической общественных систем не может быть и речи об отмирании государства. Любое требование, имеющее своей целью преуменьшить роль социалистического государства, неизбежно оказывается направленным против всей социалистической системы. Каждому социалисту должно быть понятно это столь простое обстоятельство. В условиях, когда государственная власть становится властью народа, народная собственность существует в форме государственной собственности. Для К. Маркса и Ф. Энгельса в принципе были идентичными понятия «общественная, социалистическая собственность» и «общественное присвоение». Еще при жизни К. Маркса и Ф. Энгельса нашелся человек, который считал, что коммуны при социализме могут быть полностью самостоятельными и действующими в условиях «механизма свободной кон-куренции». Речь идет о ставшем столь известным благодаря гениальпому труду Ф. Энгельса господине Дюринге. Ф. Энгельс посчитал, что не стоит труда подробно останавливаться на вопросе, как осуществляется производство при коммунизме и ограничился ироническим замечанием: «… оно идет совсем по-старому, с той только разницей, что место капиталиста заняла теперь коммуна» . Разве это не исключительно меткая характеристика «рыночного социализма»? Разве не ясно, что ссылки поборников «рыночного социализма» на К. Маркса и Ф. Энгельса абсолютно непозволительны. Столь же беспочвенны их попытки в вопросе о необходимости социалистической государственной (общенародной) собственности, а также планирования в общегосударственном масштабе выявить противоречия между взглядами К. Маркса и Ф. Энгельса, с одной стороны, и В. И. Ленина — с другой. В написанной Ф. Энгельсом работе «Принципы коммунизма» значится, что при установлении нового общественного строя «прежде всего, управление промышленностью и всеми отраслями производства вообще будет изъято из рук отдельных, конкурирующих друг с другом индивидуумов. Вместо этого все отрасли производства будут находиться в ведении всего общества, т. е. будут вестись в общественных интересах, по общественному плану и при участии всех членов общества» . Здесь четко просматривается общее представление К. Маркса и Ф. Энгельса о социалистической или коммунистической собственности как о форме производства «за счет всего общества». Разумеется, К. Маркс и Ф. Энгельс не ставили перед собой задачу проанализировать сложную внутреннюю структуру процесса присвоения при социализме. Но они совершенно одпозначно и неопровержимо доказали его коренное свойство: средства производства являются неделимой общенародной собственностью, все члены общества — равноправные собственники этих средств производства. Марксова теория исключает всякую возможность «растворения» народной собственности в коллективной. Это полностью противоречит букве и духу марксизма-ленинизма. Конечно, К. Маркс и Ф. Энгельс не исключали коллективную собственность. Они указывали совершенно четко на возможность и неизбежность ее существования в сельском хозяйстве. «А во-вторых, точно так же очевидно, что, обладая государственной властью, мы и не подумаем о том, чтобы насильно экспроприировать мелких крестьян (с вознаграждением или нет, это безразлично), как это мы вынуждены сделать с крупными землевладельцами. Наша задача по отношению к мелким крестьянам состоит прежде всего в том, чтобы их частное производство, их собственность перевести в товарищескую, но не насильно, а посредством примера, предлагая общественную помощь для этой цели» . Объективная необходимость коллективной собственности при социализме вытекает в первую очередь из факта существования частной собственности на средства производства, которая покоится на собственном труде, а не на эксплуатации человека человеком. Добровольное объединение в коллектив (кооперирование) — единственный путь приведения этих союзников рабочего класса к социализму. Опыт социалистического строительства полностью подтвердил правомерность этого положения Ф. Эпгельса. Однако нет объективных причин превращать после победы социалистической революции и рабочих в групповых собственников.

В. И. Ленин указывал на то, что кооперативная (коллективная) собственность не является априори социалистической собственностью. Лишь в условиях, когда в руках рабочего класса находится политическая власть и решающие средства производства (в качестве общенародной собственности), рост кооперативов идентичен росту социализма. «…Величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти».

Ведущая в экономическом и техническом отношении роль промышленности в народном хозяйстве, ведущая роль общенародной собственности и руководящая роль рабочего класса в социалистическом обществе образуют органическое единство. Они представляют различные стороны одного явления и характеризуют материально- технический, экономический и политический аспекты самой основы нового общественного строя. А превращение рабочего класса в класс социалистических кооператоров с определенной точки зрения означало бы шаг назад по сравнению с объективным положением рабочего класса даже при капитализме. В условиях капитализма отношение всех рабочих к средствам производства одинаковое, только это отношение имеет отрицательный знак, иными словами, все рабочие в равной мере не являются их собственниками и все эксплуатируются капиталистами с помощью этих средств производства. Это в принципе одинаковое социальное положение является основой классовой солидарности рабочих, их борьбы, направленной на революционное преобразование всей совокупности общественных отношений. В условиях атомизированной экономики «рыночного социализма», расчлененной на изолированные автономные предприятия, которые являлись бы собственностью работающих на них коллективов, возникла бы разрозненность интересов рабочих различных предприятий, и даже такие многочисленные элементы экономической противоположности рабочих различных предприятий и отраслей, каких не наблюдалось в условиях капитализма. Изолированность рабочих различных предприятий стала бы, несомненно, более значительной, а сознание их ответственности за судьбы всего класса в условиях подобных экономических отношений развивалось бы в меньшей степени, чем это имело место при капитализме.

Поэтому стоит ли удивляться, что среди буржуазных идеологов нашлись столь рьяные ходатаи за «рыночный социализм». Вполне допустимо, что созданная ошибочной теорией «ложная реальность» в свою очередь стала бы использоваться для подтверждения самой этой теории. Иначе говоря, обусловленная действием рыночного механизма неспособность рабочего класса эффективно представлять интересы общества в целом будет восприниматься как доказательство необходимости управления обществом специально созданной для этих целей элитой. Разумеется, эта иллюзия не может сохраняться длительное время, но она может нанести серьезный вред делу социалистического строительства. Развитие социализма, его существование в длительной перспективе требуют органической увязки различных частных интересов с совокупными интересами общества, текущих интересов с перспективными и, наконец, национальных интересов с интернациональными. Только рабочий класс в силу своего объективного классового положения в состоянии увязывать в повседневной жизни все эти интересы между собор. Его партия — воплощение единства этих интересов. В «Манифесте Коммунистической партии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что коммунисты «в борьбе пролетариев различных наций… выделяют и отстаивают общие, не зависящие от национальности интересы всего пролетариата»; что «они всегда являются представителями интересов движения в целом…»; что «… в теоретическом отношении у них перед остальной массой пролетариата преимущество в понимании условий, хода и общих результатов пролетарского движения». Эту характеристику в еще большей мере можно отнести и к победившему рабочему классу, так как речь идет о конструктивном формировании всей совокупности общественных отношений, внутренняя структура которых становится все более дифференцированной и сложной.

Источник: Ник Г. «Рыночное хозяйство — Миф и действительность» 1976 год

Comments are closed .