Рубрика: Экономика

«Экономический натуралист»

Изучение биологии позволяет людям проникать в такие тайны жизни, которые в любом другом случае непременно ускользнули бы от их внимания. Подобным образом изучение микроэкономики позволяет стать «экономическим натуралистом», т. е. человеком, который видит все подробности повседневной жизни в совершенно особом свете. Все созданное человеком перестает быть бесформенной массой, а становится результатом скрытых расчетов издержек и выгоды. Приведем несколько примеров «экономического натурализма».

ПРИМЕР. Почему в самолетах плохо кормят?

Большинство людей недовольны пищей, предоставляемой на борту самолетов. В самом деле, если какой-нибудь мало-мальский приличный ресторан осмелится так кормить своих посетителей, он моментально разорится. Наше недовольство подразумевает, что обслуживание на борту самолета должно быть таким же хорошим, как и в ресторане. Но почему мы считаем это само собой разумеющимся? С точки зрения издержек и выгоды совершенно очевидно, что еда в самолете станет лучше только в том случае, если при этом издержки окажутся меньше выгоды. Выгодой от улучшения питания, вероятно, можно считать сумму, которую пассажиры согласны заплатить за это и которая будет включена, например, в стоимость авиабилета. Если бы улучшение питания вызвало повышение издержек на 5 долл., большинство людей, скорей всего, согласились бы платить эту сумму. Проблема состоит в том, что приготовление значительно лучшей пищи на высоте 39 ООО футов в тесном отсеке самолета требует гораздо больших издержек. Конечно, авиакомпания могла бы убрать из самолета 20 сидений, установить современную, хорошо оборудованную кухню, нанять высококвалифицированный персонал, использовать значительно больше продуктов и т. д. Но все эти сверхзатраты обойдутся каждому пассажиру более чем в 50, а никак не в 5 долл. дополнительной оплаты. Несмотря на все наше недовольство качеством предлагаемого в самолетах питания, очень немногие согласились бы на такие сверхзатраты. Печальным итогом этого рассуждения является то, что питание в самолетах останется таким же невкусным, поскольку издержки на его улучшение превышают выгоды.

Всем известный афоризм «Все, что стоит делать, стоит делать хорошо» поощряет гордость за мастерство, которой нам так часто, к сожалению, недостает. Между тем, пример с авиаперелетами ясно показывает, что если воспринимать этот афоризм буквально, он теряет всякий смысл, поскольку совершенно не учитывает необходимость сравнения издержек и выгоды. Сделать что-то хорошо — значит, посвятить этому делу время, усилия, понести определенные издержки. Но все это — ограниченные ресурсы. Если они расходуются на выполнение одного действия, их, естественно, уже нельзя использовать на другое. Повышая качество одной вещи, мы, таким образом, способствуем снижению качества другой — вот еще одно приложение понятия вмененных издержек. Принимая любое решение, необходимо помнить об этом.

Все, что происходит вокруг, является результатом подобных компромиссов. Для Штеффи Граф игра в теннис на том уровне, которого она достигла, означает, что она никогда не сможет стать пианисткой такого же уровня. Это отнюдь не означает, что она вообще не должна тратить время на занятия музыкой, — ей лишь не следует стремиться к той высоте, которую она достигла в теннисе.

ПРИМЕР. Почему у ручной трансмиссии пять передних передач, а у автоматической только четыре?

Чем больше передних передач у трансмиссии автомобиля, тем экономнее расход топлива. Дополнительные передачи позволяют экономить топливо благодаря тому, что автомобили могут развивать высокие скорости при низких оборотах двигателя. Ручная трансмиссия большинства современных автомобилей оснащена пятью передачами, а автоматическая — тремя или четырьмя. Если принять во внимание, что экономия топлива очень выгодна, почему количество передач автоматической трансмиссии ограничено? Причина в том, что экономия топлива не является единственной целью — хотелось бы также удержать цены на автомобили в определенных границах. Автоматическая трансмиссия имеет более сложное устройство, чем ручная, и затраты на дополнительную передачу в автоматической трансмиссии значительно выше. Выгода же от дополнительной передачи в обоих случаях одинакова. Если на автомобильном рынке будет действовать правило «Дополнительную передачу следует устанавливать только в случае, если выгода превышает затраты», то на автоматической трансмиссии будет меньше передач, чем на ручной.

Из примера становится очевидным, почему в настоящее время многие автомобили обладают ручной трансмиссией с пятью передачами, в то время как 20 лет назад на большинстве автомобилей были установлены трансмиссии с тремя передачами (автоматические трансмиссии имели только 2 передачи). Выгода от добавления еще одной передачи состоит в экономии топлива. В денежном выражении эта выгода прямо зависит от цены топлива. По отношению к другим товарам цены на бензин с 1970 г. возросли вдвое, и этот факт вполне объясняет, почему трансмиссии современных автомобилей имеют больше передач, чем прежде.

ПРИМЕР. Почему в общественных туалетах бумажные полотенца вытеснили сушильные аппараты с горячим воздухом?

В 50—60-х гг. ящики с бумажными полотенцами в общественных туалетах заменили электрические сушильные аппараты с горячим воздухом. Однако совсем недавно сушильные аппараты вновь были заменены бумажными полотенцами. Конечно, эти перемены связаны с издержками и выгодой альтернативных способов сушки рук. Сушильные аппараты появились вслед за снижением цен на электроэнергию в 50-60-е гг. и оказались более дешевыми в обращении и обслуживании, чем традиционные ящики с бумажными полотенцами. В связи с эмбарго на поставку арабской нефти в 70-х гг. цены на электроэнергию невероятно возросли, что и привело к возвращению в общественные туалеты бумажных полотенец.

Кое-кто из «экономических натуралистов», несомненно, сочтет занимательным поразмыслить о том, почему современные автоматы с бумажными полотенцами так сильно отличаются от ящиков, которые применялись прежде. В большинстве современных конструкций предусмотрена рукоятка. Бумага находится внутри автомата в рулонах, и чем дольше вы будете поворачивать ручку, тем длиннее бумажное полотенце получите. В прежних конструкциях бумага также находилась внутри в виде рулона, но вынимать ее приходилось рукой. Большинство прежних конструкций предусматривали строго определенные одноразовые порции бумаги, которая, будучи влажной от прикосновения мокрых рук, к тому же часто рвалась. Экономный расход бумаги считался преимуществом старой конструкции.

Но если это преимущество столь очевидно, зачем было внедрять новые автоматы? Ответ заключается в том, что экономия бумаги — не единственная цель. Не менее важно угодить посетителям. За 30 лет доходы населения возросли, и люди готовы платить больше за удобный способ вытирать руки. В нынешних конструкциях расходуется, возможно, чуть больше бумаги, но они настолько удобнее, что посетители согласны переплачивать, чтобы покрыть дополнительные расходы.

Возможно, по мнению некоторых людей, старые конструкции были лучше, поскольку экономили бумагу. Такие люди полагают, что нам следовало бы примириться с некоторыми неудобствами, лишь бы избежать излишней траты бумаги. Им также очень жаль тысяч деревьев, которые необходимо срубить, чтобы напечатать один выпуск воскресной газеты New York Times. Но ведь деревья принадлежат к восстанавливаемым ресурсам, а значит, и относиться к ним следует так же, как к другим ограниченным, но восстанавливаемым ресурсам. Разумеется, когда потребность в бумаге возрастает, срубают больше деревьев. Но рынок одновременно стимулирует и выращивание новых деревьев. Парадокс состоит в том, что чем больше бумаги мы используем, тем больше у нас деревьев. Если бы завтра все столичные газеты были вынуждены закрыться, в конечном итоге площади, занятые лесонасаждениями, сократились бы, а не увеличились.

Однако это совсем не означает, что частные рынки всегда создают стимулы для сохранения любых важных ресурсов. Например, на северо-западном побережье Тихого океана компании по заготовке и транспортировке леса вырубают последние остатки девственных лесов красного дерева, обеспечивая подрядчиков строительной древесиной для постройки домов. Возраст многих этих деревьев более 2000 лет. Это национальное сокровище, которое нам никогда не восстановить. Для компаний по заготовке леса, однако, они представляют большую ценность в виде бревен, чем в виде памятников прошлому.

Многие из нас резко негативно относятся к вырубке этих лесов и были бы счастливы вознаградить того, кто смог бы предотвратить этот процесс. Тем не менее совершенно невероятно, что лесозаготовительные компании смогут осознать ценность этих лесов. «Невидимая рука» не срабатывает, когда стимулы, создаваемые частными рынками, не обеспечивают сохранность невоспроизводимых ресурсов, которые общество стремится сохранить. В подобных случаях ответственность за сохранение таких ресурсов возлагается на правительство. Однако подобная проблема не возникает, когда речь идет о воспроизводимых ресурсах.

Comments are closed .