Рубрика: Экономическая теория

Смена типов присвоения

После рассмотрения всех классов собственности напрашивается вопрос: на каком типе при­своения базируется современное капиталисти­ческое общество?

Основатели экономике выдвинули как аксиому (истину не тре­бующую доказательства) следующее положение. При капитализ­ме материальные ресурсы (средства производства) составляют собственность частных лиц, а не государства. Верно ли это утвер­ждение на рубеже XX—XXI вв.?

Обратимся к историческим фактам, имея при этом в виду на­циональное хозяйство. Как известно, в XV—XIX вв. в Западной Европе возник и утвердился новый по сравнению с феодализмом социально-экономический строй — капитализм в его начальной фазе. Эту фазу назвали «чистый капитализм», поскольку в ней наиболее полно воплотились принципы частнособственнического предпринимательства. Главной экономической фигурой стал еди­ноличный собственник сравнительно небольшого предприятия, на котором он был хозяином и, как правило, лично управлял произ­водством. Такая хозяйственная деятельность была теоретически освещена в трудах экономистов той эпохи — А. Смита, Д. Рикар­до и в экономическом учении о капитализме К. Маркса. То ли под влиянием этих теоретических описаний, то ли из-за привержен­ности прошлому или же по иным причинам некоторые наши со­временники до сих пор представляют капитализм в его первона­чальном виде, словно он застыл на века, как на фотографии…

Вполне закономерен вопрос: какова же историческая судьба «чистого капитализма»? Она весьма противоречива. В начальной фазе капитализм всемерно способствовал великому историческому переходу человечества к индустриальному производству. Но этим он открыл дорогу огромным качественным и количественным пе­ременам в технике и организации производства на предприятиях. Следствием такого процесса стало последовательное эволюцион­ное (от лат. evolutio — развертывание) развитие отношений соб­ственности, т.е. началось постепенное и ненасильственное преоб­разование одних типов и форм присвоения в другие.

Дело в том, что научно-технический прогресс в машинной индустрии (в частности, переход в начале XX в. от «века пара» к «веку электричества») породил новую тенденцию в развитии организационно-экономических отношений. А именно: бурно возросли масштабы укрупнения хозяйств, породив тем самым тенденцию к усилению реального обобществления производства. Эта тенденция приняла формы быстрой концентрации производ­ства (увеличения размеров предприятий) и его централизации (объединения нескольких предприятий в одно).

Примечательно, например, что в Германии крупные предприя­тия с числом рабочих более 50 чел. в 1907 г. составляли 1% от общего числа фирм, но они сосредоточивали 39% всех рабочих и 3/4 мощности паровых и электрических двигателей, применяв­шихся в промышленности.

В итоге национальное хозяйство приняло совершенно новый вид. На фоне множества мелких предприятий стали заметно выде­ляться хозяйственные гиганты, которые стремительно набирали силу и старались занять господствующее положение во всех отрас­лях экономики. Поэтому на смену начальной стадии капитализма пришла стадия господства финансового капитала, в котором не­разрывно слились крупный промышленный и банковский капитал. Сбросив устаревшую форму единоличной собственности, круп­ный капитал быстро овладел совершенно новым — вторым ти­пом собственности.

Американский экономист профессор Джон Гэлбрейт исследо­вал тенденции укрупнения промышленного производства, которые привели к образованию гигантских корпораций (акционерных об­ществ). В 1967 г. он отметил следующие факты:

«Семьдесят лет назад деятельность корпораций ограничивалась такими отраслями, в которых производство должно вестись в крупных масштабах (же­лезнодорожный и водный транспорт, производство стали, добыча и переработка нефти, некоторые отрасли горнодобывающей промыш­ленности). Теперь корпорации охватывают бакалейную торговлю, мукомольное дело, издание газет и увеселительные предприятия — словом, все виды деятельности, которые некогда были уделом ин­дивидуального собственника или небольшой фирмы».

Значит, в первой половине XX в. стала господствовать не ин­дивидуальная капиталистическая собственность, а ее общая до­левая форма — акционерный и финансовый капитал. На этой вто­рой фазе эволюции буржуазной экономики резко возросшие размеры присвоения позволили широко применять новейшую технику в производстве и наладить массовый выпуск всех жиз­ненно необходимых для общества благ. Достигнутая ступень хо­зяйственного развития стала промежуточной для последующего обобществления как средств производства, так и части предметов потребления.

Comments are closed .