Рубрика: Экономика

Денежная теория этатизма

Этатизм, понимаемый как теория, есть доктрина всемогущества государства. Рассмотренный как разновидность политики, этатизм представляет собой попытку регулировать всю практическую деятельность людей путем властных указаний и запретов. С позиций этатизма идеальное общество представляет собой некую разновидность социалистической общины. В обсуждениях такого идеального общества обычно используется термин «государственный социализм» или в некоторых случаях «христианский социализм». На первый взгляд, этатистское идеальное общество выглядит почти так же, как общество, организованное на капиталистических началах. Целью этатизма вовсе не является формальное преобразование всей собственности на средства производства в государственную собственность, совершаемое посредством полного ниспровержения существующей системы законодательства и законоприменения. Национализации подлежат только крупнейшие промышленные, добывающие и транспортные компании. В сельском хозяйстве, а также в среднем и малом бизнесе частная собственность должна — по крайней мере номинально — продолжать существовать. Тем не менее фактически государственными становятся все предприятия. Да, их владельцам позволено сохранить название и статус собственников, им предоставлено право на получение «разумного» дохода, «соответствующего их положению». Но в реальности каждая компания преобразована в государственную контору, а каждый вид занятий, доставляющий средства к существованию, — в род государственной службы. При любой разновидности государственного социализма для независимых компаний не остается места. Цены регулируются указами, а что именно необходимо производить, каким образом и в каких количествах определяют государственные органы. Не должно существовать никакой спекуляции, никакой «чрезмерной прибыли», никаких убытков. Не должно быть никаких инноваций помимо тех, которые одобрены государственными органами. Государство все направляет и всем руководит .

Одной из особенностей этатиста является то, что он не способен себе представить, как люди могут сосуществовать в обществе вне его особого социалистического идеала. Поверхностное сходство между социалистическим обществом, составляющим идеал этатистов, с одной стороны, и социальной структурой и общественным строем, основанными на частной собственности на средства производства — с другой, приводит к тому, что этатист склонен упускать из виду фундаментальное различие между этими двумя системами. Все, что не соответствует ощущению, согласно которому оба общественных строя по сути одинаковы, этатист воспринимает как аномалии переходного периода и достойное порицания нарушение декретов государственной власти, как свидетельство того, что государство ослабило вожжи государственного управления, и все, что требуется для приведения всего в совершенный порядок, — это опять натянуть их посильнее. Тот факт, что общественная жизнь характеризуется наличием непреодолимых ограничений, что оно подвержено действию ряда законов, по силе действия сравнимых с законами природы, все эти вещи этатисту неведомы. Для этатиста все на свете сводится к проблеме власти — силе, принуждению, могуществу, при этом его концепция власти является грубо материалистичной.

Каждое проявление этатистской мысли противоречит положениям политической философии и экономической теории, поэтому этатисты стараются доказать, что этих наук не существует. По их мнению, общественное бытие целиком и полностью формируется государством. Что до закона, то здесь торжествует принцип: возможно все. Не существует ни одной области, в которой государство не было бы всемогущим.

Современные этатисты долго уклонялись от явного приложения своих принципов к денежной сфере. Да, воззрения некоторых из них, в частности Адольфа Вагнера и Вильгельма Лексиса , по вопросам ценности отечественной и иностранной валюты и влияния платежного баланса на условия обмена, содержали все элементы этатистской денежной теории. Но эти воззрения формулировались ими весьма осторожно и с оговорками. Первым, кто попытался явным образом применить этатистские принципы к денежным доктринам, был Кнапп.

Политика этатизма достигла своего пика во время [первой] Мировой войны, которая сама явилась неизбежным следствием господства этатистской идеологии. Постулаты этатизма были реализованы в так называемой «военной экономике» . Военная экономика и переходная экономика показали, чего на самом деле стоит этатизм и до чего можно дойти с помощью этатистской экономической политики.

Важность критического изучения этатистской денежной теории и этатистской денежной политики не ограничивается историей идей, поскольку, несмотря на все неудачи, этатизм продолжает оставаться доминирующей доктриной, по крайней мере в континентальной Европе. Во всяком случае, эта доктрина является доктриной правящего слоя, и именно эти идеи играют главную роль при проведении денежной политики. Как бы ни были мы убеждены в их научной несостоятельности, сегодня мы не имеем права игнорировать эти идеи .

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .