Рубрика: Экономика

Денежная реформа в Руритании

По сравнению с Соединенными Штатами или Швейцарией, Руритания представляет собой довольно бедную страну. Средний доход руританца меньше среднего дохода американца или швейцарца.

Когда-то в прошлом в Руритании действовал золотой стандарт. Однако государство выпустило отпечатанные в типографии маленькие кусочки бумаги и присвоило им статус узаконенного средства платежа, установив, что один бумажный рур равен одному золотому руру. Всех резидентов Руритании обязали принимать любое количество бумажных руров в качестве эквивалента того же номинального количества золотых руров. Только государство не подчинялось этому правилу, установленному им самим. Оно не обменивало бумажные руры на золотые один к одному. Поскольку оно увеличивало количество бумажных руров, это привело к эффектам, описываемым законом Грешэма. Золотые руры исчезли из обращения. Они были либо тезаврированы руританцами, либо проданы за рубеж.

Почти все страны на земле проводили ту же политику, что и власти Руритании. Однако темпы инфляционного увеличения количества их национальных декретных денег были различными. Осуществляя эмиссию дополнительных количеств денег, некоторые страны были более умеренными, некоторые менее. Результатом этого явился тот факт, что обменные курсы между различными национальными валютами, существующими в форме неразменных декретных денег, более не соответствовали обменным курсам, сложившимся до того, как эти страны вышли из золотого стандарта. В те далекие дни 5 золотых руров равнялись одному золотому доллару. Хотя сегодня доллар более не является эквивалентом определенного веса золота, которое он представлял при золотом стандарте, т.е. до 1933 г., для того чтобы купить один из этих обесценившихся долларов, необходимо отдать 100 бумажных руров. Совсем недавно один доллар можно было купить за 80 бумажных руров. Если сегодняшние темпы инфляции в США и в Руритании не изменятся, бумажный рур будет продолжать падать относительно доллара.

Руританскому правительству хорошо известно, что все что оно должно делать для предотвращения дальнейшего падения бумажного рура против доллара, это снизить темпы финансирования дефицита [государственного бюджета] посредством продолжающейся инфляции. В действительности, чтобы поддерживать стабильный обменный курс к доллару, оно не обязано даже совсем прекращать инфляцию. Оно должно лишь уменьшить ее темпы до тех, что характерны для американской инфляции. Однако, говорят государственные чиновники, для Руритании это невозможно, поскольку, будучи бедной страной, она не может сбалансировать свой бюджет при темпах инфляции, меньших, чем сейчас. Ведь такое снижение темпов инфляции приведет к необходимости уничтожить некоторые результаты социального прогресса и вернуться к условиям «социальной отсталости», характерной для США. Государство национализировало железные дороги, телеграфные линии, телефонные компании, оно занимается производством, управляя множеством заводов, шахт и производств в других отраслях как национальными предприятиями. Каждый год состояние дел, складывающееся почти на всех государственных предприятиях, порождает дефицит, который необходимо покрывать налогами, собираемыми с уменьшающейся базы в лице компаний и бизнесов, которые еще не подверглись национализации или муниципализации. Частный бизнес представляет собой источник доходов казны. Национализированные производства представляют собой важнейшее направление государственных расходов. Но этих средств Руритании не хватит, если она перестанет увеличивать их, прибегая к инфляции все в большей и большей мере.

С точки зрения техники денежной политики стабилизация курса обмена национальной валюты на валюты других стран, менее подверженные инфляции, или на золото, является довольно простым делом. Предварительным шагом является отказ от всякого дальнейшего увеличения количества внутренней валюты. Вначале это остановит дальнейший рост цены золота и курсов иностранных валют. После некоторого периода колебаний сформируется более или менее стабильный обменный курс, уровень которого будет зависеть от паритета покупательной способности. При этом курсе больше не будет существовать разницы, за какую валюту, А или В, покупать или продавать товары.

Но эта стабильность не может длиться вечно. В то время как за рубежом продолжает увеличиваться добыча золота или эмиссия долларов, Руритания теперь имеет валюту, количество которой жестко ограничено. В этих условиях больше невозможно поддерживать точное соответствие между динамикой товарных цен на рынках Руритании и за рубежом. Если цены в золоте или долларах растут, то рост цен в рурах будет отставать от этого роста или цены в рурах будут даже падать. Это означает, что паритет покупательной способности меняется. Появится тенденция к росту цены рура в золоте или долларах. Когда этот тренд станет заметным, наступит подходящий момент для завершения реформы. Сложившийся к этому моменту рыночный обменный курс нужно объявить новым законным паритетом покупательной способности между руром и золотом или долларом. С этого момента фундаментальным принципом новой денежной системы должна стать неограниченная прямая и обратная конвертируемость каждой бумажной банкноты в рурах в доллар и золото.

Таким образом, реформа состоит из двух мероприятий. Во-первых, посредством возведения непреодолимого препятствия на пути дальнейшего увеличения количества внутренней валюты должна быть остановлена инфляция. Во-вторых, нужно предотвратить относительную дефляцию внутренней валюты против иностранных валют, которую породит, после некоторого периода времени, первая мера (поскольку предложение иностранной валюты не подвержено таким же жестким ограничениям, как предложение внутренней валюты). Как только будет осуществлен второй шаг реформы, любое количество руров без задержки может быть обменено на золото или доллары, а любое количество золота или долларов можно будет обменять на руры. Агентство, безотносительно к его названию, которое в соответствии с законодательством о [денежной] реформе уполномочено производить вышеописанные обмены, в силу технических причин нуждается в определенном небольшом количестве резервов золота и долларов. Однако его главной заботой — по крайней мере на начальной стадии его функционирования — является обеспечение наличия достаточного количества руров, необходимых для обменов на золото или иностранную валюту. Для того чтобы агентство могло выполнить эту задачу, ему должно быть дано право эмитировать дополнительное количество руров — против полного, т.е. 100-процентного покрытия золотом или иностранной валютой, купленных у публики.

Политически мудрым будет не обременять указанное агентство никакими другими обязанностями и не делать его ответственным ни за что другое, кроме того, что сводится к покупке и продаже золота и иностранной валюты по официальному паритету. Его задачей является сделать этот официальный паритет фактическим реальным рыночным курсом (effective real market rate), предохраняя рур — посредством его безусловного погашения — от падения его рыночной цены ниже его официального паритета, и — посредством неограниченной покупки золота или иностранной валюты — от роста цены рура выше официального паритета.

В самом начале его операций этому агентству, как уже было сказано, нужно иметь определенный резерв золота и иностранной валюты. Этот резерв может быть получен им в виде ссуды от правительства или центрального банка, на которую не начисляются проценты и которая не подлежит возвращению. Кроме этой начальной ссуды, между правительством и банком или институтом, зависящим от правительства, с одной стороны, и данным агентством — с другой, не должно быть никаких сделок . Совокупное количество руров, эмитированное к началу нового денежного режима, не должно увеличиваться никакими операциями, осуществляемыми от имени правительства, — только агентство может свободно эмитировать новые руры, будучи жестко связанным при этом правилом, согласно которому каждый из вновь выпущенных руров должен быть на 100% покрыт золотом или иностранной валютой, уплаченной публикой в обмен на руры.

Государственный монетный двор может продолжать чекан монеты и выпускать столько частично обеспеченной или разменной монеты, сколько, как ему кажется, требует публика. Для предотвращения злоупотреблений со стороны государства, сводящихся в использовании его монополии на чекан для того, чтобы пуститься в инфляционные авантюры и наводнить рынок огромным количеством таких жетонов под предлогом удовлетворения спроса людей на «разменную монету», совершенно необходимо принять два законоположения. Этим частично обеспеченным деньгами монеты статус узаконенного средства платежа должен быть ограничен в части всех платежей в адрес всех получателей кроме государства. Только в отношении платежей государству эти монеты должны обладать статусом неограниченного средства платежа. Более того, государство должно погашать любое количество предъявленных монет без отсрочек и издержек, возлагаемых на плательщика, будь это частное лицо, коммерческая фирма, инкорпорированная компания или государственный орган. Статус неограниченного средства платежа должен быть установлен в отношении всех банкнот начиная с банкноты в 1 рур и выше, выпущенных до реформы, а те банкноты, которые будут эмитированы после начала реформы, должны иметь полное покрытие золотом или иностранной валютой.

Помимо обмена частично обеспеченных монет на обладающие статусом узаконенного средства платежа руры, агентство должно осуществлять сделки только и исключительно с публикой, но ни в коем случае не с государством и его органами, ни даже с институтами, зависящими от государства, ни, в частности, с центральным банком. Агентство обслуживает публику и осуществляет сделки только с той его частью, которая пожелает воспользоваться его услугами. Но это агентство не должно иметь никаких привилегий. У него не должно быть монополии на сделки с золотом и иностранной валютой. Рынок должен оставаться полностью свободным от всякого вмешательства. Каждый свободен покупать и продавать золото и иностранную валюту. Не существует никакой централизации этих операций. Никого нельзя принудить продавать этому агентству золото или иностранную валюту или покупать их у него.

Как только все эти меры будут реализованы, Руритания окажется в условиях либо золотого, либо золотодевизного стандарта. Она стабилизирует свою валюту либо против золота, либо против доллара. Для начала этого будет достаточно. В данный момент нет необходимости развивать этот подход дальше. Страна, которой больше не угрожает крах ее валюты, может спокойно выжидать, наблюдая за тем, как в других странах развивается ситуация в денежной сфере.

Такая реформа лишит правительство Руритании возможности потратить хоть один рур сверх тех сумм, которые собираются через систему налогообложения, и тех, которые получаются в ходе внешних и внутренних заимствований. Когда этот результат будет достигнут, призрак неблагоприятного платежного баланса исчезнет. Если руританцы захотят приобретать иностранные товары, они должны будут экспортировать те товары, которые производятся в их стране. Если они не будут экспортировать, они не смогут импортировать.

Однако, воскликнет сторонник инфляционистской политики, а как же быть с утечкой капитала? Не захотят ли непатриотично настроенные граждане Руритании и те иностранцы, которые осуществили инвестиции в эту страну, в погоне за более благоприятными возможностями для бизнеса перевести свои капиталы в другие страны?

Руританец Джон Бэдмен и американец Пол Янк когда-то осуществили инвестиции в Руритании. Бэдмен владеет здесь рудником, а Янк — фабрикой. Они вдруг осознали, что их инвестиции находятся под угрозой. Руританское правительство начало проводить политику, в рамках которой конфискуется не только доход, приносимый их собственностью в Руритании, ной сама эта собственность шаг за шагом подлежит конфискации. Бэдмен и Янк хотят спасти то, что еще можно спасти. Они хотели бы продать принадлежащие им активы и перевести отсюда вырученные средства путем покупки на полученные руры долларов и вывоза этих последних за границу. Однако у них имеется проблема в том, чтобы найти покупателя. Если все, у кого есть соответствующие средства, думают сходным с ними образом, они не смогут продать свою собственность даже по самой низкой цене. Бэдмен и Янк упустили момент. Теперь уже слишком поздно.

Но, возможно, такие покупатели найдутся. Американец Билл Сакер и руританец Питер Симпл оценивают перспективы ведения бизнеса в Руритании более оптимистично, чем Бэдмен и Янк. У Сакера уже есть доллары — он покупает руры и на них приобретает фабрику Янка. На вырученные руры Янк покупает у агентства те доллары, которые продал Сакер. У Симпла имеются сбережения в рурах, которые он вкладывает в покупку рудника у Бэдмена. Он может распорядиться своими сбережениями иначе, например закупив на них в Руритании потребительские товары или товары производственного назначения. Тот факт, что он не стал закупать эти товары, порождает снижение цен на них либо предотвращает их повышение, которое имело бы место, если бы он их купил. Это так изменяет структуру цен на внутреннем рури- танском рынке, что товары, которые ранее не могли экспортироваться, теперь могут быть проданы за рубежом, или так, что перестают импортироваться те товары, которые ввозились из-за рубежа до этого. Таким образом появится то количество долларов, которые купит и переведет за рубеж Бэдмен.

Призрак, пугающий многих сторонников валютного контроля, порождается предположением, согласно которому руританцы, занимающиеся экспортными операциями, оставят свою выручку за границей, лишив страну какой-то части принадлежащей им иностранной валюты.

Миллер является таким экспортером. Он закупает товар А в Руритании и продает его за рубежом. Он вдруг решает выйти из бизнеса и перевести все свои активы за границу. Но это не остановит других руританцев, экспортирующих товар А. Поскольку, в соответствии с нашими предположениями, закупка товара А в Руритании и продажа его за рубежом приносит прибыль, торговля будет продолжаться. Если ни у кого из руританцев не будет средств для того, чтобы заниматься этим бизнесом, образовавшийся разрыв займут иностранцы. Поскольку на рынке всегда есть те, кто не полностью разорен вредительской деятельностью правительства и кто страстно хотел бы воспользоваться открывающимися возможностями получения прибыли.

Позвольте мне еще раз подчеркнуть этот момент. Если люди хотят потреблять то, что произвели другие люди, они должны заплатить за это, отдав продавцам что-то из того, что они произвели сами, либо оказав им какие-то услуги. Это верно в отношении жителей Руритании и Лапутании не в меньшей мере, чем в отношении жителей штата Нью-Йорк и штата Айова. Платежный баланс всегда сбалансирован, так как если руританцы (или жители штата Нью-Йорк) не будут платить, то лапутянцы (или жители штата Айова) не будут продавать.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .