Рубрика: Экономика

Чрезвычайные обстоятельства как аргумент в пользу инфляции

Все экономико-теоретические доводы в пользу инфляции несостоятельны. Ложность соответствующих построений неопровержимо доказана давным-давно.

В пользу инфляции существует, однако, политическая аргументация, которая заслуживает специального анализа. Эта аргументация довольно редко встречается в книгах, статьях и речах политиков. Она не выставляется на всеобщее обозрение такого рода, но идея, лежащая в ее основе, играет важную роль в системе взглядов политиков и историков.

Сторонники этой аргументации полностью поддерживают концепцию твердых денег. Они не совершают тех ошибок, которые характерны для инфляционистских шарлатанов. Они отдают себе отчет в том, что политика инфляции разрушает самое себя, неизбежно приводит к экономическим потрясениям и что все ее якобы благотворные последствия даже с точки зрения тех, кто ее проводит, являются более нежелательными, чем те недуги, которые они намерены излечить с помощью инфляции. Будучи убежденными во всем вышеизложенном, они тем не менее полагают, что бывают ситуации настолько опасные, что они императивно требуют или по крайней мере оправдывают обращение к инфляционной политике. Стране, говорят они, могут угрожать бедствия, несопоставимо более разрушительные, чем последствия инфляции. Если ценой временного отказа от политики твердых денег можно избежать полного уничтожения свободы страны и ее культуры, то против соответствующих действий нельзя выдвинуть никаких разумных возражений. Мы просто-напросто выбираем меньшее зло.

Чтобы дать правильную оценку значимости этой апелляции к опасностям и бедствиям, необходимо осознать, что инфляция ничего не добавляет к мощи страны и ее способности к сопротивлению — ни к ее материальным ресурсам, ни к ее моральной или духовной силе. Есть инфляция или нет — в любом случае материальные ресурсы, необходимые вооруженным силам, должны быть изысканы путем ограничения потребления до минимального уровня жизненно необходимых благ, интенсификации производства и увеличения на этой основе выпуска продукции, а также путем проедания капитала, накопленного до войны. Все это можно сделать, если большинство граждан страны исполнены твердой решимости сопротивляться изо всех сил и готовы приносить эти жертвы во имя сохранения своей независимости и культуры. Тогда для достижения этих целей законодательные органы смогут использовать налогообложение. Они произведут то, что называется экономической мобилизацией, перейдя к экономике военного времени, без вмешательства в денежную систему. Великим опасностям можно противостоять и не прибегая к инфляции.

Однако ситуация, из которой исходят те, кто оправдывает инфляцию военного времени, является совершенно иной. Ее характерная черта состоит в наличии неразрешимого антагонизма между тем, что считает правильным правительство, и мнением большинства народа. Правительство, поддержанное в данном вопросе меньшинством, считает, что наличествует некая грозная опасность, вызывающая необходимость резкого увеличения государственных расходов и соответствующее затягивание поясов в частных домохозяйствах. Однако большинство народа с этим не согласно. Оно не считает обстановку такой грозной, какой ее изображает правительство, или полагает, что защита соответствующих ценностей не стоит тех жертв, которые необходимо будет принести. Нет никакой необходимости поднимать вопрос о том, кто же прав — правительство или большинство народа. Возможно, право правительство. Мы, однако, анализируем не содержание конфликта, а методы, избираемые правителями для его разрешения. Они отвергают демократический способ, убеждения большинства. Они узурпируют власть и присваивают себе моральное право игнорировать волю людей. Они стремятся заручиться лояльностью народа, вводя его в заблуждение относительно издержек, связанных с предлагаемыми ими мерами. При сохранении видимости соблюдения конституционных процедур и принципов представительного правления они ведут себя не как избранные должностные лица, а как опекуны народа. Избранный глава государства более не воспринимает себя как лицо, уполномоченное народом, — он превращается в фюрера.

Опасность, порождаемая инфляцией, состоит в следующем: весь народ или его большинство не готовы нести издержки политики, проводимой их правителями. Они поддерживают ее только в той мере, в какой они полагают, что ее проведение не влечет за собой никаких тягот. Так, люди голосуют только за такие налоги, относительно которых они полагают, что их будут платить другие, а именно богачи — потому что люди думают, что такие налоги не уменьшают их материального благополучия. Реакция правительств на такое умонастроение в стране, по крайней мере иногда, определяется искренним желанием наилучшим образом служить тому, что правительство считает истинными интересами народа. Однако если правительство, руководствуясь этим мотивом, прибегает к инфляции, оно использует способы, противоречащие природе народного представительства, хотя формально при этом могут быть соблюдены все требования буквы закона. Правительство, проводящее политику инфляции, пользуется невежеством масс и обманывает избирателей, вместо того чтобы убеждать их.

Далеко не случаен тот факт, что в наше время инфляция стала общепринятым методом проведения денежной политики. Инфляция — это фискальный подарок для этатистских и деспотических правительств. Она представляет собой важнейший элемент сложной системы институтов и действий, постепенно ведущих к тоталитаризму.

Свобода Запада не сможет удержать своих позиций перед лицом бешеного натиска рабского Востока, если люди не осознают, что именно поставлено на карту, и не будут готовы к величайшим жертвам во имя идеалов своей цивилизации. Прибегнув к инфляции, правительство может обеспечить себя таким объемом денежных средств, который оно никогда не смогло бы получить от налогообложения и от заимствований, которые оно могло бы сделать из сбережений граждан, поскольку этому воспротивится народ и его выборные представители. Тратя вновь созданные декретные деньги, правительство будет в состоянии финансировать необходимые вооруженным силам закупки. Но страна, не готовая идти на материальные лишения, необходимые для победы, никогда не выкажет требуемой ментальной энергии. Успех в битве за свободу и цивилизацию гарантирует не наличие материальных ресурсов, но прежде всего дух, который вдохновляет тех, кто держит в руках оружие. Этот героический дух не покупается инфляцией.

Людвиг фон Мизес «Теория денег и кредита»

Comments are closed .