Рубрика: Экономика

Американское нашествие

Американское нашествие
В напряженной тишине британского парламента все жда­ли, что скажет сэр Уинстон Черчилль. Наступила крити­ческая фаза второй мировой войны. Весь Запад был в смя­тении. Казалось, «третий рейх» был непобедим. Многие считали, что разгром Советского Союза — лишь вопрос времени.

Грузный премьер обвел взглядом присутствующих. Как опытный политик, он понимал, что пора раскрыть то, что даже политикам казалось невероятным. И он резко бросил в зал слова о том, что Германия обречена и пора­жение ее неминуемо.

Немецко-фашистскую стратегию мирового господства постигла участь всех ошибочных доктрин. Советский народ разгромил фашизм. Окончание войны принесло долгожданный мир и надежды на лучшее будущее.

Одновременно возникли новые геостратегические концепции мирового господства.

В 1946 г. тот же Черчилль вновь поднялся на трибуну, но уже в США в г. Фултоне, и не для того, чтобы присоединиться к историческому приговору реакционным силам. В этой же и последующих речах он призывал к построе­нию будущего мира с гегемонией Запада. А сомневаюшихся он пугал тем, что на блестящих крыльях совре­менной цивилизации к нам может прилететь обратно и ка­менный век.

В теории и на практике разрабатывались новые страте­гические планы. В книге «Война умов», и вышедшей в Нью-Йорке в 1954 г., Л. Фараго писал:

«…Теперь войны вклю­чают не только армии, сражающиеся между собой на обо­собленных театрах войны, но и целые государства; не только генералов, но и государственных деятелей и народ; не только стратегию, но и политику; не только военную науку, но и дипломатию, экономику и общественные науки. Тотальный характер войны, все охватывающий, всюду проникающий характер современного столкновения, ведет к тому, что все большее значение приобретают невоенные стороны войны».

Стратегия действительно все больше исходила из «не­военных сторон войны» и прежде всего из воздействия эко­номических факторов. Эта борьба временами обострялась, приобретая трагическую окраску. 18 ноября 1963 г. в аме­риканском журнале «Ю. С. Ньюс энд Рипорт» можно было прочитать, что стратегия США находится в процессе пере­смотра. Президент Джон Кеннеди склонялся к более сбалансированному курсу. Однако через несколько дней он был убит. Заменивший его вице-президент Л. Джонсон резко изменил американскую политику.

В 70-х годах новый президент США Р. Никсон также пришел к выводу о необходимости перемен. Никсон выдви­нул концепцию перехода от «эры конфронтации к эре пе­реговоров». Однако Никсон вскоре был вынужден уйти в отставку.

Президент США Р. Рейган, который пришел к власти в 1980 г. как представитель консервативных кругов, нахо­дясь в Белом доме, вначале взял курс на силовое, прежде всего экономическое, давление на Советский Союз. Однако затем политика США стала более реалистичной. Большую роль сыграли принципы внешней политики, провозглашенные М. С. Горбачевым. Две великие державы стали переходить от конфронтации к сотрудничеству. Начатый в 1985 г. в Женеве диалог лидеров двух стран — СССР и США — продолжился и далее. После переговоров в Вашингтоне в 1987 г. последовала встреча в Москве в конце мая — начале июня 1988 г. с тем, чтобы проложить путь к укреплению международной безопасности и деловому партнерству.

Однако для того, чтобы понять в целом вкешнеэкопомическую стратегию США, необходимо рассмотреть ее за весь послевоенный период.

Из второй мировой войны Соединенные Штаты вышли лидером капиталистического мира. Американские монопо­лии усилились, их конкуренты были ослаблены. За 1940—1945 гг. чистая прибыль американских кор­пораций после уплаты налогов составила 58,7 млрд. долл. Среди нажившихся на войне такие монополии, как «Дже­нерал электрик», «Юнайтед крафт», «Юнайтед стейтс стил» и др. При этом особенно высокие прибыли приноси­ли зарубежные капиталовложения. Так, в 1948 г. норма прибыли автомобильного концерна «Дженерал моторс» в США составляла 25%, а от заграничных вложений — 50%, нефтяного треста «Стандард ойл» — 11 % по внут­ренним вложениям и 33% по инвестициям в Латинской Америке и Канаде. На Ближнем Востоке эта цифра достигала 100%.

Корпорации США быстро расширяли вывоз капитала в зарубежные страны. Удельный вес США в общей сумме зарубежных капиталовложений поднялся с 1/5 в довоен­ные годы до 1/3 в 50-х годах.

Вырвавшись вперед, Соединенные Штаты захватили лидирующее положение в капиталистическом мире и стали самой богатой из капиталистических держав. Американ­ские корпорации из года в год все больше концентрируют в своих руках национальное богатство страны. Общий объем запродаж только 50 самых крупных монополий составляет более 1,2 трлн. долл. За рубежом им также принадлежит гигантская собственность.

Колоссальные богатства и высшие командные посты в США имеют прежде всего представители транснациональных корпораций (ТНК) , т. е. компаний с миллиардными оборотами, ориентирующихся в своей деятельности на заграницу, с собственными производственными филиа­лами (не менее чем в шести странах). В мире насчитывается более 400 таких монополий, из них в Соединенных Штатах более 200, в Японии — 74, в Англии — 62, в ФРГ — 45 монополий. В первой десятке в основном значатся американские корпорации («Дженерал моторс», «Эксон», «Форд», «Дженерал электрик», «Мобил ойл» и др.). Среди ТНК в области производства ЭВМ выделя­ются «Интернэшнл бизнес мэшинз» (ИБМ), на долю которой приходится более 1/3 всех компьютеров, продаваемых на Западе, «Мак-Доннелл-Дуглас», «Локхид» и «Боинг», ко­торые делят между собой 1/4 мирового капиталистического рынка продукции аэрокосмической промышленности и авиастроения.

В переплетении, сращивании с капиталом этих и дру­гих промышленных монополий участвуют крупнейшие американские банки: «Ситибэнк», «Бэнк оф Америка», «Чейз Манхеттен» и др.

Об увеличивающейся американской экспансии дают представления заграничные капиталовложения США, ко­торые быстро возрастают:

  • 1950 г. — 54,4 млрд. долл.
  • 1960 г. — 85,6
  • 1970 г. — 165,4
  • 1980 г. — 606,9
  • 1985 г. — 952,4 млрд. долл.

Разумеется, быстрой и успешной экономической экс­пансии США, кроме ослабления других великих держав в результате войны (процесс восстановления их потенциала занял долгие годы), способствовали и другие обстоятель­ства: динамизм национальной экономики, наиболее адекват­ная система управления, обеспеченность высококвалифи­цированными кадрами. Наряду с этим очень важную роль сыграло то, что доллар превратился в мировую (или, точ­нее, резервную) валюту. Превращение доллара в основное средство международных расчетов открыло перед США дополнительную возможность экспансии капитала. При­обретая за рубежом на доллары промышленные и тран­спортные предприятия, другие материальные ценности, США расплачивались за них бумажными долларами.

В иностранных государствах создаются и реорганизуются компании, связанные с их владельцами в США и между собой. Быстро возникает могущественная орга­низационная структура, и в организационном отношении она представляет собой зарубежную американскую импе­рию, все более значимую силу в системе экспансии кор­пораций США. Более 3500 компаний, базирующихся в США, имеют за рубежом около 2500 иностранных фили­алов. Звенья зарубежной организационной структуры со­стоят из компаний, как полностью контролируемых аме­риканским капиталом, так и с участием других иностран­ных партнеров.

В итоге колоссальная армия людей в западных странах и молодых освободившихся государствах работает на аме­риканский капитал, зачастую даже не подозревая об этом. Ведь компании, в которых лишь часть акций принадлежит американским монополиям, могут функционировать под местной вывеской и внешне иметь национальный облик. Гигантская сеть таких компаний растет и их прибыли увеличиваются. Эти прибыли либо переводятся в США, либо вкладываются в расширение бизнеса на месте (реин­вестируются). Реинвестирование капитала за границей по существу равноценно его экспорту из США, американской экспансии в замаскированном виде.

В своей повседневной деятельности за рубежом корпо­рации США используют производственный аппарат мест­ных фирм, их клиентуру, знание местных условий, прибе­гая к сотрудничеству в производственной, финансовой и торговой областях. Доля американских корпораций в ка­питале варьируется от небольшого процента до полного владения фирмой. Последние опубликованные данные, относящиеся к концу 70-х годов, показывают, что 25 % валовой продукции зарубежной американской сети компа­ний было выпущено на предприятиях, полностью контро­лируемых американцами, а 75 % этой продукции — на тех предприятиях, где американская доля составляла от 10 до 50%.

Одним из мощных каналов проникновения американско­го капитала является система совместного предпринима­тельства. Значение совместных компаний быстро возраста­ет. Путем их создания американские монополии прямо инкорпорируют в свою организационную, а одновременно и экономическую структуру иностранный капитал, а с ним вместе производственные звенья, кадры с их опытом и техническими знаниями. Совместное предприниматель­ство — явление новое и многоликое. Оно заслуживает специального внимания именно потому, что может исполь­зоваться и как мощное средство экономической экспансии. Одним из результатов совместного предпринимательства является ускорение развития, т. е. выигрыш во временном факторе. В конечном итоге этот выигрыш достигается благодаря весьма интенсивному и полному участию в ме­ждународном разделении труда.

Процесс распространения системы совместного пред­принимательства на весь мир имеет и чисто «пространст­венную» сторону. Борьба за овладение пространством ча­сто ведется, кроме экономических, также и другими — политическими, военными — средствами.

Огромная сеть совместных компаний и обществ, рас­сеянная по всем промышленно развитым капиталистиче­ским странам и многим государствам Азии, Африки и Латинской Америки, контролируется из США и немногих других центров западных стран. Экспорт капитала, сов­местное предпринимательство тесно связаны с вывозом товаров, всячески стимулируют его.

Как же развивались события на мировых рынках? За время второй мировой войны и первые послевоенные годы Соединенные Штаты существенно расширили экспорт сво­их товаров. Если в предвоенные годы (1936—1938) удель­ный вес США в мировом экспорте составлял 12—13%, то к 1970 г. он уже превысил 18%.

При этом следует учитывать, что фактически сбыт аме­риканской продукции на мировых рынках осуществляется по двум каналам: непосредственно из США и при продаже товаров, производимых на зарубежных предприятиях, фактически принадлежащих американским фирмам. Дан­ные за 70-е годы по американским международным кор­порациям показывают, что зарубежное производство по сути их же предприятий превышало экспорт с территории США почти в 4 раза.

Иными словами, если, по официальным данным аме­риканской статистики, экспорт из США составляет в на­стоящее время более 10% мирового совокупного экспорта, то в действительности в общей сумме американские за­ продажи на зарубежных рынках достигают половины ми­ровых. Торгово-экономическая экспансия США предстает в своих истинных масштабах, угрожая и конкурентам, и партнерам.

Торгово-экономическая экспансия США во многом поддерживается и направляется государственным аппа­ратом.

Государственное регулирование внешней торговли США децентрализовано — рассредоточено между мини­стерствами торговли, финансов, обороны, энергетики, тру­да, транспорта и государственным департаментом, а также управлением торгового представительства США, комисси­ей по международной торговле, Экспортно-импортным банком.

Среди государственных органов, имеющих отношение к внешнеторговой экспансии, есть ряд других ведомств. В последние годы особенно возросла роль военных. Так, администрация президента США Рейгана под предлогом обеспечения «национальной безопасности» ужесточала контроль Пентагона над экспортом современной техноло­гии. Президент Рейган принял решение предоставить Пентагону «совещательные полномочия» при обсуждении поставок высокотехнической продукции не только в социалистические государства, но и в другие промышленно раз­витые страны. На деле это будет выражаться в том, что Пентагон будет «советовать» министерству торговли раз­решать или не разрешать продажу за рубеж таких товаров, как новейшая счетно-вычислительная техника. Эта мера принята Вашингтоном в рамках общего пересмотра про­цесса предоставления экспортных лицензий.

Для технологической блокады Советского Союза и дру­гих социалистических стран создана специальная органи­зация — КОКОМ (Координационный комитет по контролю за экспортом стратегических товаров в социалистические страны).

В КОКОМ входят почти все страны НАТО, а также Япония. Эта организация ведает списками товаров, экс­порт которых в социалистические государства запрещен. Каждая страна — член КОКОМ должна наложить эмбарго на поставку в социалистические государства товаров, включенных в эти списки. На секретных заседаниях Коми­тета расследуются случаи нарушения запретов на поставку, принимаются решения о расширении перечня товаров, за­прещенных к экспорту.

Особенно громкий скандал был поднят американцами в 1987 г., спустя пять лет после сделки, совершенной круп­нейшей японской фирмой «Тосиба Кикай». Она продала в СССР несколько станков и программ к ним с разреше­ния японского министра внешней торговли и промыш­ленности. Американские власти утверждали, что поставка якобы была нарушением инструкций КОКОМ. Под американским давлением Япония приняла ряд мер: полиция учинила обыск в штаб-квартире компании и ее тринадцати филиалах, изъяв массу документов, на компанию был нало­жен крупный штраф.

В приведенных примерах ясно видны цели КОКОМ: с одной стороны, проводить технологическую блокаду Со­ветского Союза, с другой — серьезно ограничить другие западные страны и Японию в их возможностях развивать экономические связи с СССР, жестко подчинив их аме­риканскому диктату в отношении технических новшеств. Использование Вашингтоном внешней торговли для экономического и политического шантажа «неугодных» ему стран зачастую встречает оппозицию со стороны ближай­ших западно-европейских союзников США, а также Ка­нады и Японии. Так, обе палаты конгресса США при­няли дискриминационные поправки к закону о контроле над экспортом, которые были расценены союзниками США как попытка навязать американскую политику дру­гим государствам, торгующим с СССР. Согласно, напри­мер, поправке сената дочерние предприятия компаний США за рубежом должны подчиняться американским зако­нам, а не законам своей страны. Дальнейшее ужесточение ограничений на экспорт американской технологии также осуществляется якобы из опасения, что она через третьи страны попадет «на Восток».

Даже западные страны — союзники США рассматри­вают такую политику как посягательство на их государст­венный суверенитет. Тем не менее влияние Пентагона на внешнюю торговлю продолжает возрастать.

В целом внешнеторговая экспансия США тесно свя­зана с общегосударственной политикой. На практике внешнеэкономическая экспансия американских корпораций неотделима от государственной поддержки, особенно в ускорении научно-технического развития и военном «обес­печении» экономического наступления. Последнее идет полным ходом не только в традиционных сферах, но и в новых, таких как Мировой океан, а в перспективе и в космосе.

При этом правительство применяет самые разнообраз­ные средства: денежно-кредитные, налоговые, администра­тивно-организационные и др.

Государство использует не только дипломатический аппарат государственного департамента, но и всю полити­ческую машину для проведения стратегии своих монопо­лий. Государство форсирует экспорт капитала, добивается лучших условий для его инвестирования, защиты капиталовложений в зарубежных странах, принимает на себя страхование частного капитала от коммерческого и поли­тического риска, связанного с ростом антиимпериалисти­ческого движения в развивающихся странах.

Государство в США берет на себя существенную долю забот и расходов по проведению научных исследований. Оно даже выступает часто как коллективный предприни­матель, покупая либо, наоборот, продавая товары и услуги. Оно может быть и заказчиком, и подрядчиком.

В конечном итоге по мере роста роли американского государства в сфере вывоза капитала оно само превраща­ется в крупнейшего экспортера капитала. Объем госу­дарственных капиталовложений США за рубежом (на ко­нец соответствующего года) составлял:

  • 1945 г. — 2,1 млрд. долл.
  • 1950 г. 12,5
  • 1970 г. — 32,2
  • 1980 г.— 63,5
  • 1985 г. — 87,4 млрд. долл.

В начале 80-х годов удель­ный вес государственных инвестиций в общей сумме зару­бежных капиталовложений достигал почти 15 %.

Вывоз государственного капитала облегчает экспансию частного капитала, стимулирует экспорт американской продукции, выполняя тем самым функции, которые раньше осуществляли частные фирмы и банки. При этом государ­ственное содействие используется для решения достаточ­но широкого круга задач. США стараются не только улуч­шить или поддержать «инвестиционный климат» для частного капитала в зарубежных странах, но и поддержать у власти угодные им политические режимы и, наоборот, свергнуть неугодные. Примеров тому было много, хотя бы в Латинской Америке. Но даже в этих случаях экономиче­ские средства борьбы играют важнейшую роль, уже не говоря о том, что экономика стоит за всякой конфронта­цией, как бы незримо присутствуя при любой пробе сил. Видные американские специалисты разрабатывали «дипломатию доллара», различные доктрины и концепции, которые под прикрытием лозунгов «открытых дверей», «равных возможностей» и других должны были обеспечить подавление более слабых соперников.

Уже в первые послевоенные годы все больший упор стал делаться на непосредственно экономическую политику — предоставление или отказ в предоставлении займов, креди­тов, продовольственной, технической и другой помощи, ис­ходя из общестратегических соображений.

Военная помощь дружественным странам за 1946—1985 гг. составила в целом 112,8 млрд. долл. На практике все это полностью сочетается с протекционизмом в экономической политике у себя дома, в США, против иностран­ных фирм и с неограниченной поддержкой экспансии своих, американских, корпораций за рубежом.

Важным каналом для государственного участия во внешнеэкономической экспансии США стал ряд между­народных организаций. Речь идет о таких международных государственных кредитных учреждениях, которые осу­ществляют вывоз капитала в виде займов. Это Междуна­родный банк реконструкции и развития (МБРР) и его дочер­ние общества — Международная ассоциация развития и Международная финансовая корпорация, а также регио­нальные банки — Межамериканский банк развития, Азиат­ский банк развития, Европейский инвестиционный банк и т. п.

Правительственный аппарат США использует, кроме помощи зарубежным странам, займов и кредитов, также мероприятия по техническому содействию, передаче тех­нологии, предоставлению продовольствия и других сель­скохозяйственных продуктов для поддержания экономиче­ского наступления американских корпораций. Особую роль играет та помощь, которую американское государство ока­зывает своим фирмам в финансировании организации и проведении НИОКР. Общие расходы федерального правительства на НИОКР составляли:

  • 1960 г. — 8,7 млрд. долл.
  • 1970 г. — 14,8
  • 1980 г. — 29,5
  • 1985 г. — 50,9 млрд. долл.

Тем самым государство старается поддержать техноло­гическое превосходство американских корпораций в их конкурентной борьбе с иностранными соперниками, уста­новить монополию США на новую технику и технологию. Правительственное финансирование НИОКР является еще и скрытым государственным субсидированием американ­ской промышленности за счет бюджета, а следовательно, в конечном итоге за счет налогоплательщиков. Механизм поддержки НИОКР во многом способствует американско­му экспорту наукоемкой продукции на зарубежные рынки, торговле лицензиями, патентами, «ноу-хау», т. е. научно-техническими знаниями. В торговле научно-техническими, управленческими знаниями США имеют большое положи­тельное сальдо.

Развитие производства наукоемкой продукции оказало большое влияние на всю внешнеэкономическую экспансию США. В целом наблюдалось существенное усиление ориен­тации наукоемких отраслей на внешние рынки. Так, если в 1970 г. доля экспорта в отгрузках продукции наукоемких отраслей оценивалась в 12 %, то в 1980 г. она превысила 20 %. Государственная поддержка в области НИОКР преж­де всего способствует экономической экспансии непосредст­венно, обеспечивая технологическое превосходство про­изводственного процесса на предприятиях американских корпораций, а также благодаря уже завоеванному поло­жению многих видов американской наукоемкой продукции на внешних рынках. Государственная помощь НИОКР связана и с целым рядом других проблем, имеющих самое прямое отношение к американской экономической агрес­сии. Прежде всего речь идет о милитаризации и попытках распространить свою власть на новые, прежде ничейные пространства как на нашей планете, так и за ее пределами.

В вопросах милитаризации финансовая олигархия США и правительственный аппарат действуют в унисон. Проведенное исследование связей крупнейших про­изводящих вооружение фирм США с правительством и конгрессом выявило, что все они либо непосредственно, либо через соответствующие предпринимательские ассо­циации исключительно широко представлены в ключевых кон­сультативных комитетах при министерстве обороны и На­циональном управлении по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), где участвуют в раз­работке проектов, в которых они прямо заинтересованы. Так, фирма «Боинг» имеет в этих комитетах 23 своих пред­ставителя, «Локхид» — 20 и т. д.

Все более тесное сращивание фирм, специализирую­щихся на производстве вооружения, с государственным аппаратом выражается, в частности, и в резко возросшем встречном потоке лиц, приходящих из этих фирм в гос­аппарат и обратно. Только из восьми крупнейших фирм — производителей оружия в течение 70-х годов в государст­венный аппарат (Пентагон и НАСА) перешло 270 человек и 1670 человек — из государственного аппарата в различ­ные управленческие звенья этих фирм. Одновременно рас­ширяются связи с конгрессом и его комиссиями, полно­мочными разрабатывать рекомендации в военно-политиче­ской сфере. Не случайно специалисты отмечают наличие в США влиятельнейшего «железного треугольника», со­стоящего из крупных военных подрядчиков, Пентагона и милитаристски настроенных членов конгресса. Руково­дители администрации обычно не заинтересованы в разо­блачении лоббистской деятельности бывших высокопо­ставленных государственных деятелей США. Ведь работа на военно-промышленные корпорации — будущее многих из них.

Милитаризация становится неизбежной в силу ряда причин, в том числе и связанных с внешнеэкономической экспансией. Милитаризация экономики США связана с внешней экспансией не только посредством государствен­ного финансирования производства и экспорта оружия, но и милитаризацией экономики других стран, что теснее привязывает последние к американской военно-политиче­ской колеснице.

Вывоз капитала — одна из важнейших основ империа­листической политики государства и роста милитаризма, но и самому экспортируемому капиталу необходима охрана. Капитал за рубежом может защитить себя двумя методами: либо маскировкой под национальный, а это тре­бует тесной увязки интересов с местным капиталом (в осо­бенности когда речь идет о совместном предприниматель­стве), либо использованием силы или, что то же самое, проведением военных мероприятий. К последним относится также привлечение всякого рода союзников и «дружест­венных» стран.

Государственные расходы на военные цели одновре­менно означают финансирование крупнейших корпораций за счет американского бюджета, т. е. за счет налогопла­тельщиков, в основном за счет населения США. Эти сум­мы настолько велики, что красноречивей любых поясне­ний. Военные расходы федерального правительства дости­гали:

  • 1950 г. — 14,0 млрд. долл.
  • 1960 г. — 44,5
  • 1970 г. — 81,7
  • 1980 г. — 134,0
  • 1986 г. — 265,8 млрд. долл.
  • а за 1985— 1989 гг. достигнут 2 трлн. долл.

Поддержка государством военного бизнеса помогает одновременно развивать экспорт оружия за рубеж, а это как экономически, так и политически способствует амери­канской империалистической экспансии. Вместе с тем сти­мулируются и различные формы сотрудничества, включая перенос определенных видов военного производства за рубеж. Такая политика выгодна еще и тем, что перекла­дывает часть расходов по производству оружия за рубежом на другие страны.

Среди наиболее крупных поставщиков оружия мы на­ходим знакомые нам корпорации: «Дженерал дайнэмикс» (ракеты MX), «Мак-Доннелл-Дуглас» (самолеты Ф-15), «Юнайтед текнолоджис» (ракетные двигатели), «Боинг», «Дженерал электрик» и др.

Милитаризация экономики переплетается с различны­ми формами экономической экспансии. Развиваются ме­ждународные контакты американских корпораций, производящих оружие, с военно-промышленными концернами прочих стран НАТО под руководством монополий США. Таким образом, мы видим, как вовлеченность американ­ского государства во внешнеэкономическую экспансию корпораций приводит к использованию каналов милитариз­ма. Это особенно заметно в таких новых сферах, как Ми­ровой океан и космос, где экономическая экспансия слива­ется с экспансией пространственной. Рассмотрим основные стратегические цели этого процесса.

Стремление установить американскую гегемонию в Мировом океане преследует троякую цель, поскольку со­временное значение океана может быть оценено в трех аспектах:

  • Во-первых, как узлового звена, на пространст­вах которого осуществляется 80% перевозок международ­ного товарообмена.
  • Во-вторых, в чисто транспортном от­ношении: морской транспорт составляет основную часть мировой транспортной системы, ее становой хребет. Не менее 70% всего мирового грузооборота (внешнего и внутреннего) осуществляется именно морским тран­спортом.
  • В-третьих, Мировой океан обладает колоссаль­ными резервами ресурсов и пространств, и их использо­вание рассматривается сейчас как одна из важнейших глобальных проблем.

Сообразно этому достижение цели, заключающейся в установлении гегемонии над океаном, позволило бы американской олигархии диктовать свою волю всем остальным странам, опираясь на монополию в системе экономических связей, транспорта, использо­вании морских биологических и минеральных ресур­сов и т. д.

Рассматривая судоходную экспансию американских корпораций, не будем забывать, что она тесно связана с перевозкой товаров, следовательно, с проникновением на зарубежные рынки, с внешнеторговым наступлением, о котором уже шла речь.

Вполне логично, что параллельно с экономической в Мировом океане идет пространственная военно-морская экспансия.

Аналогично Мировому океану началось проникновение американских корпораций и в космос. С 1984 г. эта экс­пансия получила новый импульс. США представляют частным американским компаниям практически неограни­ченные возможности использования космического про­странства в коммерческих целях.

Свои космические программы частные компании будут разрабатывать и осуществлять в тесной координации с основным «исследователем» космоса — Пентагоном. Судя по официальным сообщениям, представители министерства обороны войдут в состав особой межведомственной груп­пы, которая займется выдачей лицензий на частные косми­ческие исследования. Наконец, наиболее важные планы, предусматривающие агрессию в космосе, связаны с СОИ — стратегической оборонной инициативой (их еще правильнее называют планами «звездных войн»). На эти цели будет затрачено не менее 1,5—2 трлн. долл.

Итак, создавая за рубежом невидимую хозяйственную империю, американская экономическая экспансия не­избежно переходит в пространственную и расширяет ар­сенал своих средств, превращаясь в политическую, идео­логическую и военную. В целом этот быстрый процесс управляемой комплексной экспансии, получивший наиме­нование мобильной дисперсии, вызвал тревогу во многих странах и значительно дестабилизировал положение в современном мире. При этом столкновение с интересами других государств, в том числе и с другими ведущими дер­жавами, становится весьма вероятным.

Comments are closed .