Рубрика: Архив газет

Время открытой экономики

Экспорт российских энергетических ресурсов останется в ближайшие годы основным источником получения иностранной валюты, необходимой стране для технического перевооружения промышленности. Однако в этой сфере немало существенных промахов в снабжении материально-техническими ресурсами. Об этом и шел разговор на «круглом столе» в ТПП РФ.

Нефтегазовым компаниям нужна современная техника. Они ждут от НИИ, КБ и ее изготовителей импортозамещающего оборудования и конкурентных технологий. Для успешного решения этой задачи необходимо знать объем потребностей российского ТЭК: что конкретно, кому и сколько нужно. Особенно остро в этом нуждаются предприятия бывшего ОПК, имеющие свободные мощности для производства необходимой стране гражданской продукции. Но частные компании под предлогом охраны коммерческой тайны упорно молчат о своих потребностях в ресурсах и технике.

Открытые конкурсы по закупкам оборудования с предварительным оповещением потенциальных участников практически не проводятся. Это существенно затрудняет планирование поставщиками номенклатуры и объема выпускаемой ими продукции. В то же время более половины заказов на оборудование размещается на закрытой основе, в основном за рубежом.

Причины такого положения, явно противоречащего национальным интересам страны, понятны. Как и то, что ситуацию надо менять. Положительные тому примеры имеются. Цивилизованное поведение в этой сфере показывает, например, ТНК-ВР: всю информацию о предстоящих закупках и конкурсах на сервисные работы компания размещает в открытом доступе. Подобная прозрачность позволяет свободно выбирать оптимального поставщика и заметно снижает уровень коррупции при заключении сделок.

Серьезную критику в основном докладе и выступлениях на «круглом столе» вызвала организация системы материально-технического обеспечения управляемых государством естественных монополий. Они обосновывают постоянный рост цен на свою продукцию стремлением к обновлению устаревших основных фондов. Однако, закупая по завышенным ценам оборудование, они крайне редко используют открытые конкурсные процедуры. Такой порядок создает почву для завышения контрактных цен для «дружественных структур», прямо способствуя коррупции и иным негативным явлениям. В рекомендации «круглого стола» было внесено положение о контроле со стороны правительства и общественности за содержанием инвестиционных программ и обоснованности затрат естественных монополий. Резкой критике подверглась практика отнесения инвестиционной составляющей расходов РАО «ЕЭС» на тарифы для потребителей, а также то, что в ряде российских компаний («Транснефтепродукт», «Газпром», «Транснефть») отсутствует анализ целесообразности закупок оборудования и услуг за рубежом.

Растет число контрактов с инофирмами, в том числе и с зарегистрированными в офшорных зонах. Такая практика, по мнению экспертов, является средством перекачки за границу выручки от продажи нефти и газа. Серьезные проблемы есть и в рамках соглашений о разделе продукции (СРП). Норма о семидесятипроцентном участии российских фирм в подрядных работах практически не исполняется. Операторы проектов не заинтересованы в ее соблюдении и не стремятся снижать издержки, возмещаемые российским сырьем.

Изготовляемое за рубежом оборудование требует применения зарубежной системы стандартов. Российские предприятия таким образом вынуждены использовать дюймовую резьбу вместо метрической, принятой у нас в соответствии с Международной системой единиц. Западные партнеры всячески уклоняются от закупки техники и услуг у российских фирм. В результате нефтегазовый сектор России «садится на иглу» зависимости от иностранного оборудования, кадров, запчастей, стандартов и программного обеспечения.

Сегодня основными причинами, сдерживающими развитие нефтегазового сектора, являются ограниченность внутреннего спроса из-за низких доходов населения, неготовность банковской системы страны предоставлять долгосрочные кредиты для реализации проектов стоимостью 1-2 млрд дол., а также негибкая таможенная и налоговая политика. Нам недостает современных технологий и опыта их применения. Оставляет желать лучшего и качество металла для труб большого диаметра, рассчитанных на высокое давление.

Большое беспокойство у потребителей нефтегазового сырья вызывает отставание в геологоразведке и все большее участие в этой работе на российской территории иностранных фирм. Отечественные же компании, обладающие ценным опытом в этой сфере, все чаще закрываются. Их место занимают инофирмы, получающие крупные подряды на разведочные работы, а вместе с ними и информацию о представляющих стратегическую ценность месторождениях нефти и газа.

Техническое перевооружение российских сырьевых отраслей требует изменений в лицензионных соглашениях. В частности, при выдаче лицензий или их продлении рекомендовано учитывать степень выполнения недропользователем обязательств по отношению к национальной экономике. Преимущество перед другими претендентами должны получать те компании, которые создают в нашей стране новые рабочие места, используют услуги и продукцию отечественных предприятий.

По завершении обсуждения проблем материально-технического обеспечения российского нефтегазового комплекса его участники обратились к президенту ТПП РФ Евгению Примакову с просьбой обобщить предложения и направить их на изучение в Правительство РФ.

  • Цена российского оборудования составляет около 80 % от импортного, а лицензии отечественных НИИ в два раза дешевле зарубежных.
  • Через 10 лет роль России в мировой энергетике станет ключевой. Она обладает 60 млрд бар. доказанных запасов нефти и 48 трлн куб. м. газа. А перспективные запасы могут добавить к этому еще 70 млрд бар. нефти и 28, 3 трлн куб. м. газа.
  • В соответствии с Энергетической стратегией России на период до 2020 г. планируется увеличение добычи нефти до 445-490 млн т. в 2010 и 450-520 млн т. — в 2020 г. Ее переработка к 2020 г. должна составить 210-215 млн т. при глубине в 75-80 % в 2010 г. и 85 % спустя 10 лет. Но даже реализация этих наметок означает относительное сокращение к 2020 г. доли переработки нефти (от общего объема ее добычи) с 45 % до 44.
  • До 2010 г. нефтяные компании намечают наполовину обновить устаревшее оборудование. К 2020 г. потребности ТЭК России в оборудовании будут в основном удовлетворяться за счет российской продукции. Доля импорта в 2010 и 2020 гг. составит соответственно 15-20 и 5-10 %. За исключением 2-5 % в стране будет выпускаться вся мировая номенклатура продукции нефтегазового комплекса.
  • При обилии на отечественном рынке сырья, которое вывозится за рубеж, у нас дефицит продукции глубокой переработки, восполняемый ее импортом, в том числе этилена и пропилена. За последние 20 лет в России не было создано ни одного производства этилена. В КНР же его производят 7 млн т, или в 3, 5 раза больше, чем у нас. Даже Южная Корея и Тайвань, где нефть не добывают, выпускают по 4 млн т этилена.
  • По мере повышения степени переработки сырья поступления от продаж резко возрастают. Для тонны сырой нефти — это 100 долларов, для нефтепродуктов оптом — уже 150, а в розницу (на АЗС) — 385. От продаж же тонны продукции нефтехимии можно получить 800-900 долларов.
  • Особенно велика зависимость нефтехимического комплекса России от поставок из-за рубежа катализаторов: за счет их импорта вырабатывается 25-30 % авиационного керосина, 40 — дизельного топлива, 50-60 — продуктов нефтехимии и 60-70 % автобензинов.
  • По прогнозам фирмы Nezant, мировое потребление этилена в ближайшие 10 лет вырастет на 60 % и достигнет 160 млн т. Вырастет с 40 до 60 млн т. спрос и на полипропилен. Капиталовложения в этот сектор пойдут в основном в азиатские страны (прежде всего в Китай) и на Ближний Восток, которые в ближайшие 10 лет аккумулируют у себя соответственно 35 и 30 % мировых инвестиций в нефтехимию. Чтобы заполучить хотя бы небольшую их долю, России следует поторопиться.

Comments are closed .