Рубрика: Архив газет

Поправка о сбалансированности бюджета


В последние годы некоторые члены Конгресса США неоднократно выступали с предложением о принятии конституционной поправки, которая требовала бы обязательной сбалансированности бюджета. Однако президент У. Клинтон высказался против подобного шага. В следующей статье мы приводим мнение экономиста Роберта Эйснера, оспаривающего аргументы сторонников принятия поправки.

ЗДОРОВЫЙ БЮДЖЕТ — БОЛЬНАЯ   ЭКОНОМИКА. Роберт Эйснер.

Вместе с нобелевскими лауреатами по экономике Робертом Солоу и Джеймсом Тобином я был одним из тех экономистов, которые выступили с заявлением против принятия поправки об обязательной сбалансированности бюджета. Нас поддержали еще 35 известных ученых, включая семерых лауреатов нобелевской премии по экономике. На наш взгляд, проблема состоит в том, что принятие поправки нарушит основные принципы той эффективной и устойчивой экономики, плодами которой мы пользовались столько лет. Любой бухгалтер или хорошо подготовленный инвестор знает, насколько трудным и запутанным делом может быть подведение баланса компании. Чему равны текущие расходы и износ оборудования, как рассчитывать амортизационные отчисления, как оценить запасы, когда проводить специальные платежи, как быть с пенсионными фондами, что делать с отсроченными налогами? Когда дело касается федерального бюджета, проблема становится неизмеримо сложнее.

Рассмотрим для примера сделку, связанную с портфельным инвестированием. Когда обычный инвестор приобретает акции или облигации, он может и не представлять себе возможные риски потери сбережений. Однако при совершении сделок на федеральном уровне проведение предварительных расчетов крайне необходимо. Так, несколько лет тому назад, когда Государственное казначейство финансировало приобретение обязательств Американской ссудосберегательной ассоциации с целью помочь ей выбраться из тяжелого положения, дефицит бюджета стал стремительно увеличиваться, питая беспочвенные слухи о том, что он разрушает систему национальных сбережений, создавая угрозу нашему будущему. Однако, когда позднее правительство распродало ценные бумаги из инвестиционного портфеля ассоциации, возникший было «дефицит» чудесным образом исчез.

А вот другая проблема: отсутствие отдельных счетов для бюджетных капиталовложений. Если бы федеральное счетоводство было таким же, как в частном бизнесе, оно включало бы в себя не затраты на капиталовложения, а только амортизационные отчисления, влияющие на избыток или дефицит бюджета, как и при подсчете прибылей и убытков частных фирм. Но как измерить «износ» нашей экономики? Как определить, насколько устарел наш оборонный потенциал? Может быть, после окончания «холодной войны» следовало завести специальные счета на списание отдельных видов вооружения? А как быть с растущими объемами инвестиций в неподдающиеся физическому измерению новые средства производства, в программное обеспечение компьютеров, в научно-исследовательские разработки, образование и здравоохранение?

А ведь это далеко не все особенности федерального счетоводства. Было бы интересно узнать, собираются ли сторонники принятия конституционной поправки заодно привести «в порядок» и все существующие правила расчета государственного бюджета? Может быть, для этого будет создана специальная комиссия или вопросы соответствия старых методик новым требовании будут решаться в суде?

Как обсуждалось на заседании Конгресса, поправка будет давать разрешение на государственные заимствования только при согласии на это трех пятых от общего числа конгрессменов,  а практика показывает,   что   преодоление такого  барьера   —   весьма непростая задача.  Однако в Америке найдется немало людей, которые скажут: «Я трачу ровно столько,   сколько  зарабатываю, законодательство штатов строго регламентирует исполнение властями местных бюджетов,  почему точно так же не может вести себя и федеральное правительство? Почему оно влезает в долги?» Однако нам не следует забывать, что почти все мы время от времени занимаем деньги —  на покупку дома,  оплату обучения детей,  приобретение автомашины или других товаров длительного пользования. Частный бизнес также не может обойтись без заимствований. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на рынок облигаций. Что же касается местных властей, то бюджетные ограничения касаются только их текущих расходов, все долгосрочные капиталовложения покрываются  за  счет  заемных  средств.

Поэтому  в  случае принятия поправки наше федеральное правительство окажется   единственным субъектом права, на которого  будут  наложены  непомерно жесткие ограничения на получение кредитов.

И наконец, последнее — поправка выглядит просто нелепо (может быть, к счастью) в своей претензии на всемогущество. Так, например, в одном из ее разделов говорится: «Перед началом каждого нового финансового года президент обязан передать Конгрессу проект бюджета, в котором общие расходы не должны превышать суммы всех поступлений». Однако что помешает президенту просто завысить ожидаемые доходы, чтобы уравновесить расходы? Принимая во внимание неопределенность многих формулировок проекта поправки, он может пойти на это с абсолютно чистой совестью.

Далее, в Разделе 1 заявляется буквально следующее: «Общие расходы каждого финансового года не должны превышать его доходов». Но кто может с уверенность сказать, что на самом деле произойдет с доходами или расходами? Вдруг резко возрастет заболеваемость населения и оно будет вынуждено больше пользоваться услугами федеральных служб медицинской помощи престарелым и малоимущим? А вдруг по каким-то причинам произойдет снижение доходов населения и соответственно снизятся поступления от сбора налогов? С таким же успехом этот раздел мог бы установить границу, запрещающую ее пересечение волнам Атлантического океана. Но что делать, если они все же нарушают ее? Возбудить дело об отстранении отдел президента, а заодно и всех членов Конгресса?

Что же касается способов уклонения от соблюдения ограничений, налагаемых этой поправкой, то тут я, пожалуй, даже приветствовал бы ее принятие и сразу же основал бы консультационную фирму и заработал бы миллионы на этом прибыльном деле.

В качестве простейшего варианта решения проблемы я предложил бы продажу государственной собственности, доход от которой пошел бы на покрытие бюджетного дефицита. Начать можно было бы с национальных парков и других государственных земель, стратегических запасов нефти и инфраструктуры государственной транспортной системы. Затем можно будет перейти к различным общественным зданиям, включая Капитолий и Белый дом, взяв их потом в аренду для привычного нам использования. Разумеется, может возникнуть ситуация, когда нам уже будет нечего продавать, но к тому времени накопится достаточно доказательств глупости обсуждаемой нами поправки для принятия другой, требующей ее отмены.

Источник: «The Wall Street Journals», January 22, 1997.

Comments are closed .