Рубрика: Архив газет

Невостребованные богатства русского леса

Лесной сектор российской промышленности может внести гораздо больший вклад в развитие экономики страны. По оценке специалистов, он способен без каких-либо потерь для будущих поколений ежегодно приносить России до 90 — 100 млрд дол. Этот возобновляемый ресурс при рациональном использовании мог бы оказать существенную помощь переводу российской экономики на инновационную модель развития. Ведь получает же схожая с нами по природным условиям Финляндия с запасами древесины в 46 раз меньше российских только от пяти лесопромышленных фирм 33 млрд дол. !

Критические точки

Мы усиленно экспортируем нефть: цены-то на мировом рынке невиданные! Но нефтяные запасы в отличие от леса невосполнимы. Их хватит на 18, а с учетом прогнозных данных на 25-27 лет. А дальше что? Так, может быть, лучше оставить нефть потомкам, а самим заняться богатствами лесов России, ресурсы которых при умелом управлении неиссякаемы и могут дать средства для инновационного развития экономики?

Место, занимаемое сейчас Россией на мировых рынках лесных товаров, явно не соответствует ее сырьевому и средозащитному потенциалу. Потребление на душу населения в стране пиломатериалов в 3, 5-6 раз, а бумаги и картона более чем на порядок ниже, чем в США, Японии, других развитых странах мира, и продолжает снижаться. Доля России в мировом экспорте пиловочника составляет лишь 2, 8 %, фанеры и древесных листов — 3, 7, бумаги и картона — 1, 3 %.

Исправлению сложившегося положения мешает нынешняя экспортная политика в отношении продукции российского лесопромышленного комплекса (ЛПК). Она фактически способствует продвижению на мировых рынках обладающих высокой добавленной стоимостью лесных товаров Швеции, Финляндии и Германии. Благодаря поставкам в эти страны дешевого древесного сырья из России они вошли в число ведущих экспортеров лесной и целлюлозно-бумажной продукции.

Наряду с недостаточным объемом производства и экспорта лесоматериалов и их неэффективной структурой выделяются две основные критические точки: низкое качество листовых древесных материалов и слабость мощностей по глубокой химико-механической переработке древесины. Остаются нерешенными проблемы производства высококачественной древесины, вопросы использования тонкомерных хлыстов и утилизации отходов.

Экспорт и импорт лесной продукции

Основная доля российского экспорта продукции российского ЛПК приходится на страны дальнего зарубежья. Особенно велика доля России в экспорте круглого необработанного леса. При 5 % мирового производства древесины мы вывозим за рубеж 38, 3 % от необходимого там «кругляка».

Находясь на среднемировом уровне, по экспорту пиломатериалов и целлюлозы, мы существенно отстаем от конкурентов по экспорту листовых материалов и особенно бумаги и картона. По последнему показателю — в 2 раза от среднемирового уровня и в 3 и более — от Швеции и Финляндии, обгоняя лишь Францию, которой наша страна уступает почти в 5 раз по экспорту целлюлозы.

Не может удовлетворять нас в долгосрочном плане и структура импорта лесобумажной продукции (он вырос лишь на 18, 7 %). При этом существенно увеличился ввоз в Россию бумаги и картона, мебели и особенно древесных плит. Это вызвано ростом использования таких плит и массивной древесины в производстве мебели.

Успехов в области технологии, за исключением налаживания с французами производства древесины путем ее обработки при температурах 160-260 градусов в инертной среде, отмечено не было. В целом же доля импорта продукции ЛПК, превышающая 50 % ее экспорта, для нас неоправданна.

Проблемы ЛПК

Основные технологии лесопромышленного производства, его техническое оснащение, система управления и правовая инфраструктура не отвечают международному уровню. Символической платой за право пользования лесными ресурсами (попенная плата) и низким уровнем оплаты труда у нас практически поддерживаются устаревшие технологии. Доля попенной платы в цене пиловочника хвойных пород в Финляндии, Швеции, Германии и США составляет 60-65 %, а у нас она не превышает 5 %. Но и в этих условиях рентабельность лесопильного производства в целом по РФ в 2003 году составила всего 5 %, а многие предприятия по результатам последних месяцев являются просто убыточными.

Присоединение России к ВТО еще более обострит проблему конкурентоспособности продукции отечественного ЛПК на мировых рынках. Наступление на его позиции усиливается уже сейчас. В конце минувшего года Евросоюз установил более жесткие правила фитосанитарного контроля за ввозимым на территорию ЕС лесом. Начиная со II квартала нового года ввозимый в ЕС лес, освобожденный от коры, должен проходить обработку специальными препаратами.

Для обеспечения лесоперерабатывающей промышленности Европы сырьем, возможно, на некоторое время будут введены квоты на поставки в страны ЕС леса прежнего качества. При этом европейские структуры постараются использовать ситуацию для существенного снижения цены на лес с несертифицированных участков, доля которых в России превышает 99 %.

Основными причинами низкой эффективности интеллектуальных и сырьевых ресурсов в лесном секторе российской экономики являются отсутствие научно обоснованной стратегии ее развития, просчеты и несоответствие институциональной системы и рыночных рычагов условиям глобализации, а также отсутствие инновационного механизма развития.

В рыночной экономике увеличение разрыва между спросом и предложением качественной древесины способствовало разработке систем лесопользования и технологий деревообработки, направленных на повышение эффективности использования и воспроизводства лесных ресурсов. В странах с развитым ЛПК 80 % древесины подвергается переработке в более доходные фанеру, древесные плиты, целлюлозу, бумагу и картон. В России же эта доля в 4 раза меньше.

За последние два десятилетия наблюдается существенный разрыв в качестве продукции российского ЛПК и западных фирм. В числе основных причин — ущербная система управления лесами и несоответствие правовой структуры страны международным стандартам. Эти проблемы лесного хозяйства России уже давно обсуждаются в правительстве, деловых кругах и научной общественностью. Более 8 лет разрабатывается Лесной кодекс России.

Правительство по рекомендации МЭРТ утвердило его проект, вызвавший стойкое сопротивление большинства лесных регионов. Их руководители предостерегают от продажи лесных участков, в том числе и арендаторам после 15 лет аренды. При обсуждении проекта Кодекса в Совете Федерации один из глав региональных администраций прямо заявил, что «если скупят лес, то колья у сельских жителей найдутся».

А что в перспективе?

Прежде всего предстоит определиться с собственностью на лесные угодья. Многообразие ее форм может дать ожидаемый эффект лишь при наличии институциональной инфраструктуры и полноты информации, обеспечивающей эффективный контроль за соблюдением собственниками частных лесов и чиновниками государственных органов управления лесами интересов большинства местного населения.

При обсуждении проекта Лесного кодекса на Совете законодателей его председатель Сергей Миронов назвал ситуацию, сложившуюся в лесном хозяйстве страны, опасной. По его мнению, главная причина — в отсутствии вертикальной государственной структуры управления ЛПК России. Если ситуацию не удастся переломить, то можно (после вступления страны в ВТО) потерять и внутрироссийский рынок леса. С него нас вытеснят иностранные конкуренты.

Comments are closed .