Рубрика: Архив газет

На высокие технологии низкий спрос

В России сегодня нет крупных национальных промышленных проектов. Инновации остаются делом одиночек.

Подумать только, ежегодный оборот наукоемкой продукции в мире превышает 3 триллиона долларов! Желание поиметь от этого жирного куска пирога сделалось с недавнего времени главной идей в руководстве страны.

Правильно, так и должно быть. Если Америка съедает от этого пирога 36%, Япония — 30%, чем мы хуже?

— Бизнес в сфере высоких технологий должен стать достойным и выгодным делом для России, — убежден министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко. — Сегодня доля нашей страны на рынке наукоемкой продукции — 0, 3%. Это смешная цифра по сравнению с тем интеллектуальным потенциалом, которым мы обладаем.

Нынешний Салон, проводившийся с неким ореолом юбилея, был призван содействовать изобретателям, разработчикам и производителям высокотехнологичной продукции в освоении российских и зарубежных рынков, в привлечении взаимовыгодных контактов.

Помните старинный послевоенный базар, где продавалось все вперемешку: квашеная капуста, сапоги, солдатские шинели, веники и произведения доморощенного искусства? Именно такое впечатление оставляет пятый Салон инноваций и инвестиций. Бижутерия и плюшевые игрушки соседствовали с пуленепробиваемыми материалами и лазерными технологиями. Те, кому все эти богатства предназначались, — инвесторы — в выставке практически не участвовали. Если внимательно просмотреть весь каталог Салона, можно найти два-три имени потенциальных инвесторов: ОАО «Система-венчур» — «дочка» АФК «Системы», ООО «Центр предпринимательства» (США — Россия), Харбинский политехнический институт.

Никакой объединяющей идеи во всей экспозиции не было. Ну хотя бы «Инновации — Родине».

Как показал Салон, инвесторы не стоят в очередь за изобретениями российских инноваторов. В России ведут активную деятельность множество центров трансфера технологий и венчурных фондов, представляющих интересы США, Англии, Германии, Франции, Италии, того же Китая. На базаре им делать нечего. Их работа четко программирована, имеет четкие цели, и они знают, как их достигать. Поэтому не случайно даже то незначительное количество наших инновационных продуктов, которые поступают в оборот мирового рынка технологий, возвращается к нам в виде готовых продуктов.
Просто они работают системно.

А у нас системы нет. Поэтому нынешний инноватор предлагает унифицированную бормашину, которую легко можно переоснастить… в пилу для ампутации конечностей.

Наш инноватор выглядит жалким не потому, что богатый иностранный спонсор игнорирует его разработки, а потому, что у нас отсутствует внутренний спрос на инновации. В России сегодня нет крупных национальных промышленных проектов, которые могли бы интегрировать наш колоссальный инновационный потенциал, способный дать мощный экономический прирост.

Comments are closed .