Рубрика: Архив газет

Джеффри Сакс предлагает рецепт решения экономических проблем Африки

АфрикаИзвестный ученый-экономист Джеффри Сакс работал консультантом прави­тельств ряда государств, ищущих пути ре­формирования национальных экономик и выхода на траекторию роста. За по­следнее десятилетие он оказывал помощь таким странам, как Боливия, Польша и Россия. Джеффри Сакс постоянно критикует деятельность Мирового банка и Меж­дународного валютного фонда, организаций, предоставляющих деньги и кон­сультационные услуги развивающимся странам. В приведенной статье рассма­триваются пути выхода африканских стран из состояния перманентной бед­ности.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ АФРИКАНСКИХ СТРАН ВПОЛНЕ РЕАЛЕН. Джеффри Сакс

В одной старой притче рассказывается о крестьянине, у которого стали дохнуть куры. Бедный крестьянин, не зная, как ему справиться с напастью, обратился за советом к священнику, и получил ответ: «Молись Богу». Крестьянин последовал совету, но куры продолжали дохнуть. Тогда священник предложил, чтобы в курятнике постоянно играла музыка, но кур оставалось все меньше. Подумав ещё, священнослужитель посоветовал кресть­янину перекрасить курятник. Когда не осталось ни одной курицы, священник с негодованием воскликнул: «Неблаго­дарные! Я ведь дал так много хороших советов!».

Похожая ситуация сложилась после распада колониальной системы. Моло­дые африканские государства с надеж­дой поглядывали в сторону стран-доно­ров (обычно, прежних метрополий) и на международные финансовые организа­ции, ожидая от них рецептов экономического роста. Однако катастрофический рост внешней задолженности поставил их на грань банкротства, дав новый виток бесконечному процессу консультаций и встреч с представителями Мирово­го банка и Международного валютно­го фонда (МВФ).

Вслед за священником из притчи так и хочется воскликнуть: «Неблаго­дарные! Столько хороших советов и никаких результатов!». Действительно, за период 1978-1987 гг. ВВП на ду­шу населения в Африке сократился на 0,7 % и на 0,6 % в следующие 7 лет. Небольшой рост в 0,6 % был достиг­нут в 1995 году, но он оказался гораздо ниже достижений других развиваю­щихся стран.

Никто не рискнул бы возлагать от­ветственность за эти неутешительные результаты на Мировой банк и МВФ, если бы в Африке отсутствовали пред­посылки подъёма, наблюдаемого в стра­нах других континентов, или причины её затянувшегося экономического неблагополучия представляли бы собой неразрешимую загадку. Однако статистические данные указывают на то, что низкие показатели роста могут быть объяснены, если мы проанализируем ряд экономических факторов, некоторые из которых подвержены влиянию политических решений.

К ним относятся:

  • уровень доходов населения, рост которого происходит в бедных странах быстрее, чем в богатых
  • рыночные преобразования экономи­ки, включая снятие ограничений во внешней торговле, либерализации внутреннего рынка, развитие процессов приватизации государст­венной собственности, защита прав частной собственности, снижение предельных ставок налогов
  • скорость роста сбережений населе­ния, которая, в свою очередь, зависит от темпов изменения государственных сбережений
  • географическая и отраслевая структура экономики

Изучение этих факторов позволяет объяснить причины затянувшегося от­ставания африканских стран. В то время как в условиях низких доходов населения их рост, в силу эффекта «быстрого старта», должен быть весьма существен­ным, ситуация складывается с точностью да наоборот, что во многом объясняется наличием высоких таможенных барьеров, невыносимых ставок налогов, низким уровнем внутренних сбережений и неблагоприятными природно-географическими условиями, в частности от­сутствием у 15 из 53 стран выхода к морю.

Но если отдельные аспекты внутрен­ней политики африканских государств тормозят экономическое развитие, поче­му же они продолжают существовать?

Исторические предпосылки антирыночной ориентации многих государств достаточно очевидны. После более чем векового периода колониального гнета освободившиеся государства относятся к свободной торговле и к иностранному капиталу как к угрозе национальному суверенитету. Подобно Сукарно в Ин­донезии, Дж. Неру в Индии и X. Перону в Аргентине, они придерживаются принципов «экономической независимости» и «руководящей роли государства», вклю­чая правительственный контроль над многими отраслями промышленности. В результате большинство африканских стран добровольно оказались в услови­ях экономической изоляции.

Еще в 1755 году Адам Смит высказал широко известную мысль о том, что:

«для перехода государства из состояния дре­мучего варварства к высшим ступеням развития требуется не так уж много условий помимо внутреннего мира, нео­бременительных налогов и соблюдения законности».

Посмотрим, как обстоит дело с выполнением этих условий в Аф­рике. Конечно, обеспечить мир совсем непросто, однако сегодня условия для его установления все же более благо­приятны, чем представляются в сооб­щениях прессы. Несколько крупномас­штабных конфликтов, опустошавших континент, удалось погасить, остальные близки к завершению. Решение проблем Либерии, Руанды и Сомали шло бы бы­стрее, если бы Запад оказал поддержку миротворческим усилиям других афри­канских государств.

В «необременительных налогах» так же заинтересованы МВФ и Мировой банк. Однако в этом вопросе поведение МВФ выглядит преступно небрежным, если не беззаконным. Все африканские государства нуждаются в реформи­ровании налоговой системы, поскольку разумное налогообложение — важней­шее условие развития международной торговли, а ее рост во многом зависит от успехов интеграции в международ­ное экономическое сообщество. Афри­ка легко покончит с добровольной са­моизоляцией от мировых рынков, если уменьшит таможенные тарифы и экс­портные пошлины на сельскохозяйствен­ную продукцию. Налоги с доходов кор­пораций также должны быть снижены с сегодняшних 40% до 20%-30%, как в быстроразвивающихся странах Азии.

Знание высказывания Адама Смита о важности соблюдения законности не приводит к автоматическому ее укре­плению. Ключевой момент усиления власти закона — либерализация рын­ка. Свободная торговля, конвертиру­емость валюты и укрепление позиций частного бизнеса в значительной мере выбивают почву из-под ног коррумпи­рованного чиновничества и позволяют правительству сконцентрировать уси­лия на вопросах государственного строительства, стабилизации курса на­циональной валюты, укрепления правосудия, развития общественного здра­воохранения и образования.

Но все это будет возможно только в том случае, если правительству удастся свести государственные расходы к необ­ходимому минимуму. Азиатские страны показали пример того, что расходы мо­гут быть ограничены 20 % ВВП (в Ки­тае этот показатель составляет 13 %). В частности расходы на образование со­ставляют примерно 5 % ВВП, на здра­воохранение 3 %, на работу госаппарата 2 %, на содержание армии и полиции 3 % ВВП. Государственные инвестиции мо­гут достигать уровня 5 % ВВП при условии, что частный сектор возьмет на себя финансирование развития системы теле­коммуникаций, портовых сооружений и объектов энергетики.

Подобная схема бюджета исключа­ет многие виды государственных рас­ходов. В частности, социальная сфера финансируется в ней лишь по двум ста­тьям — образования и здравоохране­ния (хотя, на мой взгляд, доля каждой из них должна повыситься до 8 % ВВП). Отменяются все субсидии час­тным фирмам и посредническим орга­низациям, а также дотации на питание и оплату жилья для городских рабо­чих. Но что особенно важно, в этом бюджете не заложена оплата процентов по иностранным займам. Такой подход необходим, поскольку большинство аф­риканских стран неплатежеспособны и для создания благоприятных стар­товых условий экономического роста наряду с внутренними реформами не­обходимо снижение их внешних дол­говых обязательств.

Источник: «Economist», 29 Июня 1996 года

Comments are closed .